Метка: Эдуард Артемьев биография

Эдуард Артемьев биография

Эдуард Артемьев биография

Эдуард Артемьев биография

Эдуард Артемьев биография

Эдуард Артемьев биография

Биография #1 Эдуард Николаевич Артемьев

Родился 30 ноября 1937 года в Новосибирске. Отец — Артемьев Николай Васильевич (1905-1986). Мать — Артемьева Нина Алексеевна (1915-1997). Супруга — Артемьева Изольда Алексеевна (1936 г. рожд.). Сын — Артемьев Артемий Эдуардович (1966 г. рожд.).

Сочинять музыку Эдуард Артемьев начал ещё учеником Московского хорового училища (1953-55) под руководством М.А. Парцхаладзе, организовавшего в те годы в училище факультативный вектор движения композиции. Нетрадиционность творческого мышления, увлечение звуковой красочностью, заинтересованность к необычным тембрам и тембровым сочетаниям проявились у Артемьева уже тогда. В числе впечатлений, пробудивших в нем тягу к сочинению, были поздние опусы Скрябина, услышанные дома в исполнении его дяди — хорового дирижера Н.И. Демьянова, преподававшего теоретические предметы в Московском хоровом училище и в консерватории, произведения Дебюсси и Стравинского. У дяди была большая музыкальная библиотека, где была собрана вся оперная классика. Артемьев с детства весьма любил и неплохо знал произведения итальянских композиторов — Пуччини, Беллини, Доницетти…

В 1960 году Эдуард Артемьев окончил теоретико-композиторский факультет Московской консерватории по классу Ю.А. Шапорина и Н.Н. Сидельникова. Творческую судьбу композитора определила саммит с инженером и математиком Е.А. Мурзиным — создателем первого фотоэлектронного синтезатора АНС, названного так в честь Александра Николаевича Скрябина.

В 1960 году, когда АНС, установленный в музее А.Н. Скрябина, привлек к себе целую группу молодых композиторов, в отечественной музыке родилось новое ориентация — ориентация электронной музыки. Среди первых энтузиастов был и Эдуард Артемьев. В 1961-63 годах он работал в научно-исследовательском институте в лаборатории исследования звука у Мурзина, по существу стал его учеником в электронике. Сегодня Э. Артемьева называют основателем отечественной электронной музыки наряду с Е. Мурзиным. Не только в силу того что, что из композиторов, обратившихся к идеально новой области музыкального искусства, — а это были А. Волконский, Н. Никольский, С. Крейчи, позднее А. Немтин, О. Булошкин, Ш. Калош, С. Губайдуллина, Э. Денисов, А. Шнитке, В. Мартынов — он один связал с ней свою судьбу. Он, по существу, сберег в России целое ориентация, продолжая в нем трудиться, когда по указанию свыше студия Мурзина была закрыта, и многое вложил в его формирование.

С первых же дней работы на АНСе Э. Артемьев вел занятие, которую без таких понятий, как энтузиазм, самоотдача, охарактеризовать не разрешено. Острая дискуссия около электронной музыки осложняла и без того ограниченные условия для ее развития. Э. Артемьев же ее пропагандировал, выступал в печати, погрузился в эксперименты, в исследование смежных для нового вида композиции областей — акустики, основ электроники, приобретал навыки стереозвукозаписи, приобщаясь к практике звукоинженера, увлекся исследованием истории и теории электронной музыки (написал «Заметки об электронной музыке»). Когда же Мурзин при поддержке Шостаковича добился в 1966 году открытия в Москве студии электронной музыки, Артемьев продолжил работу в ней.

Сегодня Эдуард Артемьев — признанный вождь российской электронной музыки. Многие его эксперименты и открытия осуществлены на почве электронного синтеза, авторитетным исследователем и поэтичнейшим мастером которого он является. Артемьев пишет ослепительно, талантливо, увлекая силой своего воображения, темпераментом, благородным артистизмом. Его звуковой мир самобытен, узнаваем, демократичен.

Эдуард Артемьев — автор большого числа произведений, разнообразных по тематике, жанрам, стилевому направлению, творческим задачам. В творческой эволюции композитора своеобразно преломились культурные тенденции времени. В смене стилевых направлений обнаружились различные грани его индивидуальности.

Сочинения 1960-х — начала 1970-х годов принадлежат эстетике авангарда. В первые послеконсерваторские годы Артемьев работает с традиционными составами (в то же время он уже осваивает АНС). В тот самый отрезок времени им написаны произведения крупных форм: оратория на вирши А. Твардовского «Я убит подо Ржевом» (1960, дипломная работа), симфоническая сюита «Хороводы» (1960), сюита для женского хора и оркестра «Лубки» (1962), кантата «Вольные песни» (на тексты из народной поэзии, 1967), одночастный концерт для альта (1961), музыка к пантомиме «За мертвыми душами» (1966).

Уже в ранних партитурах Артемьева явственно просматривается ориентация, в котором шли поиски воплощения оркестровыми средствами новых музыкальных идей — темброгармонических, сонорных, пространственных — тех, что композитор вскоре так вестимо реализует в электронике.

В ранних электронных композициях Артемьева, написанных в отрезок времени изучения АНСа, главным образом демонстрируются возможности инструмента (по критериям 1960-х годов оснащенность многоголосного электронного синтезатора Мурзина была уникальной). Это небольшие по продолжительности характерные пьесы «В космосе», «Звездный ноктюрн» (1961), «Этюд» (1964). В этих произведениях Артемьевым найдены электронные сонорные звучности, колористические фоны, дающие пространственный результат.

Еще в начале 1960-х годов электронными опытами Артемьева заинтересовались кинематографисты. Поначалу звукошумовыми напластованиями, электронными эффектами, подчеркнуто «неземным» звучанием озвучивались в основном научно-популярные фильмы «космической» тематики. Таким был, в частности, и первостепеннный киномузыкальный навык Э. Артемьева в фильме «Мечте навстречу» режиссера Н. Корюкова (1961, совместно с композитором В. Мурадели), документальных лентах «Планета Океан», «Дом в космосе», сюжетах в киножурнале «Хочу все знать», «Альманахе кинопутешествий». В это же время он создал электронно-музыкальный дизайн для выставочных павильонов «Электроника» в Москве и «Советская космическая техника» в Лондоне (1962). Обе работы были отмечены медалями.

Первая крупная служба Артемьева в области электронной музыки — «Мозаика» (1967), в которой он приходит к новому для себя типу композиции — электронно-сонорной технике. В «Мозаике» тембры — «соноры» становятся самостоятельными выразителями движения звука в пространстве. Композиция получила признание на фестивалях современной музыки во Флоренции (1968), Венеции (1969), Оранже (1970) и других городах, где она представляла советскую электронику — синтезатор АНС и музыку, на нем созданную, знакомя западных коллег с деятельностью московской электронной студии.

«Мозаика» для Артемьева — произведение этапное. В ней композитор нашел свой дорога, метод художественного выражения, открыл для себя новые приемы электронного синтеза, многоканальной записи, раскрыл себя как архитектор и стихотворец звука.

«Возможность проникновения в микрокосмос тембра, поиска в области создания контролируемых пространств» Артемьев осуществил в композиции «12 взглядов на мир звука: Вариации на единственный тембр» (1969), которая по уникальности технического замысла отнесена к серьезным вехам важный электронной музыки.

В 1967 году Артемьев пишет музыку к фильму режиссера С. Самсонова «Арена» (киностудия «Мосфильм»). С тех пор кинематограф прочно вошел в существование композитора, став для него, по его собственному признанию, «прекрасной лабораторией для разнообразных творческих экспериментов» — от чисто внешних звуковых эффектов, спроецированных на «ирреальный» видеоряд, до синтеза в электроакустической палитре фильма различных стилистических пластов. Эдуард Артемьев — единственный из первых отечественных композиторов, начавших обширно использовать электронные звучания в кинофильмах.

Важную образ в творческой жизни композитора сыграла саммит с Андреем Тарковским. Тарковского привлекла аудиовизуальность, пространственность музыки Артемьева, его способность выстраивать сложные ассоциативные ходы, творить обобщенные образы-символы. Неординарные задачи, поставленные режиссером, требовали новых творческих поисков от композитора. Артемьев принял участие в трех фильмах Тарковского: «Солярис» (1972), «Зеркало» (1975) и «Сталкер» (1980) — причем в «Солярисе» как создатель всего звукового пространства, а не только как автор собственно музыки, а кроме того в спектакле «Гамлет», постановку которого Тарковский осуществил в 1970-е годы в Московском театре имени Ленинского комсомола. Работа над «Солярисом» знаменательна ещё и тем, что к этому фильму Артемьевым была создана первая электронная партитура — одна из немногих сохранившихся партитур ранней отечественной электронной музыки.

Середина 1970-х годов знаменует начало нового этапа в творчестве Эдуарда Артемьева, его музыка обретает иные черты. Композитор проявляет увеличенный заинтересованность к рок-культуре, в которой его привлекла в первую очередность новая «эстетика» звука, подразумевающая яркую, открытую эмоциональность, увеличенный экспрессивный тонус высказывания, его «направленность на слушателя», демократизм музыкального языка. «Для меня самое сильное «оружие» музыки — ее эмоциональное начало, способность прямо воздействовать на струны души, принуждать их резонировать», — считает композитор.

Артемьев видит творческие перспективы в ассимиляции достижений профессиональной академической школы и рок-культуры на базе электронной техники. Главным качеством его музыки становится способность к любым соединениям — жанровым, стилистическим, «техническим», открытость разным музыкальным традициям. Ярким примером этому служит кантата «Ритуал» (1980, 1987 — новая редакция под названием «Ода доброму вестнику») на вирши Пьера де Кубертена для нескольких хоров, синтезаторов, рок-группы и симфонического оркестра, написанная для торжественного открытия Олимпийских игр в Москве (1980) и представляющая собой, по словам автора, «синтез всех известных техник». Другие сочинения этого периода — симфония «Семь врат в мир Сатори» для скрипки, рок-группы и электронной фонограммы (1974); электронная рок-композиция «Мираж» (1974); поэма для рок-ансамбля и фонограммы «Человек у огня» (1977); вокально-инструментальный цикл «Тепло земли» (1981, оперная версия — 1988), Три поэмы для сопрано и синтезатора на вирши Поля Целана и Сигитаса Геды (на литовском языке) — «Белый голубь», «Видение» и «Лето» (все 1982); симфония «Пилигримы» (1982); многие киномузыкальные работы («Сибириада», «Охота на лис», «Конец вечности», «Лунная радуга» и др.).

Примерно с конца 1980-х годов в произведениях Артемьева появляется новое свойство. Унаследованные от стиля 1970-х годов демократические устремления, не связанные настолько прямо с рок-эстетикой, смыкаются с идеями авангарда и поставангарда, рациональное — с интуитивным.

В 1989 году на основе музыки к фильмам Тарковского Артемьевым создан цикл из 13 композиций, объединенных общим названием «Солярис», «Зеркало», «Сталкер» — заново написанные пьесы «Тема», «Поезд», «Болезнь», «Станция», «Слушая Баха», «Исход», «Они шли долго», «Сон», «Медитация», «Океан», «Картина Брейгеля», «Возвращение», «Посвящение А. Тарковскому». Вызывая ассоциации с теми или иными эпизодами фильмов Тарковского, цикл ретроспективно создает образ поэтического мира режиссера. Альбом с записью этого произведения Э. Артемьева был выпущен голландской фирмой «Boudisque» в 1990 году, объявленном ЮНЕСКО годом Тарковского.

Композиция Артемьева «Три взгляда на революцию», созданная к 200-летию Французской революции, стала настоящим открытием на Фестивале электронной музыки в Бурже 1989 года. «Его музыка могущественная, выполненная с выдающимся совершенством, — писала газета «Diario de Lisboa». — Это произведение типично русского композитора, воспитанного в традициях Мусоргского, Стравинского, Шостаковича… Это музыка немалый эпической силы и экспрессии». Необычно по замыслу и материалу произведение «Фантом из Монголии» (1991) для женского голоса и синтезаторов.

Композиция «I would like to return» («Я хотел бы вернуться», 1993) являет собой чистый стандарт компьютерной музыки и во многом автобиографична. В структурном плане произведение отражает этапы эволюции технологии электронной музыки от ее зарождения до наших дней.

Тенденция к синтезу стилей и жанров воплотилась в произведении Артемьева «Здесь и там» (1996): терцет для тенора, сопрано и рок-певца с симфоническим оркестром на вирши Ю. Ряшенцева объединил традиции академического оперного ансамбля и пения в стиле рок.

В 2000 году Эдуард Артемьев завершил работу над оперой «Раскольников» по роману Ф. Достоевского «Преступление и наказание» (либретто А. Кончаловского, М. Розовского, Ю. Ряшенцева), начатой им ещё в 1977 году. Первоначально задумывая близкое произведение в жанре рок-оперы, композитор понемногу пришел к полистилистике, наряду с рок-группой используя симфонический оркестр, русские народные инструменты и все те средства, которыми располагает современная электронно-акустическая методика.

Эдуард Артемьев — единственный из ведущих мастеров отечественной киномузыки. Более 150 «озвученных» им отечественных и зарубежных картин (художественных, документальных, мультипликационных), уймище театральных, радио- и телепостановок впечатляют разнообразием тем, сюжетов, жанров, разнородностью художественных задач. Помимо А. Тарковского композитор работал с режиссерами Н. Михалковым, А. Кончаловским, В. Абдрашитовым, С. Самсоновым, А. Орловым, А. Хамидовым и многими другими.

С Никитой Михалковым сделаны все картины («Свой посреди чужих, сторонний посреди своих», «Раба любви», «Несколько дней из жизни Обломова», «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Родня», «Урга», «Утомленные солнцем», «Сибирский цирюльник»), осуществлена постановка «Механического пианино» в Италии на сцене Театра ди Рома. Сотрудничество с А. Кончаловским, начатое в «Сибириаде», в работе над оперой «Преступление и наказание», продолжилось на сцене парижского театра «Одеон» в чеховской «Чайке», а ещё на студиях Голливуда в фильмах «Дуэт для одного», «Гомер и Эдди», «Ближний круг», «Одиссей». В Голливуде Э. Артемьев работал и с другими режиссерами: Л. Шиллер, Д. Голден, Ю. Нейман (к/к «Double Jeopardy», «Burial of the Rats», «Heart of the deal»).

«Артемьев великолепно чувствует экран, — отмечает Вадим Абдрашитов, с которым композитор сотрудничал в фильмах «Охота на лис» и «Остановился поезд», — он ни при каких обстоятельствах не пишет иллюстративной музыки. Его музыка контрапунктирует изображению, дополняет, раскрывает глубинный толк кадра». По словам Никиты Михалкова, Артемьев обладает «поразительными способностями стилиста». Традиции лирико-драматических симфоний XIX века слышны в его музыке к «Гобсеку», возвышенный трагизм барокко — в «старинной» музыке для инструментов Страдивари («Визит к Минотавру»), ретро начала XX века — в картине «Раба любви», музыкальная медитация дзэн-буддизма — в «Сталкере»…

Большой популярностью пользовались пластинки с записью его киномузыки, в частности диск-альбомы «Картины-настроения» и «Картины-настроения. II», куда вошли фрагменты нескольких киноработ, компакт-диск «Территория любви» с фрагментами из музыки к фильмам Никиты Михалкова. Киномузыка Артемьева вызывает здоровенный заинтересованность и за рубежом. Во Франции выпущена пластинка с записью многочастной композиции, созданной для сериала Андрея Кончаловского «Сибириада» (1979), компакт-диски с музыкой к картинам Н. Михалкова «Урга» (1991) и «Утомленные солнцем» (1995). В США — «Ближний круг» с музыкой к кинокартине А. Кончаловского (1992). В Голландии в 1990 году выпущен в свет компакт-диск с большим циклом пьес, созданным по мотивам музыки к фильмам Андрея Тарковского, куда вошла кроме того композиция «Посвящение А. Тарковскому», нарочно написанная для этого случая (1989). В 2000 году французская фирма «Musea» переиздала на компакт-диске по лицензии российской компании «Мелодия» вокально-инструментальную композицию «Тепло земли» на вирши Юрия Рытхэу.

Сочинения Эдуарда Артемьева звучали в Англии, Франции, Германии, Италии, Венгрии, Финляндии, Канаде, США, Бразилии, Аргентине, Японии, Австралии. В 1990 году российская фирма «Электрошок Рекордз» выпустила пластинку с произведениями композиторов, работавших в московской электронной студии на АНСе. Она названа «Музыкальные приношения» и посвящена памяти Евгения Мурзина (в нее, в том числе, вошли «Мозаика» и «12 взглядов на мир звука» Э. Артемьева).

Э. Артемьев является президентом основанной им в 1990 году Российской ассоциации электроакустической музыки, членом исполнительного комитета Интернациональной конфедерации электроакустической музыки ICEM при ЮНЕСКО. Он читает лекции для студентов-композиторов Московской консерватории, проводит мастер-классы. С 1964 по 1985 год он работал старшим преподавателем по классу инструментовки в Институте культуры.

Э.Н. Артемьев — Народный артист России (1999), Заслуженный участник искусств РФ (1985), лауреат четырех Государственных премий в области литературы и искусства (1988, 1993, 1995, 1999) за художественные кинофильмы «Курьер», «Урга», «Утомленные солнцем» и «Сибирский цирюльник», двух премий Ника (1995, 2000) за музыку к кинофильмам «Лимита» и «Мама», премии «Искусство объединения Человека и информации» в номинации «Искусство» (2000), премии «Святой Георгий» XXIII Московского международного кинофестиваля «За выдающийся вклад в важный кинематограф» (2001). Член Союза композиторов и Союза кинематографистов РФ.

Живет и работает в Москве.

Биография #2 Эдуард Николаевич Артемьев

Эдуард Артемьев – единственный из наиболее известных и признанных отечественных композиторов современности, тот, что на протяжении всего творческого пути смело преодолевает границы жанров и стилей. Он – автор сотен камерных, симфонических и электронных произведений больших и малых форм, которые неизменно вызывают заинтересованность как у музыкальной элиты, так и у широкой публики. Эдуард Артемьев – единственный из основоположников электронного направления в отечественной музыке, и как раз он стал первым композитором, использовавшем электронную музыку в советском кино (кино «Мечте навстречу», 1963 год). Что стало бы с отечественным кинематографом как советской, так и постсоветской поры, если бы из него неким мистическим образом испарилась музыка Эдуарда Артемьева? Более 140 фильмов лишились бы свою выразительность и законченность, как если бы с полотен живописцев убрали шикарные драпировки и изысканные фоны, благодаря которым картина предстает перед зрителем во всей своей полноте. Эдуард Артемьев не является композитором, пишущим только для кино, но его образ в истории этого искусства нереально переоценить. «Солярис», «Раба любви», «Сибириада», «Курьер», «Сибирский цирюльник» — целые киноэпохи нашли отображение в творчестве Эдуарда Артемьева. Фильмы, в которых звучит его музыка, составляют славу отечественного кинематографа. Лауреат трех Государственных премий России, обладатель премии Оскар, участник и победитель многих престижных международных конкурсов и фестивалей… В чем же секрет невероятной востребованности композитора, чья музыка не вписывается в рамки популярных направлений и не рассчитана на поверхностное восприятие? Своеобразным ключем к пониманию феномена Эдуарда Артемьева являются слова самого композитора: «Несмотря на очевидные и впечатляющие достижения и захватывающие перспективы новых технологий, главным ориентиром и объектом музыки остаeтся мужчина. К нему она обращена и в нeм черпает энергию. В этом свете наука и методика только могущественные инструменты, расширяющие наши возможности в духовном познании Божественной сущности Бытия». Антропоцентризм, экспрессия, бережное проникновение во внутренний мир человека характерны для всей музыки Эдуарда Артемьева. Его творчество пронизано искренностью и лиричностью и в силу того что рядом и ясно каждому.

Эдуард Артемьев биография

Эдуард Артемьев биография

Эдуард Артемьев биография

Эдуард Артемьев биография

Эдуард Артемьев биография

Биография #1 Эдуард Николаевич Артемьев

Эдуард Артемьев – единственный из наиболее известных и признанных отечественных композиторов современности, тот, что на протяжении всего творческого пути смело преодолевает границы жанров и стилей. Он – автор сотен камерных, симфонических и электронных произведений больших и малых форм, которые неизменно вызывают заинтересованность как у музыкальной элиты, так и у широкой публики. Эдуард Артемьев – единственный из основоположников электронного направления в отечественной музыке, и как раз он стал первым композитором, использовавшем электронную музыку в советском кино (кино «Мечте навстречу», 1963 год). Что стало бы с отечественным кинематографом как советской, так и постсоветской поры, если бы из него неким мистическим образом испарилась музыка Эдуарда Артемьева? Более 140 фильмов лишились бы свою выразительность и законченность, как если бы с полотен живописцев убрали шикарные драпировки и изысканные фоны, благодаря которым картина предстает перед зрителем во всей своей полноте. Эдуард Артемьев не является композитором, пишущим только для кино, но его образ в истории этого искусства нереально переоценить. «Солярис», «Раба любви», «Сибириада», «Курьер», «Сибирский цирюльник» — целые киноэпохи нашли отображение в творчестве Эдуарда Артемьева. Фильмы, в которых звучит его музыка, составляют славу отечественного кинематографа. Лауреат трех Государственных премий России, обладатель премии Оскар, участник и победитель многих престижных международных конкурсов и фестивалей… В чем же секрет невероятной востребованности композитора, чья музыка не вписывается в рамки популярных направлений и не рассчитана на поверхностное восприятие? Своеобразным ключем к пониманию феномена Эдуарда Артемьева являются слова самого композитора: «Несмотря на очевидные и впечатляющие достижения и захватывающие перспективы новых технологий, главным ориентиром и объектом музыки остаeтся мужчина. К нему она обращена и в нeм черпает энергию. В этом свете наука и методика только могущественные инструменты, расширяющие наши возможности в духовном познании Божественной сущности Бытия». Антропоцентризм, экспрессия, бережное проникновение во внутренний мир человека характерны для всей музыки Эдуарда Артемьева. Его творчество пронизано искренностью и лиричностью и в силу того что рядом и ясно каждому.

Биография #2 Эдуард Николаевич Артемьев

Родился 30 ноября 1937 года в Новосибирске. Отец — Артемьев Николай Васильевич (1905-1986). Мать — Артемьева Нина Алексеевна (1915-1997). Супруга — Артемьева Изольда Алексеевна (1936 г. рожд.). Сын — Артемьев Артемий Эдуардович (1966 г. рожд.).

Сочинять музыку Эдуард Артемьев начал ещё учеником Московского хорового училища (1953-55) под руководством М.А. Парцхаладзе, организовавшего в те годы в училище факультативный вектор движения композиции. Нетрадиционность творческого мышления, увлечение звуковой красочностью, заинтересованность к необычным тембрам и тембровым сочетаниям проявились у Артемьева уже тогда. В числе впечатлений, пробудивших в нем тягу к сочинению, были поздние опусы Скрябина, услышанные дома в исполнении его дяди — хорового дирижера Н.И. Демьянова, преподававшего теоретические предметы в Московском хоровом училище и в консерватории, произведения Дебюсси и Стравинского. У дяди была большая музыкальная библиотека, где была собрана вся оперная классика. Артемьев с детства весьма любил и неплохо знал произведения итальянских композиторов — Пуччини, Беллини, Доницетти…

В 1960 году Эдуард Артемьев окончил теоретико-композиторский факультет Московской консерватории по классу Ю.А. Шапорина и Н.Н. Сидельникова. Творческую судьбу композитора определила саммит с инженером и математиком Е.А. Мурзиным — создателем первого фотоэлектронного синтезатора АНС, названного так в честь Александра Николаевича Скрябина.

В 1960 году, когда АНС, установленный в музее А.Н. Скрябина, привлек к себе целую группу молодых композиторов, в отечественной музыке родилось новое ориентация — ориентация электронной музыки. Среди первых энтузиастов был и Эдуард Артемьев. В 1961-63 годах он работал в научно-исследовательском институте в лаборатории исследования звука у Мурзина, по существу стал его учеником в электронике. Сегодня Э. Артемьева называют основателем отечественной электронной музыки наряду с Е. Мурзиным. Не только в силу того что, что из композиторов, обратившихся к идеально новой области музыкального искусства, — а это были А. Волконский, Н. Никольский, С. Крейчи, позднее А. Немтин, О. Булошкин, Ш. Калош, С. Губайдуллина, Э. Денисов, А. Шнитке, В. Мартынов — он один связал с ней свою судьбу. Он, по существу, сберег в России целое ориентация, продолжая в нем трудиться, когда по указанию свыше студия Мурзина была закрыта, и многое вложил в его формирование.

С первых же дней работы на АНСе Э. Артемьев вел занятие, которую без таких понятий, как энтузиазм, самоотдача, охарактеризовать не разрешено. Острая дискуссия около электронной музыки осложняла и без того ограниченные условия для ее развития. Э. Артемьев же ее пропагандировал, выступал в печати, погрузился в эксперименты, в исследование смежных для нового вида композиции областей — акустики, основ электроники, приобретал навыки стереозвукозаписи, приобщаясь к практике звукоинженера, увлекся исследованием истории и теории электронной музыки (написал «Заметки об электронной музыке»). Когда же Мурзин при поддержке Шостаковича добился в 1966 году открытия в Москве студии электронной музыки, Артемьев продолжил работу в ней.

Сегодня Эдуард Артемьев — признанный вождь российской электронной музыки. Многие его эксперименты и открытия осуществлены на почве электронного синтеза, авторитетным исследователем и поэтичнейшим мастером которого он является. Артемьев пишет ослепительно, талантливо, увлекая силой своего воображения, темпераментом, благородным артистизмом. Его звуковой мир самобытен, узнаваем, демократичен.

Эдуард Артемьев — автор большого числа произведений, разнообразных по тематике, жанрам, стилевому направлению, творческим задачам. В творческой эволюции композитора своеобразно преломились культурные тенденции времени. В смене стилевых направлений обнаружились различные грани его индивидуальности.

Сочинения 1960-х — начала 1970-х годов принадлежат эстетике авангарда. В первые послеконсерваторские годы Артемьев работает с традиционными составами (в то же время он уже осваивает АНС). В тот самый отрезок времени им написаны произведения крупных форм: оратория на вирши А. Твардовского «Я убит подо Ржевом» (1960, дипломная работа), симфоническая сюита «Хороводы» (1960), сюита для женского хора и оркестра «Лубки» (1962), кантата «Вольные песни» (на тексты из народной поэзии, 1967), одночастный концерт для альта (1961), музыка к пантомиме «За мертвыми душами» (1966).

Уже в ранних партитурах Артемьева явственно просматривается ориентация, в котором шли поиски воплощения оркестровыми средствами новых музыкальных идей — темброгармонических, сонорных, пространственных — тех, что композитор вскоре так вестимо реализует в электронике.

В ранних электронных композициях Артемьева, написанных в отрезок времени изучения АНСа, главным образом демонстрируются возможности инструмента (по критериям 1960-х годов оснащенность многоголосного электронного синтезатора Мурзина была уникальной). Это небольшие по продолжительности характерные пьесы «В космосе», «Звездный ноктюрн» (1961), «Этюд» (1964). В этих произведениях Артемьевым найдены электронные сонорные звучности, колористические фоны, дающие пространственный результат.

Еще в начале 1960-х годов электронными опытами Артемьева заинтересовались кинематографисты. Поначалу звукошумовыми напластованиями, электронными эффектами, подчеркнуто «неземным» звучанием озвучивались в основном научно-популярные фильмы «космической» тематики. Таким был, в частности, и первостепеннный киномузыкальный навык Э. Артемьева в фильме «Мечте навстречу» режиссера Н. Корюкова (1961, совместно с композитором В. Мурадели), документальных лентах «Планета Океан», «Дом в космосе», сюжетах в киножурнале «Хочу все знать», «Альманахе кинопутешествий». В это же время он создал электронно-музыкальный дизайн для выставочных павильонов «Электроника» в Москве и «Советская космическая техника» в Лондоне (1962). Обе работы были отмечены медалями.

Первая крупная служба Артемьева в области электронной музыки — «Мозаика» (1967), в которой он приходит к новому для себя типу композиции — электронно-сонорной технике. В «Мозаике» тембры — «соноры» становятся самостоятельными выразителями движения звука в пространстве. Композиция получила признание на фестивалях современной музыки во Флоренции (1968), Венеции (1969), Оранже (1970) и других городах, где она представляла советскую электронику — синтезатор АНС и музыку, на нем созданную, знакомя западных коллег с деятельностью московской электронной студии.

«Мозаика» для Артемьева — произведение этапное. В ней композитор нашел свой дорога, метод художественного выражения, открыл для себя новые приемы электронного синтеза, многоканальной записи, раскрыл себя как архитектор и стихотворец звука.

«Возможность проникновения в микрокосмос тембра, поиска в области создания контролируемых пространств» Артемьев осуществил в композиции «12 взглядов на мир звука: Вариации на единственный тембр» (1969), которая по уникальности технического замысла отнесена к серьезным вехам важный электронной музыки.

В 1967 году Артемьев пишет музыку к фильму режиссера С. Самсонова «Арена» (киностудия «Мосфильм»). С тех пор кинематограф прочно вошел в существование композитора, став для него, по его собственному признанию, «прекрасной лабораторией для разнообразных творческих экспериментов» — от чисто внешних звуковых эффектов, спроецированных на «ирреальный» видеоряд, до синтеза в электроакустической палитре фильма различных стилистических пластов. Эдуард Артемьев — единственный из первых отечественных композиторов, начавших обширно использовать электронные звучания в кинофильмах.

Важную образ в творческой жизни композитора сыграла саммит с Андреем Тарковским. Тарковского привлекла аудиовизуальность, пространственность музыки Артемьева, его способность выстраивать сложные ассоциативные ходы, творить обобщенные образы-символы. Неординарные задачи, поставленные режиссером, требовали новых творческих поисков от композитора. Артемьев принял участие в трех фильмах Тарковского: «Солярис» (1972), «Зеркало» (1975) и «Сталкер» (1980) — причем в «Солярисе» как создатель всего звукового пространства, а не только как автор собственно музыки, а кроме того в спектакле «Гамлет», постановку которого Тарковский осуществил в 1970-е годы в Московском театре имени Ленинского комсомола. Работа над «Солярисом» знаменательна ещё и тем, что к этому фильму Артемьевым была создана первая электронная партитура — одна из немногих сохранившихся партитур ранней отечественной электронной музыки.

Середина 1970-х годов знаменует начало нового этапа в творчестве Эдуарда Артемьева, его музыка обретает иные черты. Композитор проявляет увеличенный заинтересованность к рок-культуре, в которой его привлекла в первую очередность новая «эстетика» звука, подразумевающая яркую, открытую эмоциональность, увеличенный экспрессивный тонус высказывания, его «направленность на слушателя», демократизм музыкального языка. «Для меня самое сильное «оружие» музыки — ее эмоциональное начало, способность прямо воздействовать на струны души, принуждать их резонировать», — считает композитор.

Артемьев видит творческие перспективы в ассимиляции достижений профессиональной академической школы и рок-культуры на базе электронной техники. Главным качеством его музыки становится способность к любым соединениям — жанровым, стилистическим, «техническим», открытость разным музыкальным традициям. Ярким примером этому служит кантата «Ритуал» (1980, 1987 — новая редакция под названием «Ода доброму вестнику») на вирши Пьера де Кубертена для нескольких хоров, синтезаторов, рок-группы и симфонического оркестра, написанная для торжественного открытия Олимпийских игр в Москве (1980) и представляющая собой, по словам автора, «синтез всех известных техник». Другие сочинения этого периода — симфония «Семь врат в мир Сатори» для скрипки, рок-группы и электронной фонограммы (1974); электронная рок-композиция «Мираж» (1974); поэма для рок-ансамбля и фонограммы «Человек у огня» (1977); вокально-инструментальный цикл «Тепло земли» (1981, оперная версия — 1988), Три поэмы для сопрано и синтезатора на вирши Поля Целана и Сигитаса Геды (на литовском языке) — «Белый голубь», «Видение» и «Лето» (все 1982); симфония «Пилигримы» (1982); многие киномузыкальные работы («Сибириада», «Охота на лис», «Конец вечности», «Лунная радуга» и др.).

Примерно с конца 1980-х годов в произведениях Артемьева появляется новое свойство. Унаследованные от стиля 1970-х годов демократические устремления, не связанные настолько прямо с рок-эстетикой, смыкаются с идеями авангарда и поставангарда, рациональное — с интуитивным.

В 1989 году на основе музыки к фильмам Тарковского Артемьевым создан цикл из 13 композиций, объединенных общим названием «Солярис», «Зеркало», «Сталкер» — заново написанные пьесы «Тема», «Поезд», «Болезнь», «Станция», «Слушая Баха», «Исход», «Они шли долго», «Сон», «Медитация», «Океан», «Картина Брейгеля», «Возвращение», «Посвящение А. Тарковскому». Вызывая ассоциации с теми или иными эпизодами фильмов Тарковского, цикл ретроспективно создает образ поэтического мира режиссера. Альбом с записью этого произведения Э. Артемьева был выпущен голландской фирмой «Boudisque» в 1990 году, объявленном ЮНЕСКО годом Тарковского.

Композиция Артемьева «Три взгляда на революцию», созданная к 200-летию Французской революции, стала настоящим открытием на Фестивале электронной музыки в Бурже 1989 года. «Его музыка могущественная, выполненная с выдающимся совершенством, — писала газета «Diario de Lisboa». — Это произведение типично русского композитора, воспитанного в традициях Мусоргского, Стравинского, Шостаковича… Это музыка немалый эпической силы и экспрессии». Необычно по замыслу и материалу произведение «Фантом из Монголии» (1991) для женского голоса и синтезаторов.

Композиция «I would like to return» («Я хотел бы вернуться», 1993) являет собой чистый стандарт компьютерной музыки и во многом автобиографична. В структурном плане произведение отражает этапы эволюции технологии электронной музыки от ее зарождения до наших дней.

Тенденция к синтезу стилей и жанров воплотилась в произведении Артемьева «Здесь и там» (1996): терцет для тенора, сопрано и рок-певца с симфоническим оркестром на вирши Ю. Ряшенцева объединил традиции академического оперного ансамбля и пения в стиле рок.

В 2000 году Эдуард Артемьев завершил работу над оперой «Раскольников» по роману Ф. Достоевского «Преступление и наказание» (либретто А. Кончаловского, М. Розовского, Ю. Ряшенцева), начатой им ещё в 1977 году. Первоначально задумывая близкое произведение в жанре рок-оперы, композитор понемногу пришел к полистилистике, наряду с рок-группой используя симфонический оркестр, русские народные инструменты и все те средства, которыми располагает современная электронно-акустическая методика.

Эдуард Артемьев — единственный из ведущих мастеров отечественной киномузыки. Более 150 «озвученных» им отечественных и зарубежных картин (художественных, документальных, мультипликационных), уймище театральных, радио- и телепостановок впечатляют разнообразием тем, сюжетов, жанров, разнородностью художественных задач. Помимо А. Тарковского композитор работал с режиссерами Н. Михалковым, А. Кончаловским, В. Абдрашитовым, С. Самсоновым, А. Орловым, А. Хамидовым и многими другими.

С Никитой Михалковым сделаны все картины («Свой посреди чужих, сторонний посреди своих», «Раба любви», «Несколько дней из жизни Обломова», «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Родня», «Урга», «Утомленные солнцем», «Сибирский цирюльник»), осуществлена постановка «Механического пианино» в Италии на сцене Театра ди Рома. Сотрудничество с А. Кончаловским, начатое в «Сибириаде», в работе над оперой «Преступление и наказание», продолжилось на сцене парижского театра «Одеон» в чеховской «Чайке», а ещё на студиях Голливуда в фильмах «Дуэт для одного», «Гомер и Эдди», «Ближний круг», «Одиссей». В Голливуде Э. Артемьев работал и с другими режиссерами: Л. Шиллер, Д. Голден, Ю. Нейман (к/к «Double Jeopardy», «Burial of the Rats», «Heart of the deal»).

«Артемьев великолепно чувствует экран, — отмечает Вадим Абдрашитов, с которым композитор сотрудничал в фильмах «Охота на лис» и «Остановился поезд», — он ни при каких обстоятельствах не пишет иллюстративной музыки. Его музыка контрапунктирует изображению, дополняет, раскрывает глубинный толк кадра». По словам Никиты Михалкова, Артемьев обладает «поразительными способностями стилиста». Традиции лирико-драматических симфоний XIX века слышны в его музыке к «Гобсеку», возвышенный трагизм барокко — в «старинной» музыке для инструментов Страдивари («Визит к Минотавру»), ретро начала XX века — в картине «Раба любви», музыкальная медитация дзэн-буддизма — в «Сталкере»…

Большой популярностью пользовались пластинки с записью его киномузыки, в частности диск-альбомы «Картины-настроения» и «Картины-настроения. II», куда вошли фрагменты нескольких киноработ, компакт-диск «Территория любви» с фрагментами из музыки к фильмам Никиты Михалкова. Киномузыка Артемьева вызывает здоровенный заинтересованность и за рубежом. Во Франции выпущена пластинка с записью многочастной композиции, созданной для сериала Андрея Кончаловского «Сибириада» (1979), компакт-диски с музыкой к картинам Н. Михалкова «Урга» (1991) и «Утомленные солнцем» (1995). В США — «Ближний круг» с музыкой к кинокартине А. Кончаловского (1992). В Голландии в 1990 году выпущен в свет компакт-диск с большим циклом пьес, созданным по мотивам музыки к фильмам Андрея Тарковского, куда вошла кроме того композиция «Посвящение А. Тарковскому», нарочно написанная для этого случая (1989). В 2000 году французская фирма «Musea» переиздала на компакт-диске по лицензии российской компании «Мелодия» вокально-инструментальную композицию «Тепло земли» на вирши Юрия Рытхэу.

Сочинения Эдуарда Артемьева звучали в Англии, Франции, Германии, Италии, Венгрии, Финляндии, Канаде, США, Бразилии, Аргентине, Японии, Австралии. В 1990 году российская фирма «Электрошок Рекордз» выпустила пластинку с произведениями композиторов, работавших в московской электронной студии на АНСе. Она названа «Музыкальные приношения» и посвящена памяти Евгения Мурзина (в нее, в том числе, вошли «Мозаика» и «12 взглядов на мир звука» Э. Артемьева).

Э. Артемьев является президентом основанной им в 1990 году Российской ассоциации электроакустической музыки, членом исполнительного комитета Интернациональной конфедерации электроакустической музыки ICEM при ЮНЕСКО. Он читает лекции для студентов-композиторов Московской консерватории, проводит мастер-классы. С 1964 по 1985 год он работал старшим преподавателем по классу инструментовки в Институте культуры.

Э.Н. Артемьев — Народный артист России (1999), Заслуженный участник искусств РФ (1985), лауреат четырех Государственных премий в области литературы и искусства (1988, 1993, 1995, 1999) за художественные кинофильмы «Курьер», «Урга», «Утомленные солнцем» и «Сибирский цирюльник», двух премий Ника (1995, 2000) за музыку к кинофильмам «Лимита» и «Мама», премии «Искусство объединения Человека и информации» в номинации «Искусство» (2000), премии «Святой Георгий» XXIII Московского международного кинофестиваля «За выдающийся вклад в важный кинематограф» (2001). Член Союза композиторов и Союза кинематографистов РФ.

Живет и работает в Москве.

[Вверх]