Метка: Виктор Авилов биография

Виктор Авилов биография

Виктор Авилов биография

Виктор Авилов биография

Виктор Авилов биография

Виктор Авилов биография

Биография #1 Виктор Васильевич Авилов

Виктор Васильевич Авилов родился 8 августа 1953 года в Москве, в семье рабочих.
Был трижды женат, у него остались две дочери.

В 1972 году окончил Московский Индустриальный техникум.
С 1972 по 1974 — служба в армии.
В 1974 году начал участвовать в работе самодеятельной театральной труппы, созданной Валерием Беляковичем в подмосковном поселке Востряково.
1975 год — первый спектакль востряковцев — «Женитьба», первая роль Авилова — Кочкарев.
В 1977 году востряковская труппа объединилась с актерами Театра юного москвича при Дворце пионеров на Ленинских горах, которыми тоже руководил В.Белякович. Новому коллективу было выделено помещение на проспекте Вернадского, 125, — так возник Театр-студия на Юго-Западе.
В августе 1979 года Виктор Авилов переходит на работу в Театр-студию. Официально его должность называется «инструктор отдела культуры исполкома Гагаринского райсовета». До тех пор, помимо сцены, он работал то техником по контрольно-измерительным приборам, то водителем грузовика, но с этого момента получил возможность профессионально заниматься театром.
В 1980 году поставлен «Мольер» по пьесе М.Булгакова «Кабала святош». С роли Мольера начинается, по сути, большой актер Виктор Авилов.
В 1983 году режиссер Резо Чхеидзе пригласил Виктора на роль Дон Кихота в многосерийном советско-испанском телевизионном фильме «Житие Дон Кихота и Санчо». Но в театре существовал запрет на съемки, и актер вынужден был отказаться. Несыгранная роль как будто набросила тень на всю его последующую кинокарьеру — ни одного предложения подобного уровня он больше не получил.
1984 год — следующая рубежная роль в театре, Гамлет. Авилова называли преемником Владимира Высоцкого, «Гамлетом 80-х».
В 1985 году Театру-студии на Юго-Западе присвоено звание «народного театра».
1986 год, лето — первые съемки в кино. Роль Платона Андреевича в дипломной ленте выпускника Высших режиссерских курсов Олега Тепцова «Господин оформитель» — мистическом триллере по мотивам рассказа А.Грина «Серый автомобиль» (сценарий Юрия Арабова, саундтрек — Сергей Курёхин).
Осень 1986 года — первые зарубежные гастроли в Чехословакию со спектаклем «Женитьба».
1987 год — «Гамлет» участвует в Эдинбургском фестивале. Британская пресса назвала спектакль лучшей зарубежной постановкой Шекспировской трагедии за послевоенные годы, а с исполнителя главной роли была снята гипсовая маска. Наверное, где-нибудь в театральном музее в Эдинбурге эту маску можно увидеть и сейчас.
1988 год — на экраны выходит полнометражная версия «Господина оформителя». Изысканный, насквозь пронизанный духом «модерна» фильм, «виньетка, от руки крашеная», для привлечения широкой публики подавался прессой как «первый советский фильм ужасов». Но многие ценители кино обратили внимание на оригинального, утонченного актера. Если это еще и не слава, то во всяком случае популярность далеко за пределами театральных кругов.
Весной 1989 года в прокат выходит «Узник замка Иф» Г.Юнгвальд-Хилькевича, и маленький зал Театра-студии на Юго-Западе начинают осаждать толпы кинозрителей, желающих увидеть «графа Монте-Кристо» на сцене. Вот это уже — слава. Впрочем, Виктор скептически относился к своей работе в кино, театр для него всегда стоял неизмеримо выше.
Лето 1989 года — Калигула в спектакле по пьесе А.Камю. Роль, во многом определившая дальнейшую судьбу Авилова. Это и несомненное влияние на весь остальной репертуар актера, и попытка снять свой фильм, свою кинематографическую версию экзистенциальной драмы. Проект потребовал колоссальных усилий на протяжении нескольких лет, но осуществлению его помешала в 1993 г. инфляция.
1990 год — смерть младшей сестры Виктора, актрисы Театра-студии на Юго-Западе Ольги Авиловой-Задохиной. Через несколько дней режиссер увольняет половину труппы. Это был сильнейший моральный удар для всех — как для ушедших, так и оставшихся, для Виктора Авилова в том числе.
1993 год — последняя из великих ролей, Воланд в спектакле «Мастер и Маргарита». В этом же году Виктору Авилову присвоено звание Заслуженного артиста России.
1995 год — гастроли театра в Берлине с «Мастером и Маргаритой». За полчаса до начала первого спектакля у Авилова произошло прободение язвы, и его увезли на «скорой». Дважды он перенес клиническую смерть, но врачам удалось его спасти. На сцену он вернулся через полтора месяца.
1999-2000 годы — больше чем на полтора года Авилов оказался отлучен от сцены. Туберкулез, II группа инвалидности. Он все же сумел вернуться в профессию. Но не в Театр на Юго-Западе — с этого времени он играет здесь всего три, спустя два года — пять спектаклей на договоре, а постоянным местом работы становится вновь создаваемый театр «Киноспектакль» под руководством Олега Лещинера.
2001 год — начинается работа с другими режиссерами, на других сценических площадках, — до пяти театров одновременно.
2002 год — В спектакле «Парфюмер» театра «Арт-Хаус» Авилов впервые пробует себя как хореограф, поставив для своего Гренуя два очень интересных танца в стиле contemporary dance. При театре «Киноспектакль» он создает свою актерскую школу.
2003 год — Виктор Авилов отметил свое 50-летие. Есть люди, которые больше любят получать подарки, и те, кто больше любит дарить. Виктор любил и умел дарить, делать людей счастливыми. Вот и свой юбилей он подарил друзьям и коллегам — собрал их на кораблике и устроил для них замечательный праздник.
2004 год — Авилов пробует себя в режиссуре: в театре «Киноспектакль» он работает над постановкой спектакля «Грешная деревня Далскабаты, или Забытый черт» по пьесе чешского драматурга Яна Дрды, руководит съемками видеоверсии спектакля «Мольер» в театре на Юго-Западе и готовится к съемкам еще одного годами выстраданного проекта — фильма по пьесе Л.Жуховицкого «Последняя женщина сеньора Хуана». В театре на Юго-Западе Авилов утвержден на главную роль в новом спектакле «Куклы». А параллельно идут изнурительные гастроли. «Мастер и Маргарита» антрепризного проекта «Русский независимый театр» — каждый день новый город, каждую ночь переезд, и так по 15-20 спектаклей подряд каждый месяц. Ни одного выходного более чем за полгода.
В конце июня из-за сильнейших болей в спине гастроли пришлось прервать. Врачи поставили диагноз: рак. 21 августа Виктора Авилова не стало… Он похоронен на Востряковском кладбище в Москве.

Биография #2 Виктор Васильевич Авилов

Это странное, привлекательное, вышедшее из моды, но по- прежнему собирающее полные залы театральное образование пользовалось огромной популярностью лет пятнадцать тому обратно. Тогда серьезно говорили о том, что с Юго-Западом может быть связано перспектива нашей сцены. Эти разговоры давнехонько забыты, а театр, создание Валерия Беляковича, остался. 8 августа в нем отметят 50-летие Виктора Авилова. Перед этим с ним встретился корреспондент «Известий».

— Что вы будете работать после этого юбилея?

— Во Францию поеду. Там суперсвадьба будет. Уже и замок арендовали.

— Кто женится-то?

— Наши миллионеры.

— При чем тут вы?

— Просили наличествовать. Поедет небольшая театральная группа во главе с нашим директором, мы уже придумали мини-шоу. Директорская дочь живет во Франции, она позвонила: «Виктор Васильевич, съездите на недельку, а после этого свадьбы мы вас на побережье увезем, на южное. Будете существовать в замке в отдельном флигеле с бассейном. И заплатят еще».

— Круто. Я вижу, многое изменилось: во времена оны я разговаривал с Беляковичем, и он рассказывал, как энтузиасты строили Театр на Юго-Западе и водитель «КамАЗа» Авилов возил на стройку ворованные кирпичи… Как все началось? Как вы встретились с Беляковичем?

— Я был шофером «МАЗа», «КамАЗов» тогда ещё не было. А с Беляковичем я не встретился: мы оба жили в Вострякове. С его младшим братом мы в одном классе учились. Второй Белякович был старше нас на три года. Я знал и его — Валерка и Валерка.

— Вы обманули судьбу: у шофера «МАЗа» прорисовывался безупречно установленный актуальный стезя…

— Я же не нетрудно водитель. У меня есть образование: «монтаж и наладка систем контроля и автоматики». А в водилы меня из военкомата послали, перед армией.

— Образование-то среднее?

— Да, техникум… Но мне больше нравилось колесить на машине. Я был летуном, больше года нигде не работал: то НИИ, то баранка. В сентябре устраиваюсь на работу, в июне увольняюсь. Тогда воспрещено было впускать больше трех месяцев, чтобы стаж не прерывался, — и я гулял лето, а опосля шел на новое местоположение работы. А с 1977 года я в Театре на Юго-Западе. Хотя тогда и театра-то не было: был клуб «Гагаринец» при Гагаринском отделе культуры.

— Беляковичи были фанатами театра, а вы…

— Фанат был единственный, если это словечко в этом месте вообще применимо. Старший Белякович был одержим идеей театра, а с младшим они каждый день встречались на кухне:

— Сережка , я хочу театр. Серый, хочу, хочу, хочу…

И Валерий Романович Серого додолбал, дотюкал. Он всю темное время суток его на кухне продержал и заразил-таки своей идеей.

Сергей пришел в компанию: «Валерка хочет соорудить театр.» Мы глаза вылупили:

— Хочет и хочет, нехай делает. Чего ты нам-то про это рассказываешь?

— Да нет, вы там будете…

— Ха-ха! А чего мы там станем совершать?

Вот эдакий был разговорчик. Но все-таки мы решили испытать.

А тем временем Валерий расклеил объявления: «Идет комплект в театральную студию». Мы пришли без малого по принуждению, энтузиазм был равен нулю, а вторая группа товарищей хотела игрывать. Но посредством пять лет в театре осталась только наша команда балбесов.

— А как же кирпичи?..

— Кирпичи были. Но я их возил не в театр, а из театра.

— ??!

— Каждые весну-лето на Юго-Западе шла перестройка. Сперва мы возвели внутренние стены, на следующий год Романычу показалось, что это неправильно. Кувалды в руки, стены поломали, на земле лежит тонн пятнадцать битого кирпича.

И я вывез оттуда два «МАЗа» с кирпичом, сделал гостинец строителям котлована.

— Я начал глядеть спектакли Театра на Юго-Западе, когда вы уже были первым артистом. Сразу выдвинулись или была баталия за лидерство?

— Да нет… Я не с той стороны пришел в театр. За что мне было бороться: роли сыпались как из рога изобилия.

— А когда театр начал вас кормить?

— Никогда. Он и в текущее время не кормит.

— Но это же достаточно прославленный театр, билеты ладно продаются, и они не такие дешевые.

— А платят на уровне нищеты. Но я работаю в четырех театрах безотложно. А прежнего Театра на Юго-Западе больше нет: кто там остался-то — старшой Белякович да я…

— И сколь же продолжалась радостная студийная бытие?

— Для кого-то эта бытие была радостной, для кого-то оборачивалась потогонной работой на пределе сил. В начале девяностых я мог три дня кряду игрывать «Гамлета», «Калигулу» и «Носорогов». Не знаю, как меня на это хватало.

— Зато пришла популярность, вас заметило кино.

— В нашем театре существовал запрет на съемки. До того как сняться в «Господине оформителе», я отклонил непочатый край хороших предложений. Сниматься в «Оформителе» я поехал несмотря на запрет, в свой отпуск. Белякович изо всех сил боролся с популярностью своих актеров.

— Он строил театр и хотел, чтобы его артисты принадлежали только ему.

— Меня это не беспокоит. Хотя это немощь не только Беляковича — тот же Гончаров ненавидел, когда его актеры снимаются.

— Вы в скольких фильмах снялись?

— Примерно в тридцати. В восемьдесят седьмом вышел «Господин оформитель», а далее посыпалось — «Граф Монте-Кристо», «Любовь к ближнему», «По траве босиком», «Смиренное кладбище», «Петербургские тайны»…

— А в текущий момент снимаетесь?

— Начну осенью. Буду игрывать главную образ, сценарий на меня написан. А в сегодняшних телевизионных сериалах я не играю — с моей фактурой в них совершать нечего. Не снялся бы я в «Господине оформителе», никто бы меня не знал.

— А что же популярность посреди публики Театра на Юго-Западе? Там оттого что был свой круг поклонников — и немаленький.

— Теперь они повзрослели. Те, кто аподировал нам десять-пятнадцать лет обратно, тусуются в интернете и готовят подборки фанатских воспоминаний о старых спектаклях Юго-Запада. Человек десять описывают «Калигулу»: «Танька была двадцатого, а мне посчастливилось, я пришла восемнадцатого. Там-то и там-то и Авилов запнулся».

— Запнулся?

— Ничего удивительного. На премьерах был кошмар: репетировали мы нимало мало и выходили на сцену в полуобморочном состоянии.

— А сейчас фанатская тусовка около театра рассеялась?

— Да, пожалуй… Но во времена оны, помимо тусовки, была весьма мощная билетная мафия, и у нее имелась четкая методика котировки спектаклей. Сейчас опорная валюта бакс, у билетной мафии ею были билеты в Большой театр. Билеты на многие наши спектакли шли с Большим единственный в один: выше быть не могло.

— И когда же это кончилось?

— Я думаю, во время театрального кризиса девяностых годов. Тогда затрещали многие известные театры, но у нас припас прочности был намного больше. Раньше на Юго-Западе были переаншлаги, в девяностые — несложно аншлаги. А там, где и так-то зал с трудом набирался, спектакль смотрело джентльмен пятьдесят. Сейчас все напротив — народонаселение в театры ломанулся.

— И к вам?

— У нас со зрителем все в порядке. Хотя с репертуара слетают хорошие спектакли — народонаселение на них не идет. Недавно сняли спектакль по рассказам Шукшина, хорошую, сильную постановку: дядя подходит к кассе, выбирает между Шукшиным и Булгаковым и в результате покупает билеты на «Мастера и Маргариту».

Раньше вовсю работало «сарафанное радио», люди выбирали спектакль по советам знакомых. Теперь джентльмен принимает вывод сам. И к тому же, стало больше ничего не знающих зрителей.

— Чего бы вы пожелали себе на день рождения?

— Снова испытать то, что было, когда мы все чувствовали себя молодыми — и я, и оба Беляковича, и свойский театр.

Виктор Авилов биография

Виктор Авилов биография

Виктор Авилов биография

Виктор Авилов биография

Виктор Авилов биография

Биография #1 Виктор Васильевич Авилов

Это странное, привлекательное, вышедшее из моды, но по- прежнему собирающее полные залы театральное образование пользовалось огромной популярностью лет пятнадцать тому обратно. Тогда серьезно говорили о том, что с Юго-Западом может быть связано перспектива нашей сцены. Эти разговоры давнехонько забыты, а театр, создание Валерия Беляковича, остался. 8 августа в нем отметят 50-летие Виктора Авилова. Перед этим с ним встретился корреспондент «Известий».

— Что вы будете работать после этого юбилея?

— Во Францию поеду. Там суперсвадьба будет. Уже и замок арендовали.

— Кто женится-то?

— Наши миллионеры.

— При чем тут вы?

— Просили наличествовать. Поедет небольшая театральная группа во главе с нашим директором, мы уже придумали мини-шоу. Директорская дочь живет во Франции, она позвонила: «Виктор Васильевич, съездите на недельку, а после этого свадьбы мы вас на побережье увезем, на южное. Будете существовать в замке в отдельном флигеле с бассейном. И заплатят еще».

— Круто. Я вижу, многое изменилось: во времена оны я разговаривал с Беляковичем, и он рассказывал, как энтузиасты строили Театр на Юго-Западе и водитель «КамАЗа» Авилов возил на стройку ворованные кирпичи… Как все началось? Как вы встретились с Беляковичем?

— Я был шофером «МАЗа», «КамАЗов» тогда ещё не было. А с Беляковичем я не встретился: мы оба жили в Вострякове. С его младшим братом мы в одном классе учились. Второй Белякович был старше нас на три года. Я знал и его — Валерка и Валерка.

— Вы обманули судьбу: у шофера «МАЗа» прорисовывался безупречно установленный актуальный стезя…

— Я же не нетрудно водитель. У меня есть образование: «монтаж и наладка систем контроля и автоматики». А в водилы меня из военкомата послали, перед армией.

— Образование-то среднее?

— Да, техникум… Но мне больше нравилось колесить на машине. Я был летуном, больше года нигде не работал: то НИИ, то баранка. В сентябре устраиваюсь на работу, в июне увольняюсь. Тогда воспрещено было впускать больше трех месяцев, чтобы стаж не прерывался, — и я гулял лето, а опосля шел на новое местоположение работы. А с 1977 года я в Театре на Юго-Западе. Хотя тогда и театра-то не было: был клуб «Гагаринец» при Гагаринском отделе культуры.

— Беляковичи были фанатами театра, а вы…

— Фанат был единственный, если это словечко в этом месте вообще применимо. Старший Белякович был одержим идеей театра, а с младшим они каждый день встречались на кухне:

— Сережка , я хочу театр. Серый, хочу, хочу, хочу…

И Валерий Романович Серого додолбал, дотюкал. Он всю темное время суток его на кухне продержал и заразил-таки своей идеей.

Сергей пришел в компанию: «Валерка хочет соорудить театр.» Мы глаза вылупили:

— Хочет и хочет, нехай делает. Чего ты нам-то про это рассказываешь?

— Да нет, вы там будете…

— Ха-ха! А чего мы там станем совершать?

Вот эдакий был разговорчик. Но все-таки мы решили испытать.

А тем временем Валерий расклеил объявления: «Идет комплект в театральную студию». Мы пришли без малого по принуждению, энтузиазм был равен нулю, а вторая группа товарищей хотела игрывать. Но посредством пять лет в театре осталась только наша команда балбесов.

— А как же кирпичи?..

— Кирпичи были. Но я их возил не в театр, а из театра.

— ??!

— Каждые весну-лето на Юго-Западе шла перестройка. Сперва мы возвели внутренние стены, на следующий год Романычу показалось, что это неправильно. Кувалды в руки, стены поломали, на земле лежит тонн пятнадцать битого кирпича.

И я вывез оттуда два «МАЗа» с кирпичом, сделал гостинец строителям котлована.

— Я начал глядеть спектакли Театра на Юго-Западе, когда вы уже были первым артистом. Сразу выдвинулись или была баталия за лидерство?

— Да нет… Я не с той стороны пришел в театр. За что мне было бороться: роли сыпались как из рога изобилия.

— А когда театр начал вас кормить?

— Никогда. Он и в текущее время не кормит.

— Но это же достаточно прославленный театр, билеты ладно продаются, и они не такие дешевые.

— А платят на уровне нищеты. Но я работаю в четырех театрах безотложно. А прежнего Театра на Юго-Западе больше нет: кто там остался-то — старшой Белякович да я…

— И сколь же продолжалась радостная студийная бытие?

— Для кого-то эта бытие была радостной, для кого-то оборачивалась потогонной работой на пределе сил. В начале девяностых я мог три дня кряду игрывать «Гамлета», «Калигулу» и «Носорогов». Не знаю, как меня на это хватало.

— Зато пришла популярность, вас заметило кино.

— В нашем театре существовал запрет на съемки. До того как сняться в «Господине оформителе», я отклонил непочатый край хороших предложений. Сниматься в «Оформителе» я поехал несмотря на запрет, в свой отпуск. Белякович изо всех сил боролся с популярностью своих актеров.

— Он строил театр и хотел, чтобы его артисты принадлежали только ему.

— Меня это не беспокоит. Хотя это немощь не только Беляковича — тот же Гончаров ненавидел, когда его актеры снимаются.

— Вы в скольких фильмах снялись?

— Примерно в тридцати. В восемьдесят седьмом вышел «Господин оформитель», а далее посыпалось — «Граф Монте-Кристо», «Любовь к ближнему», «По траве босиком», «Смиренное кладбище», «Петербургские тайны»…

— А в текущий момент снимаетесь?

— Начну осенью. Буду игрывать главную образ, сценарий на меня написан. А в сегодняшних телевизионных сериалах я не играю — с моей фактурой в них совершать нечего. Не снялся бы я в «Господине оформителе», никто бы меня не знал.

— А что же популярность посреди публики Театра на Юго-Западе? Там оттого что был свой круг поклонников — и немаленький.

— Теперь они повзрослели. Те, кто аподировал нам десять-пятнадцать лет обратно, тусуются в интернете и готовят подборки фанатских воспоминаний о старых спектаклях Юго-Запада. Человек десять описывают «Калигулу»: «Танька была двадцатого, а мне посчастливилось, я пришла восемнадцатого. Там-то и там-то и Авилов запнулся».

— Запнулся?

— Ничего удивительного. На премьерах был кошмар: репетировали мы нимало мало и выходили на сцену в полуобморочном состоянии.

— А сейчас фанатская тусовка около театра рассеялась?

— Да, пожалуй… Но во времена оны, помимо тусовки, была весьма мощная билетная мафия, и у нее имелась четкая методика котировки спектаклей. Сейчас опорная валюта бакс, у билетной мафии ею были билеты в Большой театр. Билеты на многие наши спектакли шли с Большим единственный в один: выше быть не могло.

— И когда же это кончилось?

— Я думаю, во время театрального кризиса девяностых годов. Тогда затрещали многие известные театры, но у нас припас прочности был намного больше. Раньше на Юго-Западе были переаншлаги, в девяностые — несложно аншлаги. А там, где и так-то зал с трудом набирался, спектакль смотрело джентльмен пятьдесят. Сейчас все напротив — народонаселение в театры ломанулся.

— И к вам?

— У нас со зрителем все в порядке. Хотя с репертуара слетают хорошие спектакли — народонаселение на них не идет. Недавно сняли спектакль по рассказам Шукшина, хорошую, сильную постановку: дядя подходит к кассе, выбирает между Шукшиным и Булгаковым и в результате покупает билеты на «Мастера и Маргариту».

Раньше вовсю работало «сарафанное радио», люди выбирали спектакль по советам знакомых. Теперь джентльмен принимает вывод сам. И к тому же, стало больше ничего не знающих зрителей.

— Чего бы вы пожелали себе на день рождения?

— Снова испытать то, что было, когда мы все чувствовали себя молодыми — и я, и оба Беляковича, и свойский театр.

Биография #2 Виктор Васильевич Авилов

Виктор Васильевич Авилов родился 8 августа 1953 года в Москве, в семье рабочих.
Был трижды женат, у него остались две дочери.

В 1972 году окончил Московский Индустриальный техникум.
С 1972 по 1974 — служба в армии.
В 1974 году начал участвовать в работе самодеятельной театральной труппы, созданной Валерием Беляковичем в подмосковном поселке Востряково.
1975 год — первый спектакль востряковцев — «Женитьба», первая роль Авилова — Кочкарев.
В 1977 году востряковская труппа объединилась с актерами Театра юного москвича при Дворце пионеров на Ленинских горах, которыми тоже руководил В.Белякович. Новому коллективу было выделено помещение на проспекте Вернадского, 125, — так возник Театр-студия на Юго-Западе.
В августе 1979 года Виктор Авилов переходит на работу в Театр-студию. Официально его должность называется «инструктор отдела культуры исполкома Гагаринского райсовета». До тех пор, помимо сцены, он работал то техником по контрольно-измерительным приборам, то водителем грузовика, но с этого момента получил возможность профессионально заниматься театром.
В 1980 году поставлен «Мольер» по пьесе М.Булгакова «Кабала святош». С роли Мольера начинается, по сути, большой актер Виктор Авилов.
В 1983 году режиссер Резо Чхеидзе пригласил Виктора на роль Дон Кихота в многосерийном советско-испанском телевизионном фильме «Житие Дон Кихота и Санчо». Но в театре существовал запрет на съемки, и актер вынужден был отказаться. Несыгранная роль как будто набросила тень на всю его последующую кинокарьеру — ни одного предложения подобного уровня он больше не получил.
1984 год — следующая рубежная роль в театре, Гамлет. Авилова называли преемником Владимира Высоцкого, «Гамлетом 80-х».
В 1985 году Театру-студии на Юго-Западе присвоено звание «народного театра».
1986 год, лето — первые съемки в кино. Роль Платона Андреевича в дипломной ленте выпускника Высших режиссерских курсов Олега Тепцова «Господин оформитель» — мистическом триллере по мотивам рассказа А.Грина «Серый автомобиль» (сценарий Юрия Арабова, саундтрек — Сергей Курёхин).
Осень 1986 года — первые зарубежные гастроли в Чехословакию со спектаклем «Женитьба».
1987 год — «Гамлет» участвует в Эдинбургском фестивале. Британская пресса назвала спектакль лучшей зарубежной постановкой Шекспировской трагедии за послевоенные годы, а с исполнителя главной роли была снята гипсовая маска. Наверное, где-нибудь в театральном музее в Эдинбурге эту маску можно увидеть и сейчас.
1988 год — на экраны выходит полнометражная версия «Господина оформителя». Изысканный, насквозь пронизанный духом «модерна» фильм, «виньетка, от руки крашеная», для привлечения широкой публики подавался прессой как «первый советский фильм ужасов». Но многие ценители кино обратили внимание на оригинального, утонченного актера. Если это еще и не слава, то во всяком случае популярность далеко за пределами театральных кругов.
Весной 1989 года в прокат выходит «Узник замка Иф» Г.Юнгвальд-Хилькевича, и маленький зал Театра-студии на Юго-Западе начинают осаждать толпы кинозрителей, желающих увидеть «графа Монте-Кристо» на сцене. Вот это уже — слава. Впрочем, Виктор скептически относился к своей работе в кино, театр для него всегда стоял неизмеримо выше.
Лето 1989 года — Калигула в спектакле по пьесе А.Камю. Роль, во многом определившая дальнейшую судьбу Авилова. Это и несомненное влияние на весь остальной репертуар актера, и попытка снять свой фильм, свою кинематографическую версию экзистенциальной драмы. Проект потребовал колоссальных усилий на протяжении нескольких лет, но осуществлению его помешала в 1993 г. инфляция.
1990 год — смерть младшей сестры Виктора, актрисы Театра-студии на Юго-Западе Ольги Авиловой-Задохиной. Через несколько дней режиссер увольняет половину труппы. Это был сильнейший моральный удар для всех — как для ушедших, так и оставшихся, для Виктора Авилова в том числе.
1993 год — последняя из великих ролей, Воланд в спектакле «Мастер и Маргарита». В этом же году Виктору Авилову присвоено звание Заслуженного артиста России.
1995 год — гастроли театра в Берлине с «Мастером и Маргаритой». За полчаса до начала первого спектакля у Авилова произошло прободение язвы, и его увезли на «скорой». Дважды он перенес клиническую смерть, но врачам удалось его спасти. На сцену он вернулся через полтора месяца.
1999-2000 годы — больше чем на полтора года Авилов оказался отлучен от сцены. Туберкулез, II группа инвалидности. Он все же сумел вернуться в профессию. Но не в Театр на Юго-Западе — с этого времени он играет здесь всего три, спустя два года — пять спектаклей на договоре, а постоянным местом работы становится вновь создаваемый театр «Киноспектакль» под руководством Олега Лещинера.
2001 год — начинается работа с другими режиссерами, на других сценических площадках, — до пяти театров одновременно.
2002 год — В спектакле «Парфюмер» театра «Арт-Хаус» Авилов впервые пробует себя как хореограф, поставив для своего Гренуя два очень интересных танца в стиле contemporary dance. При театре «Киноспектакль» он создает свою актерскую школу.
2003 год — Виктор Авилов отметил свое 50-летие. Есть люди, которые больше любят получать подарки, и те, кто больше любит дарить. Виктор любил и умел дарить, делать людей счастливыми. Вот и свой юбилей он подарил друзьям и коллегам — собрал их на кораблике и устроил для них замечательный праздник.
2004 год — Авилов пробует себя в режиссуре: в театре «Киноспектакль» он работает над постановкой спектакля «Грешная деревня Далскабаты, или Забытый черт» по пьесе чешского драматурга Яна Дрды, руководит съемками видеоверсии спектакля «Мольер» в театре на Юго-Западе и готовится к съемкам еще одного годами выстраданного проекта — фильма по пьесе Л.Жуховицкого «Последняя женщина сеньора Хуана». В театре на Юго-Западе Авилов утвержден на главную роль в новом спектакле «Куклы». А параллельно идут изнурительные гастроли. «Мастер и Маргарита» антрепризного проекта «Русский независимый театр» — каждый день новый город, каждую ночь переезд, и так по 15-20 спектаклей подряд каждый месяц. Ни одного выходного более чем за полгода.
В конце июня из-за сильнейших болей в спине гастроли пришлось прервать. Врачи поставили диагноз: рак. 21 августа Виктора Авилова не стало… Он похоронен на Востряковском кладбище в Москве.

[Вверх]