Метка: Михаил Алексеев биография

Михаил Алексеев биография

Михаил Алексеев биография

Михаил Алексеев биография

Михаил Алексеев биография

Михаил Алексеев биография

Биография Михаил Васильевич Алексеев

Михаил Васильевич родился в Твери, где закончил классическую гимназию, после этого поступил в Московское пехотное юнкерское училище. В 1876 г. он стал офицером и в следующем году в составе 64-го Казанского пехотного полка отправился на войну с Турцией. В русской армии тогда были популярными генералы Скобелев, Драгомиров, Гурко, Столетов. Многое довелось попробовать на той войне молодому Алексееву, за доблесть и отвагу в боях он был удостоен орденов святой Анны 4-й и 3-й степеней, святого Станислава 3-й степени, румынского креста. По окончании войны Михаил Васильевич продолжал службу в младших офицерских должностях и только в 1885 г. стал командиром роты. Стремясь к военным знаниям, он посредством два года поступил в Николаевскую Академию генерального штаба, в учебе отличался необыкновенным трудолюбием и закончил академию первым по списку. С 1890 г. Алексеев служил адъютантом штаба 1-го армейского корпуса, в 1894 г. он был переведен в Главный штаб, где работал в военно-ученом комитете, возглавлял оперативное отделение, вместе с тем с 1898 г. являлся профессором кафедры истории русского военного искусства Академии генерального штаба, в 1904 г. был удостоен звания заслуженного профессора, произведен в генерал-майоры. Его авторитет как военного специалиста уже тогда был сильно высок.

Новый боевой навык Алексеев получил в русско-японскую войну. С октября 1904 г. по декабрь 1905 г. он был генерал-квартирмейстером 3-й Маньчжурской армии. Горячо переживая неудачи русской армии, Михаил Васильевич видел причины поражений в нерешительности главнокомандующего Куропаткина, недостатке вооружений и слабости тыла. «Колебание и боязнь — вот наши недуги и болезни», — писал он. За ревностное осуществление своих обязанностей и личное мужество Алексеев был награжден золотым оружием с надписью: «За храбрость», орденами.

В 1906 — 1908 гг. Михаил Васильевич служил обер-квартирмейстером в Главном управлении генерального штаба, в августе 1908 г. был назначен начальником штаба Киевского военного округа с производством в генерал-лейтенанты. Не боялся хватать на себя львиную долю работы, скромно оставаясь в тени, был человеком дела, прямым и простым в общении. Эти качества он сохранял всю бытие.

С 1912 г. Алексеев командовал армейским корпусом, а в начале первой важный войны был назначен начальником штаба Юго-Западного фронта, созданного на базе Киевского военного округа. Командующий фронтом генерал Н.Иванов не отличался полководческими дарованиями, и Михаилу Васильевичу приходилось вкалывать не покладая рук. Успех Галицийской наступательной операции был во многом предопределен организацией ее планирования, проведенной Алексеевым. В 1914 г. он был произведен в генералы от инфантерии.

В марте 1915 г. Михаил Васильевич был выдвинут на место командующего Северо-Западным фронтом. Вскоре враг, перешедший в общее атакование, как раз сюда направил свой основополагающий потрясение. Несмотря на подавляющее превосходство немцев в активный силе и артиллерии, Алексееву удалось сдернуть попытку противника опоясать и ликвидировать русские войска в Польше. Маневрируя и нанося контрудары, командующий фронтом отводил обескровленные войска обратно, к Западной Двине, и по сути дела спас фронт, сумел стабилизировать его и закрепиться на новом рубеже.

После того, как Николай II сменил великого князя Николая Николаевича на посту верховного главнокомандующего (август 1915 г.), он взял к себе начальником штаба Ставки генерала Алексеева. В данном случае сказалось и давление командного состава армии, приподнято оценивавшего способности Михаила Васильевича. При таком неопытном верховном главнокомандующем, каким являлся царь, к тому же поддававшийся влиянию дворцовой камарильи, Алексеев обрек себя на изнурительную работу. Но действовать он мог, как никто иной, и результаты его усилий сказывались. В стратегическом руководстве русской армией в 1916 г. уже не было таких промахов, как раньше. Благодаря Алексееву упорядочилось боевое управление, лучше решались вопросы военно-технического и тылового обеспечения. С целью выхода из тупика позиционной войны руководитель штаба верховного главнокомандующего весной 1916 г. спланировал проведение совместного наступления трех русских фронтов — уникальной по своим масштабам военной операции. Стратегическое штурмование принесло немалый фарт только Юго-Западному фронту Брусилова, но аккурат с лета 1916 г. наметился перелом в войне в пользу стран Антанты. Много лет через У.Черчилль приравнял генерала Алексеева по стратегическим дарованиям к маршалу Фошу и генералу Людендорфу.

Постоянное перенапряжение сказалось на самочувствие Михаила Васильевича, неполадки с сердцем вынудили его временно сдать свой пост генералу И.Гурко и съехать на врачевание в Крым. В середине февраля 1917 г. он вернулся в Могилев, в Ставку. Еще уезжая из Петрограда, Алексеев видел первые грозные признаки революционной обстановки. Стремясь, как армейский мужчина, оставаться за пределами политики, он сообща с тем понимал неизбежность крупных перемен в стране, надеясь, что это принесет пользу государству и армии. Находясь в Могилеве, Михаил Васильевич оказался причастным к отречению Николая II от престола. 2 марта он телеграфировал царю в Псков о результатах проведенного им опроса командующих фронтами и флотами по поводу возможного отречения. Результаты были неутешительными для Николая II, отречение стало неизбежным. На следующий день измученный Николай II прибыл в Могилев, где Алексеев встретил его, как обыкновенно, с соблюдением почестей. 8 марта они расстались навсегда: завершающий русский самодержец по приказу Временного правительства был увезен под арест в Царское Село.

Временное руководство, учитывая точка зрения старших начальников армии, 11 марта назначило Алексеева верховным главнокомандующим. Вначале Михаил Васильевич надеялся, что новое руководство сможет воссоздать строй в стране и укрепить дисциплину в армии, оградив ее от политики. Но поспешная демократизация армии и активность большевиков, других левых партий в нагнетании революционных настроений делали родное занятие. 16 апреля Алексеев писал военному министру Гучкову: «Положение в армии с каждым днем ухудшается; поступающие со всех сторон сведения говорят, что вооруженные силы идет к постепенному разложению». В противовес моде на солдатские комитеты, Михаил Васильевич стал инициатором создания солдатско-офицерских организаций, подконтрольных командованию, а ещё «Союза офицеров армии и флота». В телеграмме 21 мая он сообщал Керенскому, что «развал армии добился крайних пределов», и требовал восстановления деятельности военных судов, расформирования полков, отказывающихся исполнять боевые приказы начальников. В темное время суток на следующий день Алексеев был смещен с поста верховного главнокомандующего и заменен Брусиловым. Узнав об этом решении, старинный армейский предводитель со слезами на глазах произнес: «Пошляки, рассчитали, как прислугу».

Обида, нанесенная заслуженному генералу, была крупный, но Михаил Васильевич стерпел ее, повинуясь высшему тогда органу государственной власти. Переведенный на почетную пост военного советника правительства, он немного участвовал в жизни армии, со стороны наблюдая за деятельностью верховного главнокомандующего Брусилова и симпатизируя сменившему его генералу Корнилову. «Корниловский мятеж», подавленный Временным правительством и «революционной демократией», обернулся для Алексеева неожиданным предложением со стороны Керенского: тот «во имя преемственного и безболезненного перехода к новому управлению» предложил ему пост начальника штаба Ставки (верховным главнокомандующим стал сам Керенский). Поколебавшись, Алексеев 30 августа согласился принять это предложение с твердым намерением спасти существование Корнилову и его соратникам. 2 сентября в Могилеве босс штаба Ставки арестовал генералов Корнилова, Лукомского, Романовского и направил их в Быхов под охрану верного Корнилову Текинского конного полка. Через неделю с небольшим, не добившись от Керенского решения о помиловании участников «Корниловского мятежа», расстроенный Алексеев отпросился в отставку и вернулся в Петроград. Свое касательство к корниловцам он выразил так: «Россия не имеет права предположить готовящегося в самом скором времени преступления по отношению ее лучших, доблестных сынов и искусных генералов. Корнилов не покушался на государственный строй; он стремился, при содействии некоторых членов правительства, изменить состав последнего, поднять людей честных, деятельных и энергичных. Это не измена родине, не мятеж…»

25 октября большевики пришли к власти, и время компромиссов для Алексеева прошло. Он принял заключение вступить на дорога открытой борьбы, быть может, в искупление предшествующих ошибок. Этой борьбе он посвятил концевой год своей жизни.

2 ноября Михаил Васильевич прибыл на Дон, где правил атаман Каледин. В тот же день в Новочеркасске он начал к созданию офицерской организации, получившей наименование «Алексеевской». Ее проблема была сформулирована кратко: «воссоздание российской государственности путем свержения большевистской власти и броня Русской земли». Так было положено начало Белому движению и Добровольческой армии. «Нужно было запалить светоч, чтобы была хоть одна светлая точка посреди охватившей Россию тьмы», — говорил позже Алексеев. По крохам собирались оружие, гроши и продовольствие, один наследник Михаила Васильевича штаб-ротмистр Алексеев добывал лошадей и подводы. На Дон к бывшему верховному главнокомандующему стекались все, разделявшие его убеждения и готовые сражаться. «Алексеевская организация» перерастала в Добровольческую армию. В декабре в Новочеркасск прибыли Корнилов, Деникин и верные им генералы и офицеры.

Трения между Алексеевым и Корниловым по поводу разделения власти были преодолены следующим образом: Алексееву поручались вопросы общегосударственной политики, внешних сношений и финансы, Корнилову — руководство Добровольческой армией. «Лавр Георгиевич, — шутил Алексеев, — забрал у меня все лавры и все Георгии».

Сложнее было с программой государственного обновления России: Алексеев тяготел к монархии, Корнилов — к республике. 27 декабря, в день официального создания Добровольческой армии, ей определялось стоять на страже гражданской свободы, «в условиях которой владелец земли русской, ее население, выявит сквозь посредство свободного избранного Учредительного собрания державную волю свою».

После победы большевиков и Советской власти на Дону (29 января 1918 г. Каледин застрелился) 4-тысячная Добровольческая вс двинулась из Ростова на Кубань. Больной Алексеев ехал в повозке, с ним был чемодан, в котором хранилась скудная казна армии, примерно 6 миллионов рублей. Впереди был двухмесячный «Ледяной поход», беспрерывные бои с красными отрядами, невезуха под Екатеринодаром (Краснодар). После гибели Корнилова армию возглавил Деникин, а Алексеев принял на себя звание верховного руководителя Добровольческой армии, при нем было организовано «Особое совещание», исполнявшее функции правительства.

Ситуация на Дону и Кубани потихоньку менялась, ряды Добровольческой армии росли, к ней пришли первые успехи, Алексееву и Деникину активно помогал новоиспеченный донской атаман П.Краснов. «Добровольческая вс — мое последнее занятие на земле», — говорил Михаил Васильевич. Вождь Белого движения дожил до 8 октября 1918 г., его подкосило воспаление легких, сразившее его ослабленный тело за немного дней. По милости судьбы Алексееву не дано было заметить, чем все закончится посредством два года.

«В годы великой смуты, — писал об Алексееве генерал Деникин, — когда люди меняли с непостижимой легкостью свой этический вид, взгляды, ориентации, он шагал твердой старческой поступью по прямой кремнистой дороге. Его имя было тем знаменем, которое привлекало людей самых разнообразных политических взглядов обаянием разума, честности и патриотизма».

Колчак про Алексеева

А.В.Колчак»…Николай Николаевич, являлся единственным в императорской фамилии лицом, авторитет которого признавали и в армии, и повсюду. Что касается до его смены, то я постоянно весьма приподнято ценил персона ген. Алексеева и считал его, хотя до войны немного встречался с ним, самым выдающимся из наших генералов, самым образованным, самым умным, наиболее подготовленным к широким военным задачам. Поэтому я отчаянно приветствовал смену Николая Николаевича и вступление государя на тракт верховного командования, зная, что начальником штаба будет генерал Алексеев. Это для меня, являлось гарантией успеха в ведении войны, потому что по сути дела босс штаба верховного командования является главным руководителем всех операций. Поэтому я смотрел на направление государя, тот, что чересчур немного занимался военным делом, чтобы возглавлять им, только как на известное полотнище стяга, в том смысле, что верховный глава становится вождем армии. Конечно, он находился в центре управления, но по сути дела всем управлял Алексеев. Я считал Алексеева в этом случае выше стоящим и больше полезным, чем Николай Николаевич».

Михаил Алексеев биография

Михаил Алексеев биография

Михаил Алексеев биография

Михаил Алексеев биография

Михаил Алексеев биография

Биография Михаил Николаевич Алексеев

Родился 6 мая 1918 года в селе Монастырское Баландинской волости Аткарского уезда Саратовской губернии (в настоящий момент Калининский район Саратовской области), в крестьянской семье. Отец, Алексеев Николай Михайлович, как и без малого все односельчане, занимался земледельчеством, в дальнейшем, оттого что был в меру грамотен, до 1933 года был секретарем сельского совета. В середине 1933 года папа был арестован и осужден на три года за то, что выдавал «незаконно» справки некоторым односельчанам для того, чтобы они смогли разъехаться по городам и спастись от голода. В начале 1934 года папа умер в Саратовской тюрьме. Мать, Алексеева Ефросинья Ильинична, умерла от голода в феврале 1934 года.

У Михаила Алексеева было два брата и одна сестра. Сестра Анастасия была старшей (1906-1998). Михаил был младшим, старшой брат Александр (1912-1958), обычный Алексей (1915-1943).

Михаил Алексеев окончил семилетку в родном селе Монастырском. Ссовершать это ему было нелегко: до времени осиротевший, он пробивался к самостоятельной жизни сквозь уймище терний, выстраивавшихся на его пути. И все-таки, когда речь заходила о тех годах, он неизменно говорил: «Я благодарю судьбу в прошлом всего за то, что она не избрала для меня легких путей-дорог». В самом деле: когда умерли папа и мамаша, а старшие братья и сестра разъехались кто куда, пятнадцатилетний Миша остался в доме единственный и не растерялся перед превратностями тяжкой своей доли. Не прекращая учебы в школе, он овладел всеми домашними делами, которые раньше исполняла мама. В 1936 году сдал экзамен в Аткарский педагогической техникум, а в сентябре 1938 года был призван в армию. Отслужил положенное, а перед тем как демобилизоваться, окончил созданные при корпусе двухмесячные курсы младших политруков. В этом звании в декабре 1940 года ушел в припас. Вернулся было в родное село Монастырское, но ненадолго. В марте 1941 года оказался в Сумах, в Харьковском артиллерийском училище, передислоцированном сюда из Харькова.

В первостепеннный же день войны Михаил Николаевич ещё был призван в армию на пост политрука парковой батареи Харьковского училища. В Сумах, в бывших кадетских корпусах, размещалось ещё два училища — собственно Сумское, также артиллерийское, имени М. В. Фрунзе, и пехотное. Вот из этих-то трех училищ в первые дни Великой Отечественной был в спешном порядке создан отряд особого назначения под командой начальника Харьковского училища генерала Чеснова. Его следом так и называли — отряд Чеснова.

Провоевал отряд на Юго-Западном фронте до конца сентября 1941 года. Затем, по приказу И. В. Сталина, он был отозван с фронта. Но не весь отряд, а прежде входящее в него Харьковское артиллерийское училище. Его отправили вдали на восток, в град Чирчик под Ташкентом. «Для продолжения подготовки командирских кадров», — было сказано в приказе.

Михаилу же Алексееву показалось обидным, что его, молодого, исполненного сил и высоких патриотических устремлений, отправили в тыл. Да ещё так в отдалении. И он стал проситься опять на фронт. На немного посланных им в Туркестанский боевой округ рапортов пришел отказ. На четвертый рапорт было дано согласие.

Так Михаил Николаевич Алексеев в декабре 1941 года оказался в городе Акмолинске, где формировалась 29-я стрелковая дивизия. Алексеев был назначен политруком минометной роты с подчинением командиру полка, хотя 82-миллиметровые минометы его роты считались батальонными.

В начале марта 1942 года создание дивизии было завершено, и ее отправили под Тулу на прикрытие Москвы, где ожидалось новое штурмование немцев. Но события развивались так, что дивизию пришлось в составе новой 64-й армии направить на Дон в целях защиты Сталинграда. В середине июля 1942 года в районе хуторов Нижне-Яблочный и Верхне-Яблочный, а ещё хуторов Чиков, Генераловский, Зеты и станции Абганерово дивизия вела тяжелые, кровопролитные бои с 6-й общевойсковой армией генерала Паулюса и танковым корпусом генерала Гота. М. Алексеев все эти дни и ночи был со своей минометной ротой на авангардный по сути в самом пекле сражения. Под Абганеровом он стал не только политруком, но вместе с тем и командиром роты: старый ее начальник захворал, и его отправили в медсанбат. Это произошло намедни окружения дивизии: Михаилу Алексееву тогда пришлось выводить свою роту при самых трагических обстоятельствах. Он вывел ее. Не всю, конечно, но вывел.

Об этом было рассказано в небольшом очерке «Михаил Алексеев» журналиста А. Степного в дивизионной газете «Советский богатырь» под рубрикой «Герои Сталинградского фронта».

Вскоре в дивизии появились первые награжденные. Их было чуть-чуть. И посреди них — Михаил Алексеев. Он получил медаль «За боевые заслуги». Потом он получил полно наград, и в том числе самых высших, но эту первую, сталинградскую, он считает для себя наивысшей.

По случаю разгрома немцев под Сталинградом 29-ю (а сейчас уже 72-ю гвардейскую в составе той же 64-й, ставшей 7-й гвардейской армией) перебрасывают под Белгород. Здесь в должностях заместителя командира артиллерийской батареи, а следом заместителя редактора дивизионной газеты «Советский богатырь» М. Алексеев принимал непосредственное участие в историческом сражении на Курской дуге, о чем он рассказал в первом своем романе «Солдаты». За бои под Шебекино, под Белгородом, и за память о тех днях, выраженную в знаменитом романе, Алексееву присвоено звание Почетного гражданина города Шебекино.

Боевые дороги провели Алексеева сквозь всю Украину, после этого Румынию, Венгрию, Австрию и Чехословакию. Но уже в качестве фронтового журналиста. Победный день Михаил Алексеев встретил в Чехословакии, в маленьком селеньице Косова Гора, близ Праги. Тогда он был корреспондентом армейской газеты «За Родину». В декабре 1945 года его перевели в газету «За честь Родины», которая находилась в Австрии, в Вене, в составе Центральной группы войск. Здесь М. Н. Алексеев прослужил до октября 1950 года. Здесь он женился на девушке, прошедшей фронтовой тракт от Сталинграда, тот, что она пошла оберегать добровольно в свои 17 лет. Это Галя Анисимова, после этого — Алексеева Галина Андреевна. Там, в Вене, у них родились две дочери: Наталья — в 1946-м, Лариса — в 1950-м. Там же, в Вене, М. Алексеев написал свой основополагающий роман «Солдаты».

В октябре 1952 года М. Алексеев был переведен в Москву на пост редактора редакции художественной литературы Военного издательства. В связи с поступлением в 1955 году на Высшие литературные курсы при Литературном институте имени М. Горького М. Н. Алексеев уволен в припас в звании подполковника. Позднее министром обороны маршалом Устиновым Алексееву было присвоено звание «полковник».

По окончании Высших литературных курсов Алексеев два с половиной года работал в «Литературной газете», а далее, с 1960 по 1965 год, был заместителем главного редактора журнала «Огонек». В 1965 году он избран заместителем Председателя Союза писателей РСФСР, а в 1968 году назначен главным редактором журнала «Москва», где проработал 22 года. В 1990 году ушел на творческую занятие.

М. Н. Алексеев трижды избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, четырежды, делегатом партийных съездов. Все эти годы он оставался (на общественных началах, разумеется) секретарем Союза писателей СССР и РСФСР. Он и в текущее время является сопредседателем Высшего творческого совета Союза писателей России.

М. Н. Алексеевым создано больше 40 художественных произведений. Среди них такие известные в стране и за рубежом романы и повести, как «Солдаты», «Вишневый омут», «Хлеб — имя существительное», «Ивушка неплакучая», «Драчуны», «Мой Сталинград», «Карюха», «Рыжонка» и другие. В последние годы вышли его шеститомное и восьмитомное собрания сочинений.

В 1987 году умерла жена-фронтовичка, Алексеева Галина Андреевна. Вторая подруга жизни, Татьяна Павловна Алексеева (девичья фамилия Судакова), родилась 6 апреля 1946 года. Ее папа, Судаков Павел Федорович, — всенародный художник СССР и РСФСР. Его имя просторно известно как на Родине, так и вдалеке за ее пределами.

В 1998 году Алексеев избран действительным членом Академии Российской словесности. Он — профессор Российской международной академии туризма, саратовцы присвоили ему звание Почетного гражданина Саратовской губернии.

По его произведениям созданы фильмы, вошедшие в классику отечественного кинематографа. Это — «Вишневый омут», «Журавушка», «Русское поле», «Хлеб — имя существительное», «Ради нескольких строчек».

За боевые отличия М. Н. Алексеев отмечен двумя орденами Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны II степени, двумя медалями «За боевые заслуги», рядом других медалей. А следом войны, уже за заслуги в мирное время, Михаил Алексеев получил два ордена Ленина, два ордена Трудового Красного Знамени, орден Октябрьской Революции, орден Дружбы народов. В 1978 году за большие заслуги в развитии советской литературы Алексееву присвоено звание Героя Социалистического Труда. Он стал кроме того лауреатом Государственных премий СССР и РСФСР, общероссийской премии по литературе, посвященной Сталинградской битве, премии, названной именем Сталинграда. За формирование шолоховских традиций в русской литературе Михаил Алексеев одним из первых стал лауреатом литературной премии имени М. А. Шолохова.

[Вверх]