Китс Джон

Китс Джон

Китс Джон

Китс Джон

Китс Джон

Китс Джон

(31.10.1795 — 23.02.1820)

Родился 31 октября 1795 в Финсбери, северной части Лондона; старший сын Т.Китса, работника на платной конюшне, потом ее управляющего — после женитьбы на дочери владельца. У Джона было трое братьев (один из них умер в младенчестве) и сестра. Отец Китса погиб в апреле 1804, мать всего через десять недель повторно вышла замуж, и дети росли десять лет в основном под опекой бабушки со стороны матери. Мать Китса умерла в 1810 от чахотки, которая впоследствии свела в могилу всех ее сыновей.

В 1803—1811 Китс обучался в школе в соседнем Энфилде. В 1811 он на четыре года поступил в ученики к хирургу. Эти годы отмечены возрастающим интересом к поэзии; свое первое стихотворение он написал в 1814. В 1816 он сдал экзамены на врача и фармацевта, но именно с этим годом связано начало его становления как поэта. В мае Китс впервые опубликовал свое стихотворение, сонет К одиночеству, и в этом же году написал еще несколько сонетов и два больших стихотворения: Я вышел на пригорок — и застыл (ј) и Сон и Поэзия. Спустя год он решительно отказался от медицинской карьеры.

С этого времени жизнь Китса неотделима от поэзии. Первый этап его творчества лучше всего представляют упомянутые большие стихотворения 1816, навеянные тесным общением с природой. Но при всем богатстве описаний природы поэтический сюжет стихотворения движется по цепочке ассоциаций, направляющих внимание читателя на творческие возможности человеческого ума. Здесь воображение выступает скорее как созидающее и провидческое, нежели просто копирующее природу.

Так молодой поэт оказывается в русле ведущего направления современной ему английской художественной жизни. К концу 1816 он свел знакомство с плодовитым поэтом и журналистом Ли Хантом, издателем «Наблюдателя», напечатавшим стихи Китса и повлиявшим на формирование его либеральных политических взглядов, а также с художниками Б.Р.Хейдоном (1786—1846) и Дж.Северном (1793—1879), которые стали его близкими друзьями. Познакомился он и с поэтом-романтиком П.Б.Шелли. Китс занялся составлением своей первой книги Стихи (Poems), вышедшей в апреле 1817 с посвящением Ханту, и обдумывал свой самый грандиозный на тот день замысел — мифологическую поэму в четыре тысячи строк о любви юноши Эндимиона, древнегреческого царственного пастуха, и Цинтии (или Дианы), девственной богини луны. Созданная между апрелем и ноябрем 1817 и опубликованная в 1818, поэма Эндимион (Endymion) — источник его более поздних и совершенных творений. Ее портят обилие слащаво-сентиментальных оборотов, особенно в изображении любовных сцен, несколько вялый стих, сюжетные просчеты и композиционная рыхлость. Но одновременно в ней подытожено и развито все, о чем Китс тогда мечтал и что являло ему воображение; поэма знаменовала его переход к более углубленному пониманию поэзии. Стремление Эндимиона к Цинтии превращается в метафору творческой жажды, поиска поэтом своей музы и источников поэтического вдохновения и ярко высвечивает ступени духовного роста человека.

Стихотворения, написанные следом за Эндимионом, показывают, что творческое воображение Китса было в большей мере склонно к мукам самосознания, чем к радостям выхода в запредельное: он не мог закрыть глаза на жестокие истины человеческого удела, его разум в равной степени тяготел и к трагедии бытия, и к фантастическому. В его письмах все чаще звучит хвала «знанию» и «философии», а не впечатлительности и воображению. Под «философией» Китс понимал не абстрактные рассуждения, а разумную восприимчивость и искренность, способность видеть жизнь в целом и принимать ее противоречия.

В июне 1818 Китс и его приятель Ч.Браун предприняли нелегкое путешествие пешком по Озерному краю и Шотландии. Постоянные боли в горле заставили Китса вернуться домой; страдавшего чахоткой брата Тома он застал в тяжелейшем состоянии. Всю осень Китс самоотверженно ухаживал за умирающим братом; отчасти чтобы отвлечься, он погрузился в работу над поэмой-эпосом Гиперион (Hyperion). Великое произведение осталось неоконченным — Китс завершил лишь две первые книги. Они открывают период его наивысшего творческого подъема, но в то же время обнаруживают признаки того, что Китс отошел от реальности, углубившись в обобщения. Сюжет о низвержении титанов, первозданных богов Древней Греции, он претворил в исполненное трагизма иносказание, в историю очеловечивания под гнетом страданий и горя, в оригинальную притчу об исторической эволюции. Смерть Тома 1 декабря прервала тяжкий труд Китса над Гиперионом. Фрагменты третьей книги, написанные, видимо, позже, излагают миф о преображении Аполлона — не столько в новоявленного бога солнца, сколько в бога поэзии. Таким образом, Китс возвратился к теме Эндимиона — становлению поэта.

Вторая половина 1818 знаменательна еще двумя событиями в жизни Китса. Изданный в апреле Эндимион подвергся нападкам критиков ведущих литературных журналов, что впоследствии породило трогательную легенду, будто Китса «убили» разгромные рецензии. Той же осенью Китс познакомился с восемнадцатилетней Фанни Броун и сразу в нее влюбился. Эта влюбленность отраженным светом легла на его лучшую романтическую поэму Канун Святой Агнессы (The Eve of St. Agnes, 1819), исполненную тепла и веселых красок, но и омраченную тенью тьмы, жестокости, порчи, трагической развязки, которой едва избежали герои.

Вершина творческого взлета Китса пришлась на апрель и май, когда были созданы пять од, из которых четыре — Ода Психее, Ода Соловью, Ода греческой вазе и Ода Меланхолии — относятся к вершинам поэзии на английском языке. В этих одах Китс обращается к собственным мыслям и переживаниям, чтобы выявить глубинные противоречия своей творческой жизни. Каждая ода имеет свой композиционный стержень, центральный образ-символ (например, Соловей или ваза), который провоцирует лирического героя на спор с самим собой. Между поэтом и птицей, обреченностью человека и нетленной, но и внечеловеческой красотой природы и искусства разверзается бездна. Летом и осенью 1819 (последние месяцы его творческой жизни) Китс написал две примечательные вещи. В трагической поэме Ламия (Lamia) он раскрыл некоторые конфликты, ставшие для него характерными: между вымыслом и реальностью, чувством и мыслью, красотой и правдой, — раскрыл так, что его мастерство иронии, скептицизм и дар психологического анализа впервые предстали во всей своей полноте. Еще поразительнее фрагмент переработанного варианта Гипериона — Падение Гипериона. Видение (The Fall of Hyperion: A Dream). Китс дерзнул вести повествование от первого лица и превратил поэму о божественном Аполлоне в поэму поиска, героем которой выступает сам автор, в поэму-размышление о назначении поэта в мире, где человек обречен на боль, страдания и смерть.

После сентября 1819 Китс ничего значительного не создал. Материальное его положение ухудшилось по вине брата Джорджа. Он обручился с Фанни Броун, но надежды на скорый брак не было. 3 февраля 1820 у Китса пошла горлом кровь. Так начался год его, как он выразился, «посмертного существования». Китс успел подготовить и выпустить (в июле) третью книгу стихотворений, куда вошла б льшая часть его величайших творений, и в сентябре отплыл в Италию вместе с Дж.Северном, но бороться с болезнью было уже поздно. Последние месяцы он ужасно мучился, его преследовал страх смерти, но больше всего терзали мысли о Фанни. Китс скончался на руках у Северна 23 февраля 1820.

Киш Эгон Эрвин

Киш Эгон Эрвин

Киш Эгон Эрвин

Киш Эгон Эрвин

Киш Эгон Эрвин

Киш Эгон Эрвин

(29.04.1885 — 31.03.1948)

Немецкий писатель и публицист. Сын торговца сукном, публиковавшего под псевдоним Кюльборн свои стихи (на немецком языке). В 1902 г. окончил реальное училище. С 1904 г. был сотрудником газет «Прагер тагеблат» и «Богемия», с 1913 г. — «Берлинер тагеблат». Участвовал в 1-й мировой войне в чине младшего офицера австро-венгерской армии. В 1918 г. Киш стал одним из руководителей нелегальных солдатских комитетов, командиром Красной гвардии в Вене, вступил в коммунистическую партию Австрии. В 1921–33 гг. жил в Берлине. С 1925 г. по 1931 г. неоднократно выезжал в Советский Союз, в 1928–29 гг. под чужим именем путешествовал по США. В 1933 г. был арестован нацистами и как иностранный подданный выслан в Чехословакию. В 1934 г., не получив разрешения на въезд в Австралию для участия в антифашистском конгрессе, прыгнул с борта корабля, был задержан, приговорен к шести месяцам заключения и выслан из страны. В 1937–38 гг. был бойцом Интернациональных бригад в Испании, в 1940–46 гг. в Мексике сотрудничал в журнале «Фрайес Дойчланд». В 1946 г. вернулся в Прагу, где был избран почетным председателем еврейской общины города.

В начале литературной деятельности примыкал к группе немецких писателей-евреев (так называемый Пражский кружок: М. Брод, Э. Вайс, 1882–1940; Л. Виндер, 1889–1946; Ф. Кафка и др.), передававших в своих произведениях атмосферу распада Австро-Венгерской империи. Киш придал второстепенному до того жанру газетного репортажа характер художественной публицистики, создав новый тип очерка-эссе (главным образом на политические темы: сборники «Цари, попы, большевики», 1927; «Американский рай», 1930; «Азия основательно изменилась», 1932; «Высадка в Австралии», 1937, и др.).

В 1923 г. Киш составил антологию «Классическая журналистика». В статьях и в книге «Неистовый репортер» (1924), и особенно в автобиографической «Ярмарке сенсаций» (1942), Киш изложил свои мысли об эстетической и моральной ответственности журналиста и о репортаже «как форме искусства и борьбы».
Прошлому евреев Праги Киш посвятил сборник «Рассказы о семи гетто» (1934; русский перевод 1937), а в очерке «Индейская деревня под звездой Давида» (сб. «Открытия в Мексике», 1945) рассказал о найденной им группе так называемых индейских евреев, считающих себя потомками марранов.

[Вверх]
Кирилл (Константин Философ)

Кирилл (Константин Философ)

Кирилл (Константин Философ)

Кирилл (Константин Философ)

Кирилл (Константин Философ)

Кирилл (Константин Философ)

(24.05.827 — 14.02.869)

Кирилл, Κύριλλος (греч.), Кюрилъ (старославянск.) — имя в монашестве, принятом за 50 дней до смерти; в миру носил имя Константин, Κωνσταντίνος (греч.), Костянтинъ (старославянск.); за любовь к размышлению получил прозвание Философ. Родился в 827 в Солуни, ныне Салоники, Греция; умер 14 февраля 869 в Риме. Православный миссионер, создатель первого славянского алфавита. Вместе со своим старшим братом Мефодием перевел на славянский язык богослужебные книги. Имя Кирилла увековечено в названии одного из современных алфавитов — кириллицы.

Причислен к лику святых и католической церковью, и православной церковью — как Святой равноапостольный Кирилл, учитель Словенский, то есть святой, подобно апостолу принесший веру целому народу, в данном случае славянам.

Константин родился в семье друнгария — полкового командира. С детства отличался отличной памятью, красотой и способностью к языкам. Кроме родного греческого с малых лет владел славянским языком. Отец Константина друнгарий Лев умер, когда мальчику было 12 лет. Его взял на воспитание государственный канцлер Феоктист, опекун малолетнего императора Михаила III. Вместе с императором Константин обучался во дворцовом училище Магнаура в Константинополе. Полученное там образование можно сравнить с университетским. Училище окончил на 22-м году жизни, но отказался от выгодного брака с крестной дочерью канцлера и карьеры на государственной службе.

Чтобы оставить Константина при себе, Феоктист назначил его библиотекарем храма Святой Софии (это было единственное предложение, на которое молодой человек согласился), для чего было необходимо принять сан священника. Константин всю жизнь прожил в безбрачии, но до начала миссионерской деятельности своего прихода не имел. Административные обязанности главного библиотекаря настолько утомили его, что он скрылся в монастыре на берегу Мраморного моря. Его разыскали через полгода, и предложили читать курс философии в родном училище.

Константин проявил себя в дискуссиях с иконоборцами и в 852 получил отвественное задание — был отправлен в Багдад для диспута с самыми учеными мусульманскими богословами. Не дав себя убедить, муллы отдали должное учености Константина. Они устроили ему экзамен по всем наукам; во всех дисциплинах его познания превосходили познания самих экзаменаторов. На вопрос: «Откуда ты все это знаешь?» он отвечал, что арабы просто не так давно знакомы с науками и потому их поражает человек, получивший систематическое образование в Греции — на родине наук. «Один человек,— говорил он,— доставши немного морской воды, носил ее везде с собою и всем говорил: «Посмотрите, вот вода, которой нет ни у кого, кроме меня». Но встретил он один раз жителя морского берега; и этот сказал на его хвастанья: «Не сошел ли ты с ума, что носишься, как с дивом каким, с бутылкой протухлой воды? У нас целое море этой твоей воды». Так-то и вы — немного усвоили себе просвещение и думаете, что имеете право гордиться; но все науки заимствованы вами у нас». Однако по возвращении продолжать работу преподавателя Константин не смог по причине разногласий с ректором училища, Львом Философом — скрытым единоборцем, не терпевшим рядом с собой восходящую звезду. 10 лет Константин прожил у своего брата Мефодия в монастыре на горе Олимп.

В 862 году император дал Константину новое поручение — отправиться к союзнику Византийской империи хазарскому кагану для участия в диспуте. В этом путешествии его сопровождал Мефодий, который с тех пор не расставался с братом. Повелитель Хазарского каганата отличался веротерпимостью. Важные сановники при дворе могли исповедовать и ислам, и иудаизм, и христианство. Но у христиан, в основном греков, не было подготовленного богослова, который мог бы на равных спорить с раввинами и муллами. По дороге к хазарам Константин побывал в Крыму, произвел там археологические раскопки и обнаружил захоронение Святого Климента, третьего папы римского. Эту находку он позже использует для того, чтобы добиться личной встречи с действующим римским папой, когда направится в Рим сопровождать мощи.

Константин произвел самое благоприятное впечатление при дворе кагана, но эффект не был закреплен. Через 6 лет, в надежде на военную помощь Хивы, хазарская держава перешла в ислам, что, впрочем, ее не спасло от разгрома дружинами киевского князя Святослава.

Другой славянский князь, глава Моравского княжества (на территории современных Венгрии и Словакии) Ростислав обратился к императору с просьбой прислать образованных священников. Моравцы к тому времени уже приняли крещение, только служба велась на латинском языке. Просьба Ростислава диктовалась политическими мотивами — он желал заменить немецких священников на греческих, причем с ведома и одобрения римского папы, у которого с немецким духовенством были свои счеты. Император выбрал для этой миссии Константина потому, что он из Солуни и хорошо говорит по-славянски. Никто не поручал Кириллу придумывать славянскую азбуку. Он предпринял это на свой страх и риск, желая, чтобы славяне понимали, о чем их молитвы: «…когда молюсь на незнакомом языке, то дух мой молится, а разум мой остается бесплодным».

В 863 Кирилл предложил глаголицу, все буквы которой были оригинальны. Придуманная позже на основе греческого алфавита кириллица названа в честь человека, давшего славянским народам собственную письменность. Именно в Болгарии, на родине кириллицы, празднование дня славянской письменности проходит с наибольшим размахом, и 24 мая (день памяти святых Кирилла и Мефодия) в этой стране праздничный нерабочий день.

За 3 с половиной года службы Константина и его славянских учеников на славянском языке имели такой успех, что завистливое немецкое духовенство стало жаловаться высшим иерархам католической церкви. Константин с трудом прорвался в Рим для объяснений, используя как повод сопровождение мощей Святого Климента. Он сумел добиться одобрения своей деятельности со стороны лично римского папы и в соборе Святого Петра состоялась служба на славянском. Путешествия, непосильный труд и постоянная борьба подорвали здоровье Константина. Он почувствовал, что ему не суждено уехать из Рима и принял схиму под именем Кирилл. Его похоронили в церкви Святого Климента, мощи которого он обнаружил и доставил. В XIX веке, в годы первой римской республики, останки Кирилла были извлечены из подземелья базилики Святого Климента и на время затерялись. Часть его мощей монахи-доминиканцы обнаружили в 1960-е годы; захоронение было возобновлено.

[Вверх]
Киреевский Иван Васильевич

Киреевский Иван Васильевич

Киреевский Иван Васильевич

Киреевский Иван Васильевич

Киреевский Иван Васильевич

Киреевский Иван Васильевич

(22.03.1806 — 11.06.1856)

Один из виднейших представителей славянофильства. Родился в дворянской семье. Отец Киреевского был близок к масонским кругам XVIII в.; мать — глубоко религиозная женщина, под влиянием своего родственника — поэта Жуковского, была горячей поклонницей немецкого романтизма. Его отчим, Елагин, являлся почитателем Канта и Шеллинга. К двенадцати годам Киреевский знал в совершенстве немецкий язык, изучал древние языки. С 1822 года слушал лекции в Московском университете, в частности, по философии Шеллинга.

С 1824 года Киреевский служил в архиве Министерства иностранных дел, где встретил ряд талантливых молодых людей, вместе с которыми основал философский кружок — “Общество любомудров”. В 1831 году Киреевский предпринимает поездку в Германию, слушает лекции Гегеля (с которым знакомится лично), Шлейермахера в Берлине, потом едет к Шеллингу в Мюнхен. По возвращении в Россию издавал журнал “Европеец” (1832), запрещенный на втором номере. Переходит от западничества к славянофильству. Существенным моментом в этом переходе служило обращение внимания со стороны жены на то, что идеи Шеллинга “давно ей известны — из творений свв. Отцов”. И постепенно, как отмечает В. В. Зеньковский, Киреевский стал читать творения свв. Отцов, а затем у него завязались близкие отношения с духовными лицами.

Особое значение имела близость имения Киреевского к Оптиной пустыни. “Киреевский в каком-то смысле ближе к Церкви, чем Хомяков, — он находился в постоянном общении с церковными людьми, особенно со старцами Оптиной пустыни. И если у Хомякова центральным понятием (не только в богословии, но и философии) является понятие Церкви, то для мысли Киреевского таким центральным понятием является понятие духовной жизни. Отсюда исходил Киреевский в своих философских размышлениях; в известном смысле, его главные построения базировались именно на понятии “духовного опыта” (В. Зеньковский “История русской философии”). В работах к. 1830—50-х Киреевский развил философскую и социологическую систему, явившуюся теоретической основой славянофильства. Согласно Киреевскому, существуют две формы познания — отвлеченно-рациональная (свойственная западноевропейскому миру) и полная, “живая”, включающая в себя, кроме рационального, также этический, эстетический и др. моменты. Совокупность моментов этого “живого знания” подчинена высшему познавательному акту — религиозной вере. Эта форма познания в истинном и чистом виде свойственна православно-славянскому миру. Жизнь человека, группы наций основана на религии, которая определяет тип образованности и весь характер общества. Гибель западной цивилизации, пораженной язвой рационализма, неизбежна; ее может спасти только восприятие православно-славянской цивилизации, наиболее полно раскрывающейся в духе русского народа. Славянофильские идеи Киреевского тесно связаны с его учением о личности и с его антропологией (учением о духовной сфере как “внутреннем ядре” в человеке).

[Вверх]
Кипренский Орест Адамович

Кипренский Орест Адамович

Кипренский Орест Адамович

Кипренский Орест Адамович

Кипренский Орест Адамович

Кипренский Орест Адамович

(13(24).03.1782 — 5(17).10.1836)

Орест Кипренский, внебрачный сын помещика А. С. Дьяконова, родился 13 (24) марта 1782 г. на мызе Нежинской (близ Копорья, на территории нынешней Ленинградской области). По документам был записан в семью крепостного Адама Швальбе.

Получив вольную, в 1788 г. был зачислен в Воспитательное училище при петербургской Академии художеств под фамилией Кипрейский. Учился в академии до 1803 г. Жил в Москве (1809), Твери (1811), Петербурге (1812), а в 1816—1822 и с 1828 г. — в Риме и Неаполе.

Кисти Кипренского принадлежат «Портрет А. Швальбе» (1804), «Портрет Е. В. Давыдова» (1809), «Девушка с плодами» и «Читатели газет в Неаполе» (обе картины — 1831 г.).

Наиболее известные произведения — портрет мальчика А. А. Челищева (1810—1811), портреты супругов Ростопчиных (1809) и Хвостовых (1814), хранящиеся в Третьяковской галерее, а также автопортрет (1808), изображения поэтов К. Н. Батюшкова (1815, Музей института русской литературы Российской Академии наук, Петербург), В. А. Жуковского (1816) и А. С. Пушкина (1827).

В июле 1836 г. Кипренский женится на Анне-Марии Фалькуччи, для чего ему предварительно пришлось принять католичество.

Художник скончался в Риме 17 октября 1836 года от воспаления лёгких.

[Вверх]
Кин Эдмунд

Кин Эдмунд

Кин Эдмунд

Кин Эдмунд

Кин Эдмунд

Кин Эдмунд

(17.03.1787 — 15.05.1833)

Родился 17 марта 1787 в Лондоне. Подростком присоединился к труппе странствующих актеров, играл детей, участвовал в акробатических номерах. К 1807 уже был партнером по сцене С.Сиддонс, в 1814 триумфально выступил в роли Шейлока (Венецианский купец Шекспира) в лондонском театре «Друри-Лейн». Наибольшую известность в Лондоне принесли ему роли шекспировского репертуара: Ричард III, Гамлет, Макбет, Яго и Отелло. В 1820 Кин успешно гастролировал в США. Его романтическая манера игры, выразительная подвижность, бурный сценический темперамент, мощный от природы голос буквально завораживали зрителей. Видеть его на сцене, по отзыву английского поэта С.Т.Колриджа, было равносильно «чтению Шекспира при вспышках молнии». Во время одного из представлений Отелло Кин потерял сознание на сцене после знаменитых слов: «Здесь путь мой кончен, здесь его предел». Умер Кин в Ричмонде (Англия) 15 мая 1833.

[Вверх]

Дадите фото, вставлю!!!!

Киа Асамия

Дадите фото, вставлю!!!!

Киа Асамия

(28.01.1963)

Киа Асамия родился в префектуре Иватэ. Хотя его настоящее имя Мититака Кикути (яп. ????), он лишь иногда использует это имя, преимущественно когда участвует как консультант в создании анимации или же в создание персонажей для аниме-сериалов, Для большенства своих работ, включая мангу, Мититака Кикути предпочитает использовать свой гораздо более известный псевдоним Киа Асамия.

[Вверх]

Дадите фото, вставлю!!!!

Кетле Ламбер Адольф Жак

Дадите фото, вставлю!!!!

Кетле Ламбер Адольф Жак

(22.02.1796 — 17.02.1874)

Профессор математики и астрономии в Брюсселе (1819). С 1820 член, с 1834 секретарь Бельгийской АН. С 1832 директор основанной им астрономической и метеорологической обсерватории в Брюсселе. В 1841-74 председатель Центральной бельгийской статистической комиссии, учрежденной по его инициативе; организатор Первого международного статистического конгресса (Брюссель, 1853); председатель первого международного метеорологического совещания — Конференции по морской метеорологии (1855). Произвёл обширные исследования климата Бельгии и земного шара. Автор «Элементарной астрономии», выдержавшей 5 изданий (1826-48).

С позиций позитивизма К. утверждал, что социальная жизнь и физические явления подчиняются законам одного порядка и должны изучаться точными методами математической статистики. Выдвинул понятие «среднего человека» (homme moyen), обладающего средними физическими, моральными и интеллектуальными характеристиками; отдельные индивиды, по К., лишь искаженные выражения среднего типа. Он доказал, что некоторые общественные явления (рождаемость, смертность, преступность и др.) подчиняются определённым закономерностям. К. Маркс оценивал книгу К. «О человеке и развитии его способностей, или Опыт социальной физики» (т. 1-2, 1835) как «… превосходный научный труд…» (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 8, с. 531), но отмечал, что К. не смог объяснить установленных им закономерностей (см. там же, т. 32, с. 495-96).

К. оказал значительное влияние на развитие количественных методов в социальных исследованиях.

Соч.: Astronomic élémentaire, Brux., 1826; Le climat de Belgique, v. 1-2, Brux., 1849-57; Météorologie de Belgique, comparée á celle du globe, Brux., 1867, в рус. пер. — Социальная система и законы, ею управляющие, СПБ, 1866.

Лит.: Райхесберг Н. М., А. Кетле. Его жизнь и научная деятельность, СПБ, 1894; Halbwachs М., La théorie de l»homme moyen. Essai sur Quételet et la statistique morale, P., 1912.

Ш. А. Гумеров, А. Х. Хргиан.

[Вверх]

Дадите фото, вставлю!!!!

Кеслон Уильям

Дадите фото, вставлю!!!!

Кеслон Уильям

(23.04.1693 — 23.01.1766)

Работы типографа Вильяма Кеслона (Каслона, Кезлона) очень долгое время ассоциировались с колониальной Америкой. Один из созданных им шрифтов, названный позднее его именем, был выбран Бенджамином Франклином для самого первого издания Декларации о независимости США. Всего Кеслон создал 38 различных шрифтов, в том числе и нелатинских — для греческого, арабского, армянского языков и иврита.

Кеслон родился в 1692 году в городке Крэдли в графстве Вустер в Великобритании. Он начал работать помощником оружейника в Лондоне, а спустя некоторое время, в 1716 году, открыл свое дело — занялся изготовлением замков для ружей. В 1729 году Кеслон основал типографию. Свою первую гарнитуру он нарезал в 1722 году. Этот шрифт, как и все другие работы Кеслона, основан на старых голландских шрифтах, широко использовавшихся в Англии в то время. Но славу ему принесли шрифты, созданные в 1734 году, которые во многом превзошли голландские гарнитуры. Этот успех означал, что пришел конец зависимости английских шрифтов от голландских. Шрифты Кеслона оказались очень практичными и потому быстро снискали популярность не только в Англии, но и в Америке. В это время большинство выдающихся работ, изданных на английском языке, были напечатаны именно шрифтами Кеслона.

Шрифты, созданные Кеслоном, были невероятно популярны среди печатников того времени. В XIX и XX веках они были несколько модифицированы, что позволило сделать их дешевле. Эти шрифты поистине удивительны: если проанализировать отдельные их литеры, то окажется, что они далеки от совершенства, но собранные в единое целое они смотрятся гармонично.

После смерти Кеслона в 1766 году в Лондоне продолжил дело его сын, которого, как и отца, звали Уильям Кеслон.

[Вверх]
Кэрролл Льюис

Кэрролл Льюис

Кэрролл Льюис

Кэрролл Льюис

Кэрролл Льюис

Кэрролл Льюис

Родился 27 января 1832 года в Дейрсбери, графство Чешир, в семье священника.

В 1851 году окончил Оксфорд, где впоследствии (1855-1881) занимал должность профессора математики. Перу Кэрролла принадлежит ряд математических работ, в том числе «Евклид и его современные соперники» (1879). В 1861 году Кэрролл принял духовный сан и стал деканом англиканской церкви. Это событие, равно как и устав оксфордского колледжа Крайстчерч, согласно которому профессора не имели права жениться, заставили Кэрролла отказаться от имевшихся у него смутных матримониальных планов.

В Оксфорде он познакомился с Генри Лидделлом, деканом колледжа Крайстчерч, и со временем стал другом семейства Лидделлов. Проще всего ему было находить общий язык с дочерьми декана — Алисой, Лориной и Эдит; вообще с детьми Кэрролл сходился куда быстрее и легче, нежели со взрослыми, — так было и с детьми Джорджа Макдональда, и с отпрысками Альфреда Теннисона. Именно знакомство и дружба с сестрами Лидделл и привели к появлению на свет сказочной повести «Алиса в Стране чудес» (1865), мгновенно сделавшей Кэрролла знаменитым. Первое издание «Алисы» проиллюстрировал художник Джон Тенниэл, чьи иллюстрации сегодня считаются классическими. За этой повестью последовали «Алиса в Зазеркалье» (1871), поэма «Охота на Снарка» (1876) и роман «Сильви и Бруно» (1889-1893).

Кроме математики и литературы Кэрролл много времени уделял фотографии. Хотя он был фотографом-любителем, ряд его снимков вошел, если можно так выразиться, в анналы мировой фотохроники: это фотографии Альфреда Теннисона, Данте Габриэля Россетти, актрисы Эллен Терри и многих других. Особенно Кэрроллу удавались снимки детей. Однако в начале 80-х годов он забросил занятия фотографией, объявив, что это увлечение ему «надоело».

Свой псевдоним он изобрел следующим образом: «перевел» на латынь имя Чарльз Лютвидж (получилось Каролус Людовикус), а затем вернул латинскому варианту «истинно английский» вид. Все свои литературные («несерьезные») опыты Кэрролл подписывал именно псевдонимом, настоящее же имя ставил только в заглавиях математических работ.

Скончался Льюис Кэрролл 14 января 1898 года в Гилдфорде, графство Сарри.

[Вверх]