Энциклопедия
Здесь Вы сможете найти самое интересное описание и некоторые цены на продукцию

Юрий Андрухович биография 19/03/2017

Нет фото

Биография Юрий Игоревич Андрухович

Ю́рий И́горевич Андрухо́вич (укр. Ю́рій І́горевич Андрухо́вич), род. 13 марта 1960, Ивано-Франковск) — украинский стихотворец, прозаик, переводчик, эссеист. Живёт и работает в Ивано-Франковске. Вице-президент Ассоциации Украинских Писателей.

В 1985 вкупе с В. Небораком и О. Ірванцем создал поэтическую группу Бу-Ба-Бу, которая одной из первых начала возрождать в украинской литературе карнавальные и буффонадные традиции. С 1991 года Андрухович – соредактор литературно-художественного журнала “Четверг”, сотрудничает ещё с журналом “Перевал”.

В альманахе “Современность” в первый раз увидели свет важнейшие прозаические произведения писателя: “Рекреации” (1992), “Московиада” (1993), “Перверзия” (1996), изданные в 1997 году отдельными книгами, эссе “Центрально-восточная ревизия” (“Современность”, 3’2000).

Присутствие Андруховича в Ивано-Франковске стало важным фактором ферментации так называемого “станиславского феномена” и формирования местной творческой элиты. Творчество Андруховича имеет значительное воздействие на нынешний писательский ход на Украине, с его именем связаны первые факты заинтересованности современной украинской литературой на Западе. Произведения Андруховича переведены на польский, британский, германский, российский, венгерский, финский, шведский язык.

Произведения

Сборники

Небо и площади (Небо і площі) (1985)

Центр города (Середмістя)(1989)

Экзотические птицы и растения (Екзотичні птахи і рослини)(1991)

Экзотические птицы и растения с дополнением “Индия”: Коллекция стихов (Екзотичні птахи і рослини з додатком “Індія”: Колекція віршів)(1997)

Песни для мертвого петуха (Пісні для мертвого півня)(2004)

Проза

Цикл рассказов

Слева, где сердце (Зліва, де серце) (1987)

Романы

Рекреации (Рекреації) (1992)

Московиада (Московіада) (1993)

Перверзия (Перверзія) (1996)

Двенадцать обручей (Дванадцять обручів) (2003)

Тайна. Вместоположение романа (Таємниця. Замість роману) (2007)

Сборники эссе

Дезориентация на местности (Дезорієнтація на місцевості)

Центрально-восточная ревизия (Центрально-східна ревізія) (2000)

Дьявол прячется в твороге (Диявол ховається в сирі)(2006)

Переводы романов на русский

Рекреации (Ю. Ильина-Король) («Дружба народов», 2000, №4)

Московиада (А. Бражкина) (М: НЛО, 2001)

Перверзия (А. Бражкина, И. Сид) (М: НЛО, 2002)

Тайна. Вместоположение романа (З. Баблоян) (Харьков: Фолио, 2008)

Комментариев к записи Юрий Андрухович биография нет

Роман Архипов биография

Роман Архипов биография
Роман Архипов биография

Роман Архипов биография

Биография Роман Игоревич Архипов

Место рождения: г. Горький (Нижний Новгород).

В 1991 году в возрасте семи лет переехал с родителями в Москву, где и проживает по этот день.

Образование

Окончил московскую школу № 534, при этом программу 11 класса освоил независимо, сдав экзамены экстерном.

С шести лет обучался в музыкальной школе по классу фортепиано.

После школы мечтал поступить на юрфак в академию ФСБ, но не прошел по состоянию здоровья. Поступил на факультет международных отношений Московского Гуманитарного университета и в июне 2006 года получил диплом по специальности «Регионоведение».

В студенческие годы возле года жил и учился в Лас-Вегасе, Невада, США.

Музыкальные предпочтения

Роман с детства увлекается рок-музыкой. Среди любимых групп и исполнителей – Deep Purple, Van Halen, Bon Jovi, Bryan Adams, AC/DC, Nazareth, White Snake, Velvet Revolvers, Guns’n’Roses, Alice Cоoper, Gotthard, Def Leppard, Ozzy Osbourne, Aerosmith, Maroon 5. Из классики предпочитает Моцарта, в особенности позднего.

«Рок – это музыка, которая содержит в себе мужское начало, музыка непонятых, – говорит Роман. – Это основательный манера, не только в Текстах, но и в Музыке. Эта музыка будит во мне эмоции, совершенно разные, но только положительные! Рок заставляет Любить, Радоваться, Переживать. Он, в различие от большинства стилей, способен коснуться душу».

Оказавшись на «Фабрике Звезд», Рома заявил, что собирается привнести в план «ноток потяжелее». И это касается не только «фабричного» формата, – Роман убежден, что рок-музыка должна, в конце концов, занять достойное местоположение на отечественной эстраде. Именно этому он собирается посвятить свою творческую карьеру.

Начало творческого пути

Тонкости шоу-бизнеса Роман познавал с шести лет, объехав всю страну в гастрольной группе Татьяны Овсиенко, директором которой является его папа. Неудивительно, что, вечно вращаясь в творческой среде, общаясь с певцами и музыкантами, Рома и сам с детства занимался музыкой и немало напевал.

Ломка голоса в переходном возрасте, учеба в старших классах и хлопоты, связанные с подготовкой к поступлению в вуз, на какое-то время отодвинули мечты о сцене на второй проект. Но в возрасте 17 лет, во время поездки в Америку, Роман еще раз вернулся к музыке. «У меня появилась масса свободного времени, стимул, – рассказывает он. – Я тогда начал фантазировать свои первые песни и обнаружил, что еще раз могу петь».

С тех пор сцена становится неотъемлемой частью его жизни. Он работает в качестве бас-гитариста на концертах Татьяны Овсиенко, снимается в клипе «Лето» на её дуэт с Виктором Салтыковым. Будучи членом студенческого совета факультета международных отношений МосГУ, он знакомится с руководителем творческой группы Тамарой Александровной Русаковой и становится постоянным участником университетских концертов.

«Фабрика Звезд»

Осознавая надобность получения опыта работы на профессиональной сцене, Роман трижды принимает участие в кастингах проекта «Фабрика Звезд». И в начале 2006 г. на этом пути ему улыбается удача: он оказывается в числе «фабрикантов» шестого созыва – подопечных Виктора Дробыша.

Четыре месяца, проведенные на проекте, стали не только знаковым, но и необыкновенно результативным периодом в творческой карьере Романа. Первое время он выглядел не сверх меры твердо на фоне своих соседей по Звездному дому, многие из которых ещё до прихода на план имели порядочный сценический навык и специальное вокальное образование. Однако благодаря своему таланту и работоспособности, он сумел не только не затеряться на их фоне, но и произвести огромный качественный рывок как в вокальном отношении, так и в плане раскрепощения на сцене, от концерта к концерту раскрываясь с новой стороны и набираясь профессионализма.

В его «фабричной» копилке четыре сольные песни – рекорд, тот, что не сумел побить ни единственный участник «Фабрики-6», а ещё дуэты с Владимиром Кузьминым («Пристань твоей надежды») и Александром Ивановым («Мечты»), Сергеем Трофимовым («Ветер в голове») и Олегом Газмановым («Репетиция разлуки»), Валерией («Чёрно-белый цвет») и Авраамом Руссо («Через любовь»), Андреем Сапуновым («Звон») и Алексеем Беловым («Tell Me Why»); с группами «Корни» («25 этаж»), «Земляне» («Борсалино»), «Токио» («Кто я без тебя»), «Город 312» («Вне зоны доступа») и Gotthard («Heaven»). Кроме того, во многих номерах Роман играл на гитаре, участвовал в массовке и бэк-вокале, а кроме того напевал в составе группы, которая позже получила наименование «Челси». Одна из сольных песен – «Я и ты» – ещё до окончания проекта попала в ротацию «Русского радио» и ряда других радиостанций.

Что бы Роман ни напевал на «Фабрике» – попсу или шансон – он не пытался копировать манеру и стилистику популярных исполнителей, оставаясь верным своей идее привнести в формат проекта «нотки потяжелее». Однако в наибольшей степени ему удавалось раскрыться в номерах рок-формата. Уже начальный его рок-дуэт со швейцарской группой Gotthard на песню «Heaven» принес Роману признание зрителей Первого канала и MTV. В течение восьми недель дуэт занимал первую строчку хит-парада канала MusicBox, за что Роман был награжден именным диском. Сами музыканты группы Gotthard остались до того довольны результатом, что пригласили Романа воспроизвести совместное выступление в клубе «Точка», а кроме того подарили ему одну из своих песен («Lift U Up»), которую он осуществил на фабричной сцене в качестве второго сольного номера.

После такого успеха внимательность на молодого рок-исполнителя обратил вождь группы «Парк Горького» Алексей Белов, написавший сознательно для Романа композиции «Не забуду» и «Прости». С последней Роман покинул «Фабрику Звезд» перед самым финалом. Но тот самый уход не был поражением! «А рок-то все-таки жив!» – сказал он в своей прощальной речи, подтверждая, что ему удалось произвести задуманное – развалить попсовый формат проекта. Подтверждение тому – песни группы Gotthard, которыми как раз Роман Архипов (а не финалисты проекта) закрывал финальный концерт в «Олимпийском».

CHELSEA

После окончания проекта Роман, как и другие «фабриканты», подписывает контракт с продюсерским центром Виктора Дробыша и в гастрольный тур «Фабрики Звезд — 6» отправляется уже как участник группы «Челси». В состав команды кроме него входят Арсений Бородин, Денис Петров и Алексей Корзин. Группа скоро приобретает популярность, их песни занимают вершины хит-парадов. Судьбоносный 2006 год «Челси» завершают в звании «лучшей группы года», имея в своем багаже «Золотой граммофон» за песню «Чужая невеста», клип на композицию «Самая Любимая» и дебютный альбом, в тот, что вошли их песни времен «Фабрики звезд», в том числе, начальный сольный номер Романа «Я и ты».

В настоящее время группа ведет активную концертную дело, работает над созданием нового альбома, сотрудничает с популярными российскими исполнителями (в частности, с Филиппом Киркоровым).

Однако, несмотря на успехи группы, Роман по-прежнему мечтает о сольной карьере и планирует сотворить личный рок-проект.

Интересы

Очень любит путешествовать. Впервые за рубежом он оказался в 1995 году в Объединенных Арабских Эмиратах. Далее последовали Греция (о. Крит), Израиль (Тель-Авив, Иерусалим), Италия (Венеция, Верона), Египет, Кипр (Айонапа), Вьетнам. Около года Рома жил в США (Лас-Вегас), где учился и подрабатывал в русском ресторане. Из других стран и городов мечтает посетить Париж и Южную Африку. Но на вопросительный мотив «Где бы ты хотел существовать?» жестко отвечает: «За рубежом недурственно переводить дыхание, колесить туда на мелкий отрезок времени времени, но существовать я хочу в Москве. Ну, я, в общем-то, тут и живу».

Изучает британский и испанский языки.

Помимо клавишных играет на бас-гитаре. По рассказам очевидцев, ударную установку освоил за одну темное время суток, до утра не давая почивать дачному посёлку.

Любимое животное – скорпион.

Из видов спорта предпочитает здоровенный теннис. Если есть свободное время, посещает тренажерный зал. Мечтает освоить сноуборд или горные лыжи.

Любимые цвета – черный, белый и фиолетовый.

Предпочитает дорогую и красивую фирменную одежду, хотя может обратить в произведение хенд-мейд-арта и куртку, приобретенную на рынке, нашив на неё скорпионов. Одежду спортивного и классического покроя любит сочетать с экстравагантными элементами в рокерском стиле: долгий черный плащ, кожаные брюки, металлические браслеты и кольца на руках, массивные пряжки, надписи в рок-н-ролльном духе. Но порой его нетрудно не изведать! Однажды на 2 курсе Рома, облаченный в голубые штаны, женскую кофту и с сигарой в руках, стоял в обществе двух однокурсниц перед Пражским посольством, держа в руках голубую сумку одной из них. Мимо них прошли мужчины с возгласом: «Ооо, девочки!», на что Рома возмущенно ответил: «Какие девочки!?».

От рождения Роман блондин с вьющимися волосами и категорически не соглашается стричь их! Хотя, были времена, когда подросток Рома брился налысо.

Любит действовать в Photoshop. На какое-то время это увлечение более того превратилось в работу.

Среди любимых литературных авторов называет Пауло Коэльо и Э.-М. Ремарка.

Роман – сильно коммуникабельный джентльмен, любит водить знакомство с самыми разными людьми. Поддерживает дружеские отношения с Татьяной Овсиенко и Ольгой Кормухиной, Алексеем Беловым и Александром Ерохиным (барабанщик «Любэ»), музыкантами групп Gotthard и Nazareth, а кроме того с многими другими коллегами «по цеху».

Cвою личную существование обсуждать не любит. Точно известно только, что он не женат. По мере возможностей принимает участие в воспитании младшего братика Никиты, немецкой овчарки Алисы, лютый кошки и двух белок.

Комментариев к записи Роман Архипов биография нет

Жорес АЛФЁРОВ биография

Нет фото

Биография Жорес Иванович АЛФЁРОВ

До этого дня российским ученым принадлежало восемь Нобелевских премий, столь же, к примеру, сколь и датчанам (Николай Семёнов – премия по химии за 1956 г.; Илья Франк, Игорь Тамм, Павел Черенков – премия по физике за 1958 г.; Лев Ландау – 1962 г.; Александр Прохоров, Николай Басов – 1964 г.; Петр Капица – 1978 г.). И вот – фарт Алфёрова.

Правда, и тут не обошлось не то чтобы без ложки дегтя, но не без маленькой психологической занозы: приз в 1 млн долларов Жорес Иванович в паре с Хербертом Кроемером разделит наполовину с Джеком Килби. По решению Нобелевского комитета Алфёров и Килби удостоены Нобелевской премии (одной на двоих) за «работы по получению полупроводниковых структур, которые могут быть использованы для сверхбыстрых компьютеров». (Любопытно, что так же пришлось поделить Нобелевскую премию по физике за 1958 г. между советскими физиками Павлом Черенковым и Ильей Франком и за 1964 г. – между опять-таки советскими физиками Александром Прохоровым и Николаем Басовым.) Еще единственный гражданин сша, работник корпорации «Техас Инструментс» Джек Килби, удостоен награды за работы в области интегральных схем.

Итак, кто же он, свежий русский нобелевский лауреат?

Жорес Иванович Алфёров родился в белорусском городе Витебске. После 1935 года семейство переехала на Урал. В г. Туринске А. учился в школе с пятого по восьмой классы. 9 мая 1945 года его папа, Иван Карпович Алфёров, получил направление в Минск, где А. окончил мужскую среднюю школу №42 с золотой медалью. Он стал студентом факультета электронной техники (ФЭТ) Ленинградского электротехнического института (ЛЭТИ) им. В.И. Ульянова по совету школьного учителя физики, Якова Борисовича Мельцерзона.

На третьем курсе А. пошел трудиться в вакуумную лабораторию профессора Б.П. Козырева. Там он начал экспериментальную работу под руководством Наталии Николаевны Созиной. Со студенческих лет А. привлекал к участию в научных исследованиях других студентов. Так, в 1950 году полупроводники стали главным делом его жизни.

В 1953 году, затем окончания ЛЭТИ, А. был принят на работу в Физико-технический институт им. А.Ф. Иоффе в лабораторию В.М. Тучкевича. В первой половине 50-х годов перед институтом была поставлена проблема сотворить отечественные полупроводниковые приборы для внедрения в отечественную индустрия. Перед лабораторией стояла задача: приобретение монокристаллов чистого германия и создание на его основе плоскостных диодов и триодов. При участии А. были разработаны первые отечественные транзисторы и силовые германиевые приборы За комплекс проведенных работ в 1959 году А. получил первую правительственную награду, им была защищена кандидатская диссертация, подводившая черту под десятилетней работой.

После этого перед Ж.И. Алфёровым встал вопросительный мотив о выборе дальнейшего направления исследований. Накопленный навык позволял ему перейти к разработке собственной темы. В те годы была высказана мысль использования в полупроводниковой технике гетеропереходов. Создание совершенных структур на их основе могло привести к качественному скачку в физике и технике.

В то время во многих журнальных публикациях и на различных научных конференциях неоднократно говорилось о бесперспективности проведения работ в этом направлении, т.к. несметные попытки реализовать приборы на гетеропереходах не приходили к практическим результатам. Причина неудач крылась в трудности создания близкого к идеальному перехода, выявлении и получении необходимых гетеропар.

Но это не остановило Жореса Ивановича. В основу технологических исследований им были положены эпитаксиальные методы, позволяющие править такими фундаментальными параметрами полупроводника, как ширина запрещенной зоны, размерность электронного сродства, эффективная масса носителей тока, показатель преломления и т.д. внутри единого монокристалла.

Для идеального гетероперехода подходили GaAs и AlAs, но концевой без малого молниеносно на воздухе окислялся. Значит, следовало поднять другого партнера. И он нашелся тут же, в институте, в лаборатории, возглавляемой Н.А. Горюновой. Им оказалось тройное соединение AIGaAs. Так определилась просторно известная сейчас в мире микроэлектроники гетеропара GaAs/AIGaAs. Ж.И. Алфёров с сотрудниками не только создали в системе AlAs – GaAs гетероструктуры, близкие по своим свойствам к идеальной модели, но и первостепеннный в мире полупроводниковый гетеролазер, работающий в непрерывном режиме при комнатной температуре.

Открытие Ж.И. Алфёровым идеальных гетеропереходов и новых физических явлений – «суперинжекции», электронного и оптического ограничения в гетероструктурах – позволило кроме того кардинально улучшить параметры большинства известных полупроводниковых приборов и сформировать принципиально новые, в особенности перспективные для применения в оптической и квантовой электронике. Новый период исследований гетеропереходов в полупроводниках Жорес Иванович обобщил в докторской диссертации, которую благополучно защитил 1970 году.

Работы Ж.И. Алфёрова были по заслугам оценены международной и отечественной наукой. В 1971 году Франклиновский институт (США) присуждает ему престижную медаль Баллантайна, называемую «малой Нобелевской премией» и учрежденную для награждения за лучшие работы в области физики. Затем следует самая высокая награда СССР – Ленинская премия (1972 год).

С использованием разработанной Ж.И. Алфёровым в 70-х годах технологии высокоэффективных, радиационностойких солнечных элементов на основе AIGaAs/GaAs гетероструктур в России (впервой в мире) было организовано крупномасштабное фабрика гетероструктурных солнечных элементов для космических батарей. Одна из них, установленная в 1986 году на космической станции «Мир», проработала на орбите весь срок эксплуатации без существенного снижения мощности.

На основе предложенных в 1970 году Ж.И. Алфёровым и его сотрудниками идеальных переходов в многокомпонентных соединениях InGaAsP созданы полупроводниковые лазеры, работающие в существенно больше широкой спектральной области, чем лазеры в системе AIGaAs. Они нашли широкое использование в качестве источников излучения в волоконно-оптических линиях связи повышенной дальности.

В начале 90-х годов одним из основных направлений работ, проводимых под руководством Ж.И. Алфёрова, становится приобретение и изучение свойств наноструктур пониженной размерности: квантовых проволок и квантовых точек.

В 1993…1994 годах впервой в мире реализуются гетеролазеры на основе структур с квантовыми точками – «искусственными атомами». В 1995 году Ж.И. Алфёров со своими сотрудниками впервой демонстрирует инжекционный гетеролазер на квантовых точках, работающий в непрерывном режиме при комнатной температуре. Принципиально важным стало расширение спектрального диапазона лазеров с использованием квантовых точек на подложках GaAs. Таким образом, исследования Ж.И. Алфёрова заложили основы принципиально новой электроники на основе гетероструктур с шибко широким диапазоном применения, известной ныне как «зонная инженерия».

Награда нашла героя

В одном из своих многочисленных беседа (1984 год) на вопросительный мотив корреспондента: «По слухам, Вы в настоящее время были представлены к Нобелевской премии. Не оскорбительно, что не получили?» Жорес Иванович ответил: «Слышал, что представляли уже не раз. Практика показывает – либо ее дают стразу после этого открытия (в моем случае это середка 70-х годов), либо уже в глубокой старости. Так было с П.Л. Капицей. Значит, у меня ещё все впереди».

Здесь Жорес Иванович ошибся. Как говорится, награда нашла героя раньше наступления глубокой старости. 10 октября 2000 года по всем программам российского телевидения сообщили о присуждении Ж.И. Алфёрову Нобелевской премии по физике за 2000 год.

…Современные информационные системы должны отзываться двум простым, но основополагающим требованиям: быть быстрыми, чтобы громадный объем информации, не возбраняется было передать за недлинный промежуток времени, и компактными, чтобы уместиться в офисе, дома, в портфеле или кармане.

Своими открытиями Нобелевские лауреаты по физике за 2000 год создали основу таковый современной техники. Жорес И. Алфёров и Герберт Кремер открыли и развили быстрые опто- и микроэлектронные компоненты, которые создаются на базе многослойных полупроводниковых гетероструктур.

Гетеролазеры передают, а гетероприемники принимают информационные потоки по волоконно-оптическим линиям связи. Гетеролазеры разрешается выявить ещё в проигрывателях CD-дисков, устройствах, декодирующих товарные ярлыки, в лазерных указках и во многих других приборах.

На основе гетероструктур созданы мощные высокоэффективные светоизлучающие диоды, используемые в дисплеях, лампах тормозного освещения в автомобилях и светофорах. В гетероструктурных солнечных батареях, которые обширно используются в космической и наземной энергетике, достигнуты рекордные эффективности преобразования солнечной энергии в электрическую.

Джек Килби награжден за свой вклад в открытие и формирование интегральных микросхем, благодаря чему стала одним духом рскручиваться микроэлектроника, являющаяся – наряду с оптоэлектроникой – основой всей современной техники.

Учитель, воспитай ученика…

В 1973 году А., при поддержке ректора ЛЭТИ А.А. Вавилова, организовал базовую кафедру оптоэлектроники (ЭО) на факультете электронной техники Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе.

В невероятно сжатые сроки Ж.И. Алфёров совестно с Б.П. Захарченей и другими учеными Физтеха разработал учебный проект подготовки инженеров по новой кафедре. Он предусматривал обучение студентов первого и второго курсов в стенах ЛЭТИ, потому что порядок физико-математической подготовки на ФЭТ был высоким и создавал недурной фундамент для изучения специальных дисциплин, которые, начиная с третьего курса, читались учеными Физтеха на его территории. Там же с использованием новейшего технологического и аналитического оборудования выполнялись лабораторные практикумы, а ещё курсовые и дипломные проекты под руководством преподавателей базовой кафедры.

Прием студентов на основополагающий вектор движения в количестве 25 мужчина осуществлялся посредством вступительные экзамены, а комплектование групп второго и третьего курсов для обучения по кафедре ОЭ проходило из студентов, обучавшихся на ФЭТ и на кафедре диэлектриков и полупроводников Электрофизического факультета. Комиссию по отбору студентов возглавлял Жорес Иванович. Из эдак 250 студентов, обучавшихся на каждом курсе, было отобрано по 25 лучших. 15 сентября 1973 года начались занятия студентов вторых и третьих курсов. Для этого был подобран превосходный профессорско-преподавательский состав.

Ж.И. Алфёров крайне большое участливость уделял и уделяет формированию контингента студентов первого курса. По его инициативе в первые годы работы кафедры в отрезок времени весенних школьных каникул проводились ежегодные школы «Физика и жизнь». Ее слушателями были учащиеся выпускных классов школ Ленинграда. По рекомендации учителей физики и математики наиболее одаренным школьникам вручались приглашения принять участие в работе этой школы. Таким образом набиралась группа в количестве 30…40 дядя. Они размещались в институтском пионерском лагере «Звездный». Все расходы, связанны с проживанием, питанием и обслуживанием школьников, свой вуз забирал на себя.

На открытие школы приезжали все ее лекторы во главе с Ж.И. Алфёровым. Все проходило и празднично, и сильно по-домашнему. Первую лекцию читал Жорес Иванович. Он так увлекательно говорил о физике, электронике, гетероструктурах, что все его слушали как завороженные. Но и затем лекции не прекращалось общение Ж.И. Алфёрова с ребятами. Окруженный ими, он ходил по территории лагеря, играл в снежки, дурачился. Насколько не формально он относился к этому «мероприятию», говорит тот факт, что в эти поездки Жорес Иванович забирал свою жену Тамару Георгиевну и сына Ваню…

Результаты работы школы не замедлили сказаться. В 1977 году состоялся основополагающий выпуск инженеров по кафедре ОЭ, число выпускников, получивших дипломы с отличием, на факультете удвоилось. Одна группа студентов этой кафедры дала столь же «красных» дипломов, сколь остальные семь групп.

В 1988 году Ж.И. Алфёров организовал в Политехническом институте физико-технический факультет.

Следующим логическим шагом стало объединение этих структур под одной крышей. К реализации данной идеи Ж.И. Алфёров начал ещё в начале 90-х годов. При этом он не несложно строил сооружение Научно-образовательного центра, он закладывал фундамент будущего возрождения страны… И вот первого сентября 1999 года сооружение Научно-образовательного центра (НОЦ) вступило в строй.

На том стоит и стоять будет русская почва…

Алфёров неизменно остается самим собой. В общении с министрами и студентами, директорами предприятий и простыми людьми он в равной мере ровен. Не подстраивается под первых, не возвышается над вторыми, но постоянно с убежденностью отстаивает свою точку зрения.

Ж.И. Алфёров завсегда занят. Его рабочий график расписан на месяц вперед, а недельный рабочий цикл таков: начало дня понедельника – Физтех (он его директор), вторая половинка дня – Санкт-Петербургский академический середина (он председатель); вторник, среда и четверг – Москва (он член Государственной думы и вице-президент РАН, к тому же нужно находить решение несчетные вопросы в министерствах) или Санкт-Петербург (также вопросов выше головы); начало дня пятницы – Физтех, вторая половинка дня – Научно-образовательный середина (директор). Это только крупные штрихи, а между ними – научная служба, руководство кафедрой ОЭ в ЭТУ и физико-техническим факультетом в ТУ, читка лекций, участие в конференциях. Вэтого не перечесть!

Наш лауреат пригожий лектор и рассказчик. Неслучайно все информационные агентства мира отметили аккурат Алфёровскую Нобелевскую лекцию, которую он прочитал на английском языке без конспекта и с присущим ему блеском.

При вручении Нобелевских премий существует традиция, когда на банкете, тот, что устраивает король Швеции в честь Нобелевских лауреатов (на нем присутствуют свыше тысячи гостей), представляется словечко только одному лауреату от каждой «номинации». В 2000 году Нобелевской премии по физике были удостоены три человека: Ж.И. Алфёров, Герберт Кремер и Джек Килби. Так вот двое последних уговорили Жореса Ивановича обозначиться на этом банкете. И он эту просьбу выполнил блестяще, в своем слове удачно обыграв нашу российскую привычку действовать «одно любимое дело» на троих.

В своей книге «Физика и жизнь» Ж.И. Алфёров, в частности, пишет: «Все, что создано человечеством, создано благодаря науке. И если уж суждено нашей стране быть великой державой, то она ею будет не благодаря ядерному оружию или западным инвестициям, не благодаря вере в Бога или Президента, а благодаря труду ее народа, вере в знание, в науку, благодаря сохранению и развитию научного потенциала и образования.

…Десятилетним мальчиком я прочитал замечательную книгу Вениамина Каверина «Два капитана». И всю последующую существование я следовал принципу ее главного героя Сани Григорьева: «Бороться и разыскивать, отыскать и не сдаваться». Правда, шибко существенно при этом осознавать, за что ты берешься».

Комментариев к записи Жорес АЛФЁРОВ биография нет

Владимир Алекно биография

Владимир Алекно биография
Владимир Алекно биография

Владимир Алекно биография

Биография Владимир Романович Алекно

– Владимир Романович, три месяца вспять в телевизионном беседа в день вашего назначения на пост главного тренера сборной вы выглядели достаточно задумчивым…

– Со сборной сложнее трудиться. Важнейшее свойство игрока национальной команды – патриотизм. Двадцать лет обратно, когда я сам ещё играл, считалось престижным выступать за главную команду страны. Понятие о флаге и Родине было совершенно другим. Если ты не попал в сборную, это была самая страшная обида и разочарование. А в текущий момент время другое. У нынешнего поколения ощущение патриотизма сильно притупленное. После назначения у меня был обстоятельный разговорчик с каждым игроком. Одних уламывать не пришлось. Другие отказались по разным причинам. Для меня это было странно… А с иной стороны, что я могу предложить игрокам за их работа? Только премиальные и то, в чем и сам нуждаюсь, – славу. Это один противовес деньгам. Слава оттого что также нужна человеку. Иначе для чего мы все этим занимаемся? Олимпийские чемпионы, которые немало лет обратно прославили нашу страну, поверьте, до сих пор этим гордятся. Именно за славу их все ещё ценят. Думаю, на первом собрании мне удалось донести до ребят то, чего я хочу от них. Поэтому в эти дни в этом месте находятся только игроки, для которых словечко «Россия», написанное у них на майках, что-то значит. Только те, кто сказал мне: «Романыч, я готов за тобой сходить в пламень и в воду». Сейчас все работают весьма неплохо. И я верю в своих ребят.

– Специалисты говорят, что затем вашего предшественника, сербского тренера Зорана Гаича, свойский мужеский волейбол сгинул в яму.

– Я совсем с этим не согласен. Зоран Гаич – олимпийский чемпион и пришел сюда не с улицы. Я видел его тренировки. Он работал профессионально. Сделал огромную работу для российского волейбола. Открыл игрокам многогранность волейбола. Они порой жаловались мне, что немало тренируются. Но ни в жизнь не говорили, что он нехороший джентльмен. В нем есть и человеческая, и тренерская незаурядность. Думаю, задача была в том, что он не знал, как достучаться до ребят. Человеку, тот, что родился и вырос в прочий стране, тяжело вкалывать с русскими людьми. У тренера женской сборной Джованни Капрары это получилось. Но у него благоверная русская. Она переводит так, что его слова ложатся на сердце игрокам. А Зоран уделял этому участливость меньше всего. Он рассчитывал на профессионализм и сознательность игроков. Считал, что если ещё и тренироваться по шесть часов в день, этого будет довольно, чтобы одержать победу. Гаич выигрывал и с греками, и с турками, и с сербами. Думаю, если бы во Францию приехал, также бы добился высокого результата. Потому что там вовсе другие менталитет и культура, люди больше открытые. За недлинный срок позволительно разобраться, кто чем дышит. Там нет эдакий немалый дистанции между игроками и тренером. Они его на «ты» называют. А у нас эту дистанцию может регулировать только российский джентльмен. Иностранец ее не чувствует.

– Какие задачи вы перед собой ставите?

– Мне все время сейчас задают прочий вопрос: «А как на Олимпиаде вы думаете обозначиться?» Чтобы там обозначиться, туда нужно угодить. Чтобы туда угодить, нужно одолеть путь в финал чемпионата Европы. И если разгромление на чемпионате мира мы можем себе помиловать, то на европейском первенстве – нет. Я ставлю перед собой задачи поэтапно. Сейчас идет целенаправленная подготовка к чемпионату Европы. Вторая проблема – угодить на Кубок мира. Только первые три места на этом турнире дают путевку на Олимпиаду. А Мировая лига, которая в текущее время идет, – это коммерческий турнир. Он несложно дает вероятность сыграть спарринги. Здесь наша проблема – угодить в финал. В этом году мы используем тот самый турнир для отбора и формирования команды, которая выступит на чемпионате Европы. Смотрим новых, молодых игроков. В состав вернулся ветеран Вадим Хамутцких. Делается все, чтобы Сергей Тетюхин как разрешается быстрее восстановился. То же самое могу проговорить про Александра Косарева, Алексея Казакова… На этих игроков ляжет основная нагрузка. Я считаю, что постановить поставленные задачи за этакий недлинный отрезок времени подготовки могут только те игроки, которые умеют это совершать.

– Возможно ли за год совершить то, на что отводится единый олимпийский цикл?

– Я обязан это соорудить. И эти слова не дешевенький пафос.

– Что главное на данном этапе подготовки?

– Добиться согласованности действий между игроками. Уделим огромное участливость технической подготовке. Но главное для нас – это создание команды, коллектива. Потому что раньше, я считаю, была не команда, а нетрудно сборная России. Раньше подчинение личных интересов коллективным было обусловлено идеологией. Для игровых видов это было весьма немаловажно. Теперь идеология ушла из спорта. Личность противопоставляет себя коллективу. В социальном смысле, может, это и неплохо – одаренные люди стали заметнее. Но для волейбола – худо. Здесь вообще нужна сильно строгая дисциплина. Игровая и общая. Если вдуматься, что такое дисциплина? Она строится на уважении товарищ к другу. Команда – это коллектив, где все равны. И ко всем предъявляются одинаковые требования.

– Может быть, я ошибаюсь, но складывается такое ощущение, что наши волейболисты не получают радости от игры. На площадке от них веет каким-то равнодушием. Во всяком случае, по своей энергетике российские игроки прямо уступают многим коллегам из других стран.

– Правильно подметили. Проблема в том, что они воспринимают игру как работу. Как это ни чудно звучит, но профессионализм убивает в них влюбленность к игре. Они как роботы. Выходят на площадку и механически выполняют свою работу. А волейбол – возбудимый обличье спорта. Он не прощает равнодушия. Это развлекуха в мяч. Она должна быть веселой, озорной, страстной, дерзкой. Важна аура игры, а не только статистика игровых приемов. В Японии говорят: «Творец победы – рассудок, а мощь и ловкость его младшие сестры». Самая виртуозная техника без души – ничто. Но я могу поддержать игроку открыть свои возможности, но не смогу обучить взрослого человека иметь слабость близкое занятие. А по энергетике русские мужчины всю дорогу отличались от европейцев.

– Уже после этого назначения тренером сборной вы попросили федерацию вручить вам доработать период с московским «Динамо». Ваш клуб считался фаворитом российского чемпионата. Почему не удалось одержать победу?

– Когда мы в этом году выиграли Кубок России, это была одна команда. Но стоило мне на месяц отбыть по делам сборной, как она уже стала вовсе прочий. И по физической готовности, и по энергетике… Я не знаю, зачем специалисты так недооценивали казанское «Динамо». Может быть, делали выводы по неудачному старту? Но чемпионами становятся в плей-офф, а не в начале чемпионата. Нашим соперником была команда. Опытная команда. Нас отделяла от чемпионского титула всего одна штурмовая вылазка. Мы вели 14:13, мяч был на нашей стороне… Передачу отдали Полтавскому (вздыхает)… Это был сильно нелегкий миг, тот, что нужно ещё ощутить и проанализировать.

– Семена Полтавского называют немного ли не лучшим диагональным планеты. Но он имеет странную черта – проигрывать решающие мячи. К тому же ни для кого не секрет, что не любит трудиться на тренировках.

– Вот вы сами и противоречите себе. Он в отдалении не наилучший. Потенциально – может быть. Но если игрок не забивает решающие мячи, он далек от совершенства. И та проигранная решающая штурмовая вылазка ещё раз это подтвердила. Полтавский играет в амплуа диагонального на высоком уровне только два года. До этого выступал в молодежной команде то диагональным, то принимающим. В Италии – то играл, то не играл. Потом сидел на скамейке в «Динамо».

– Говорят, у него не складывались отношения с Гаичем.

– Ну да, Семен шибко затворенный дядя. Слишком самоуверенный. В обычной жизни, может, это и добро. Но в спортивной – нет. Что касается отношения к тренировочному процессу, согласен, его тяжко вынудить гоняться зайцем по площадке. Потому что природные данные позволяли ему всего достигнуть в спорте без труда. Но в настоящий момент наступил миг, когда подсоблять близкое мастерство на высоком уровне ему позволит только ежедневный каторжный работа. Я ему сказал позже финала с Казанью: ты в сборной на чемпионате мира сыграл две партии на уровне, опосля сдулся, и команда проиграла. То же самое было и на чемпионате Европы. Но, поверьте, Семен хочет игрывать и выигрывать. Он в целом славный мужчина. Думающий. У него есть свои мысли, идеи, эмоции. Он не трусишка и не подлец. Добрый, мягонький. Очень привязан к своей семье. Родители для него на первом месте. В нем есть какая-то изюминка.

– Почему-то следом поражения вы постоянно берете вину на себя…

– Знаете, всю дорогу легче выискать себе море оправданий, чем схватить на себя ответственность. Если ты не берешь вину на себя, значит, не анализируешь ошибки. Поэтому не прогрессируешь. И позже, кто-то потому как должен взвалить вину на свои плечи. Не нетрудно же родилась пословица – выигрывает команда, а проигрывает тренер.

– А как выходите из стресса?

– Стараюсь остаться единственный. И ни при каких обстоятельствах не заливаю боль вином. Вот вы опубликовали в своей газете фотографию, где я пью шампанское из горла. А я вообще не пью. То шампанское было победное, кубковое. Поражение во мне держится дольше, чем виктория. И по времени, и по состоянию души. Но я переживаю не в силу того что, что сам просадил. А в силу того что, что других подвел. Помните, как Верещагин говорил: «Не за себя, за державу обидно». Я вообще сильно мнительный дядя. Для меня сильно существенно соображение других обо мне.

– О вас говорят, что вы сильно непростой.

– Кто это вам сказал?! Мужчина или леди?

– Женщина.

– Странно…

Комментариев к записи Владимир Алекно биография нет

Тохтар Аубакиров биография

Тохтар Аубакиров биография
Тохтар Аубакиров биография

Тохтар Аубакиров биография

Биография Тохтар Онгарбаевич Аубакиров

Родился 27 июля 1946 года в Каркаралинском районе Карагандинской области Казахской ССР (теперь — Республика Казахстан). После окончания 8 классов работал токарем на Темиртауском литейно-механическом заводе, в то же время учился в вечерней школе. В 1965 году закончил школу и поступил в Армавирское высшее военное авиационное училище летчиков ПВО. После окончания училища в 1969 году служил в Военно-воздушных силах СССР. В 1976 году окончил школу летчиков-испытателей и перешел на испытательную работу. В 1976 — 1991 годах: летчик-испытатель ОКБ имени А.Микояна, летчик-испытатель ЛИИ имени М.Громова. За время работы освоил больше 50 типов самолетов. Работал в Крыму с самолетами корабельного базирования. Первым в СССР поднял серийный сверхзвуковой истребитель МиГ-29 с палубы тяжелого авианесущего крейсера «Тбилиси». Без отрыва от испытательной работы заочно окончил Московский авиационный институт имени Серго Орджоникидзе. В 1991 году в соответствии с договоренностью между правительствами тогдашних республик СССР России и Казахстана начал к тренировкам в Центре подготовки космонавтов имени Ю.А.Гагарина. Прошел ускоренный вектор движения подготовки к полету на корабле «Союз ТМ» и орбитальном комплексе «Мир» в качестве космонавта-исследователя. 2 октября 1991 года стартовал в космос совместно с Александром Александровичем ВОЛКОВЫМ и австрийским космонавтом Францем ФИБЕКОМ в качестве космонавта-исследователя космического корабля «Союз ТМ-13». В течение недели работал на борту орбитального комплекса «Мир». 10 октября 1991 года возвратился на Землю вкупе с Анатолием Павловичем АРЦЕБАРСКИМ и австрийским космонавтом Францем ФИБЕКОМ на борту космического корабля «Союз Т-12». Продолжительность пребывания в космосе составила 7 дней 22 часа 13 минут. После распада СССР живет в Казахстане, находится на государственной службе. С апреля 1992 года — первостепеннный заместитель председателя Государственного комитета по обороне Республики Казахстан, помощник президента Казахстана по освоению космоса.

Герой Советского Союза. Награжден орденом Ленина, медалями. Заслуженный летчик- испытатель СССР.

Комментариев к записи Тохтар Аубакиров биография нет

Варвара Акулова биография

Варвара Акулова биография
Варвара Акулова биография

Варвара Акулова биография

Биография Варвара Акулова

Варвара Акулова родилась 11 января 1992 года в Кривом Роге. Занимается тяжелой атлетикой и цирковой акробатикой с… двух недель по особому, научно разработанному ее отцом Юрием Акуловым методу…

Варин папа и тренер Юрий Акулов всю дорогу знал, что у него » будет богатырша «. Жену выбирал продолжительно и скрупулезно — в то время как не встретил аж в Архангельске — выступал там со своей цирковой студией. Дочь Варвара впервой вышла на соревнования в пауэрлифтинге в 4 года, показав плод 92,5 килограмма. Последний итог в пауэрлифтинге — 270 килограммов. В своё время Вариным родителям в городе устроили веселую существование — завели супротив девочки «дело», поставили ее на учет в милиции и стали травить в газетах. Маму с папой объявили фашистами, родное дитя мучающими, а Варю — будущим инвалидом, у которого кости под штангой треснут.

Акуловы боролись с городом 12 лет и победили — врачи перед ними извинились, власти и милиция оставили в покое. Это потом того, как в экологически опасном городе Варя оказалась капельку ли не единственным ни при каких обстоятельствах не болеющим ребенком. В возрасте 10 лет Варя устроилась в цирк, где ей, самой сильной, но малолетней, платили копейки — меньше 10 долларов за выход… На эти гроши, которые скрупулезно откладывались, Акуловы купили квартиру. В кредит… Её самым впечатляющим номером было поднятие в положении на четвереньках помоста с десятью мужчинами общим весом 700 килограммов.

Ныне Варя неоднократная участница украинских Гиннесс-шоу, которые проводит олимпийская чемпионка Лилия Подкопаева, мастер спорта по тяжёлой атлетике. Учится в школе олимпийского резерва при Криворожском техническом университете, где с ней работает заслуженный тренер Украины Игорь Послушной. Но и папа не оставляет дочку «в покое» — «Она не окончательно типична для тяжелоатлетки, начиная с фигуры и заканчивая ее девчачьими занятиями. Я непрерывно корректирую нагрузки, чтобы фигура у Вари была мускулистой, и в то же время женственной, округлой. А ибо девочки в тяжелой атлетике — это типично «ноги и плечи». За остальными «частями» тренеры не очень-то следят…» — озабоченно говорит папа.

Варю засыпают письмами любители женского атлетизма…А недавно прислал сообщение Патрик Стивенсон — америкосский сочинитель и сценарист приключенческих и фантастических фильмов. Написал, что готовит сценарий, в котором будет образ для Варвары.

Комментариев к записи Варвара Акулова биография нет

Владимир Асимов биография

Владимир Асимов биография
Владимир Асимов биография

Владимир Асимов биография

Биография Владимир Абдурахимович Асимов

Владимир Абдурахимович Асимов родился 16 апреля 1967 года в подмосковном городе Мытищи.

Имеет две основные клички — «Сям» и «Асимыч». Учился он средне, не прикладывая особых усилий. К тому же не давала покоя, приобретенная в младенчестве слабость к воде. Видимо потому, тракт Володи лежал «с бала на корабль».

Учился в Таллинском мореходном училище. Часто выходил в море, позже развалился Советский Союз, границы открылись… Закончив мореходку, по распределению Володя попал в Архангельск, в Северное морское параходство, где проходил практику. Несколько одичав в сугубо мужеский компании, он решил отшвартоваться раз и насовсем. В общем, побродил Володя, поскитался в то время как кривая не вывела его на одну тропинку со Славой Жеребкиным. В результате, узнав, что Бари Алибасов ищет музыкантов, он со Славой поехал к продюсеру. А посредством пару дней ему позвонили и предложили съездить с «НА-НА» в Тамбов.

Так Володя успешно кинул якорь в бухте «НА-НА», это было в 1992 году.

Владимир раскрепощен, приветлив, имеет присущее всем Овнам упрямство, которое помагает достигнуть желаемого результата. Обладает потрясающими вокальными данными и разнообразным музыкальным вкусом. Владимир в браке не состоит, но имеет сына.

Осенью 1998 года вышел основополагающий сольный альбом Володи под названием «Один». Название альбома говорит само за себя, это его сольная служба без «НА-НА». В альбом вошло 14 песен, как известных композиторов, так и молодых авторов, и песня самого Володи «Зомби».

1999 год — выходит второй сольный альбом Владимира — «Что ты делаешь со мной?!».

Группа «НА-НА» была создана Бари Каримовичем Алибасовым в 1989 году на основе рок-группы «Интеграл». В результате конкурса, в котором принимало участие больше 1000 претендентов из Москвы и городов СНГ, в первостепеннный состав группы вошли: А. Ктитарев (мелодический руководитель), В. Юрин (соло-гитара), В. Левкин (ритм-гитара), В. Бурнейко (барабаны), А. Карпухин (бас-гитара), А. Запорожец (клавишные).

«НА-НА» дебютировала на международном фестивале “Фейс ту фейс” в июле 1989 года. С 1992 года группа «НА-НА» работает в неизменном составе: квартет — Владимир Асимов, Владимир Политов, Владимир Левкин, Вячеслав Жеребкин, сопровождают солистов профессиональные музыканты и балет «На-На». В 1997 году их стало пятеро, к ним присоединился Павел Соколов, признанный вождь балета «НА-НА».

Комментариев к записи Владимир Асимов биография нет

Ирина Архипова биография

Ирина Архипова биография
Ирина Архипова биография

Ирина Архипова биография

Биография Ирина Константиновна Архипова

Ирина Константиновна Архипова (р. 1925) — русская певица (меццо-сопрано). Родилась в Москве. Отец — Ветошкин Константин Иванович. Мать — Галда Евдокия Ефимовна. Супруг — Пьявко Владислав Иванович, Народный артист СССР. Сын — Андрей. Правнучка — Ирина.

Отец Ирины Архиповой родом из Белоруссии. Он был из семьи потомственных железнодорожных рабочих, владевших своим ремеслом сильно и солидно. Трудовые традиции семьи Ветошкиных, тяготение к знаниям привели отца в 1920-х годах в Москву, в Институт инженеров железнодорожного транспорта. Впоследствии Константин Иванович стал крупным специалистом в области строительства. В Москве участвовал в возведении зданий Библиотеки имени Ленина и разработке проекта Дворца Советов. Был крайне музыкальным человеком, играл на нескольких инструментах, но, в различие от своей супруги, Евдокии Ефимовны, в семье которой распевать умели все, был лишен певческого голоса. Дед по матери, Ефим Иванович, обладал недюжинным музыкальным талантом и прекрасным голосом (бас-баритон), всю бытие напевал на сельских праздниках, в церкви. Одно время стоял во главе колхозным хором. По приезде в Москву Евдокия Ефимовна прошла прослушивание в хоровой коллектив Большого театра, но ее супруг, Константин Иванович, не позволил ей вкалывать там.

Познание окружающего мира происходило не только с помощью зрительных образов, но и посредством посредство звуковых впечатлений. Первыми музыкальными звуками моего детства было мамино пение. У нее был сильно прекрасный звук, задушевного, мягкого тембра. Папа неизменно восхищался им. Хотя сам не имел голоса, но был весьма музыкальным человеком, любил бродить на концерты, в театр на оперные спектакли. Самоучкой он научился игрывать на балалайке, мандолине, гитаре. Помню, как у нас дома на шкафах завсегда лежали эти папины инструменты. Потом я узнала, что в семье папиных родителей, где было немного сыновей, более того существовал своего рода семейный оркестр. Играл папа и на рояле.

Во времена моего детства «живая» музыка намного чаще, чем сегодня, звучала не только в семейном кругу — в школьной программе обязательными были уроки пения. Они были непременной частью разностороннего образования и эстетического воспитания детей. На таких уроках не без затей распевали, на них дети получали начала музыкальной грамоты — учили ноты. У нас в школе на уроках пения были более того музыкальные диктанты: помню, как мы получили поручение вписать нотами только что прослушанную мелодию народной песни «Во поле березонька стояла». Все это говорит об уровне преподавания и отношении к такому, как принято считывать, «неосновному» предмету. Конечно, не все мои одноклассники любили уроки пения, но мне же они крайне нравились, как и нравилось напевать в хоре.

Конечно, родители старались совершать все, чтобы и их дети получили разностороннее образование. Нас водили в театры, поощряли наши художественные склонности. Папа сам что надо рисовал и относился благожелательно к моим первым опытам в этом направлении. В доме у нас зачастую звучала музыка и не только, когда приходили гости. Нередко мы с мамой напевали что-нибудь на пару. Особенно нам нравилось напевать дуэт Лизы и Полины из «Пиковой дамы» П.И. Чайковского — конечно, по слуху, не по нотам…

Видя мелодический дар дочери, Константин Иванович решил воротить Ирину обучаться музыке по классу фортепиано. Она поступила в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории, но из-за внезапной болезни обучаться ей там не пришлось. Позже, чтобы наверстать упущенное, Ирина поступила в школу имени Гнесиных. Ее первым педагогом по фортепиано была Ольга Александровна Голубева. Через полтора года Ирина перешла к Ольге Фабиановне Гнесиной. Параллельно с занятиями на фортепиано пела в хоре музыкальной школы.

Впервые оценку своему голосу я узнала на уроке сольфеджио от педагога П.Г. Козлова. Мы распевали поручение, но кто-то из нашей группы при этом фальшивил. Чтобы ревизовать, кто же это делает, Павел Геннадьевич попросил каждого ученика спеть особняком. Дошла очередность и до меня. От смущения и страха, что надобно распевать одной, я практически съежилась. Хотя я спела интонационно чисто, но так волновалась, что звук звучал не по-детски, а без малого по-взрослому. Педагог стал чутко и заинтересованно вслушиваться. Мальчишки, также услышавшие в моем голосе что-то необычное, засмеялись: «Наконец-то нашли фальшивившего». Но Павел Геннадьевич грубо прервал их веселье: «Напрасно смеетесь! Ведь у нее звук! Может быть, она будет знаменитой певицей».

Однако в семье не было сомнений: предстоящее Ирины — архитектура. В 1941 году она окончила 9-й класс, но началась махаловка, которая во многом повлияла на отбор профессии. Осенью семейство эвакуировалась в Ташкент. В 1942 году, окончив в Ташкенте школу, Ирина поступила в Архитектурный институт (МАРХИ), тот, что находился ещё в эвакуации в Ташкенте. Экзамен по рисунку и черчению Ирина сдала с оценкой «превосходно №1».

Выбор моей будущей профессии был предопределен ещё в Москве. Когда к нам в гости приходили папины друзья-строители, то, глядя на меня, нередко говорили: «Какая серьезная у вас дочь! Наверное, она станет архитектором».

Я тогда вправду выглядела строго: носила толстую косу, была подтянутой, всю дорогу с серьезным выражением лица. Мне шибко льстило такое соображение взрослых, тем больше что это совпадало с моими планами — я восторгалась работами знаменитых женщин-скульпторов А.С. Голубкиной и В.И. Мухиной и мечтала быть скульптором или архитектором. И это было легко счастливым совпадением, что Архитектурный институт оказался в Ташкенте окончательно рядом с нашим домом.

В Ташкенте Ирина Архипова возобновила занятия музыкой, и там же, в Архитектурном институте, состоялось ее первое публичное выступление. Ирина исполнила романс Полины. Выступление оказалось не сверх меры удачным — подвело сильное беспокойство. В 1944 году, когда институт вернулся из эвакуации в Москву, она решилась обозначиться ещё раз. Со временем эти концерты стали неотъемлемой частью ее студенческой жизни.

Часто, отвечая на вопросительный мотив, как она стала певицей, Ирина Константиновна говорит: «Окончила Архитектурный институт». Нелогичность такого ответа чисто внешняя, так как Архитектурный институт, кроме широкого образования, эрудиции, кругозора, представления и ощущения пространства, чувства стиля, формы, композиции, давал и достаточно серьезное музыкальное воспитание. В стенах института музыка пользовалась большим уважением. И педагоги, и студенты были заядлыми театралами.

В 1945 году «папа архитектуры», прославленный академик Иван Владиславович Жолтовский пригласил Надежду Матвеевну Малышеву в МАРХИ известия вокальный круг, в тот, что и поступила Ирина Архипова. До этого Надежда Матвеевна работала концертмейстером у известного вокального педагога Г.Адена. С этого момента началась новая полоска в жизни Ирины, которая привела ее в оперный театр и на концертную сцену. Именно с этого момента и начинается ее творческая (певческая) жизнеописание.

Надежда Матвеевна с самого начала подводила меня к правильной трактовке произведений, учила чувствовать форму, разъясняла подтекст, подсказывала, с помощью каких приемов не возбраняется достигнуть высокого художественного результата. В нашем кружке все оценивалось по самым высоким меркам настоящего искусства. Мой репертуар одним духом увеличивался, Надежда Матвеевна была мной довольна, но при этом скупа на похвалы. Поэтому для меня было здоровущий радостью изведать, что она сказала обо мне: «С Ирой разрешается гутарить на одном языке — языке Шаляпина и Станиславского!»

В вокальном кружке началось серьезное знакомство будущей певицы с романсовой и оперной литературой. Интересно, что во время занятий над Хабанерой из оперы «Кармен» Ж.Бизе Н.М.Малышева предложила свою трактовку образа Кармен — чистой, свободной, дикой, — которая нашла отклик в душе Ирины и потом стала краеугольным камнем в исполнении всей партии. Через немного месяцев после этого начала занятий состоялись ее первые вокальные вечера в архитектурном.

Занимаясь пением, делая успехи в концертах вокального кружка и его вечерах, И.К. Архипова тем не менее продолжала подготавливаться к работе архитектора и настойчиво работала над дипломным проектом под руководством профессора М.О. Барщ, преподавателей Г.Д. Константиновского, Н.П. Сукоянца и архитектора Л.С. Залесской.

Для своего диплома я выбрала не вовсе обычную тему — проектирование памятника-музея в честь павших в Великой Отечественной войне в городе Ставрополе. Необычность была не в теме — прошло только три года затем окончания войны, и память о павших была сильно свежа, а сооружение памятников в их честь было больше чем актуально. Необычным было предложенное мною заключение — возвести на возвышенном месте в парке, в самом центре города Ставрополя монумент в виде своеобразного пантеона. По тем временам это было ново: безотложно потом войны памятников-пантеонов ещё никто не строил. Это позже они стали являться в различных местах нашей страны — довольно окрестить популярный ансамбль на Мамаевом кургане в Волгограде или открытый совершенно недавно мемориальный комплекс на Поклонной напасть в Москве.

В самом городе Ставрополе я не была, но мне, как и другим дипломникам, дали все необходимые материалы — фотографии, планы, литературу, — вследствие этого я добро представляла то местоположение, где предлагала определить монумент. По моему проекту он должен был стоять на Комсомольской горке — это самое возвышенное местоположение в парке, которое я хотела увенчать какой-то вертикалью. И этой зрительной доминантой должен был сделаться памятник-музей, возведенный в виде ротонды с колоннами. Внутри ротонды я наметила разместить музей Славы со скульптурными изображениями героев, с выбитыми на стенах фамилиями павших. К этой ротонде должны были сходиться аллеи парка, детальную планировку которого (и прилегающей к нему местности) я также сделала.

Сейчас, по прошествии многих лет, я понимаю, что тогда окончательно ещё младой архитектор, я интуитивно ощутила и попыталась в меру своих сил выказать то, что потом стало характерным для нашей монументальной архитектуры.

До недавнего времени я была уверена, что мой дипломный план исчез где-нибудь в архивах института или отнюдь пропал (оттого что прошло без малого полвека!). Но некоторое время обратно мне позвонили и сообщили, что в институте организовали выставку работ архитекторов, которым привелось существовать, обучаться и вкалывать в эпоху тоталитаризма — с 1938 по 1948 год, — и что на экспозиции экспонируется и мой дипломный план. Позднее на одном из моих вечеров в зале Дома архитектора, которые я организую систематично, выступил ректор Архитектурного института и сообщил, что побывавшие на экспозиции немецкие и японские зодчие заинтересовались некоторыми проектами для планируемых ими экспозиций в других странах. Среди отобранных работ оказался и мой план…

Защитив на «отлично» диплом и благополучно окончив институт, в 1948 году Ирина Архипова получила направление на работу в архитектурно-проектную мастерскую «Военпроекта», где она занималась проектированием жилых домов на Ярославском шоссе. В это время в мастерской Дворца Советов группа архитекторов под руководством Л.В. Руднева вела проектирование комплекса Московского Государственного университета имени М.В. Ломоносова на Воробьевых горах. Проектирование служебных построек комплекса было передано Л.В. Рудневым «Военпроекту», из которых гаражик, типография и химическая лаборатория были поручены Ирине Архиповой, и эта служба была благополучно выполнена ею. Архитектор Ирина Архипова — автор проекта здания Московского финансового института на проспекте Мира.

В том же 1948 году, узнав, что в Московской консерватории открылось вечернее отделение, Ирина, продолжая вкалывать архитектором, поступила на основополагающий вектор движения в класс Народного артиста РСФСР Леонида Филипповича Савранского.

В марте 1951 года студентка 3-го курса Московской консерватории и архитектор «Военпроекта» Министерства обороны Ирина Архипова дебютировала на московском радио для Италии. Она рассказала слушателям о своей семье, исполнила гимн Молинелли и русскую народную песню «Ох, долга ты, ночь».

К 5-му курсу стало бесспорно, что нужно совершенно определяться с профессией. К занятиям в консерватории прибавились спектакли в оперной студии, служба над камерным репертуаром, участие в концертах. Ирина Архипова решила брать годичный отпуск за свой счет, перейти на дневное отделение, завершить консерваторию и там глянуть, что получится. Вышло так, что в архитектуру Ирина Архипова так больше и не вернулась.

Во время работы над дипломной программой, в которую была включена ария из «Мессы» И.С. Баха, Ирина Архипова репетировала в Большом зале консерватории с Гарри Гродбергом, игравшим на знаменитом органе. С той поры в биографии профессиональной певицы появилась черта органной музыки. Она пела позже с органистом М. Ройзманом, И. Браудо, П. Сиполниексом, О. Цинтынем, О. Янченко. Выступала в органных залах филармоний Минска, Москвы, Ленинграда, Киева, Кишинева, Свердловска и многих других городов нашей страны. Записала пластинку органной музыки в знаменитом Домском соборе в Риге, Кафедральном Ссборе Вильнюса, польском костеле в Киеве и т.д.

Блестяще выступив на дипломном концерте и с отличием сдав Государственные экзамены, Ирина Архипова поступила в аспирантуру, но на пробе в труппу Большого театра она не понравилась, и ее не взяли. В аспирантуре она занималась в первую голову в классе Ф.С. Петровой, опосля по камерному пению — у А.В. Доливо, и все эти годы она не порывала с Н.М. Малышевой.

Еще во время занятий в консерватории все были убеждены, что Ирине Архиповой суждено сделаться в первую очередность оперной певицей. В ее репертуаре уже тогда стояли сложные оперные партии. Ее зачастую приглашали принять участие в самых престижных концертах с участием признанных мастеров-вокалистов. 1 марта 1954 года Ирина Архипова приняла участие в концерте в Краснознаменном зале ЦДСА, где она выступала вкупе с И.С. Козловским, А.П. Огнивцевым, Л.А. Руслановой, А.П. Зуевой, В.А. Поповым. В апреле 1954 года Ирину Архипову пригласили принять участие в комедии «Мещанин во дворянстве», которую привез в СССР парижский театр «Комеди франсез». Она с успехом спела все спектакли в Москве и Ленинграде на французском языке и ещё раз пробовалась в Большой театр, но ее еще раз не взяли.

Однажды Леонид Филиппович Савранский, которому уже надоело сносить, что звук его ученицы все ещё остается невостребованным (он возмущался: «Не могу зреть, что вы не поете! Куда это подходит?»), повел меня к Г.М. Комиссаржевскому, старому театральному деятелю, известному ещё до революции импрессарио. Я спела ему немного вещей. Он тут же при нас по телефону продиктовал телеграмму в Свердловск, директору оперного театра М.Е. Ганелину: «Высокая, стройная, интересная, музыкальная, с полным диапазоном, столько-то лет…» То есть полная характеристика.

Вскоре пришел ответ: Ганелин предлагал мне приехать для прослушивания. Я не поехала — решила продолжать учебу в аспирантуре. Через два-три месяца в Москве появилась режиссер Свердловского театра Наталья Баранцева. Она меня послушала и также спросила: «Приедете или будете преподавать?» Я ответила: «Еще не знаю».

В конце театрального сезона в Москву приехал сам М.Е. Ганелин. Прослушал меня и сказал: «Даю вам дебют!» Без всяких проб… Вернувшись в Свердловск, он тут же выслал мне финансы, «подъемные», чтобы я могла отправиться. Рассчитал все правильно: получив монеты, я уже не смогу отступиться — все-таки у меня в настоящий момент перед ним появились обязательства. И я приняла окончательное вывод — еду в Свердловск! Тем больше что театр там завсегда славился хорошим профессиональным уровнем, в то время там напевал именитый бас Борис Штоколов. Это что-нибудь да значило.

В 1954 году Ирина Архипова перевелась на заочное отделение аспирантуры вокального факультета и уехала в Свердловск, где проработала всю зиму в театре оперы и балета. В 1955 году она одержала победу на международном конкурсе вокалистов на V Всемирном фестивале молодежи и студентов в Варшаве, тот, что закончился концертом победителей в Кремле и на котором кто-то из членов правительства спросил: «Почему Архипова не в Большом?». После фестиваля началась текущая бытие солистки свердловской оперы. Ирина Архипова приняла участие в заключительном гастрольном концерте театра, тот, что проходил в Ростове-на-Дону, а далее выехала совместно с ним в Кисловодск и начала готовить партию Кармен, в которой вскоре с успехом и выступила.

Одновременно у И.Архиповой началась и «ленинградская линия».

28 января 1956 года состоялось ее первое гастрольное концертное выступление — концерт из произведений Р. Шумана в Малом зале филармонии в Ленинграде. Через два дня певица с успехом дебютировала в «Царской невесте» в Малом оперном театре. После этих концертов Ирине Архиповой предлагали остаться в Ленинграде, но ее как снег на голову для нее самой приказом Министерства культуры СССР перевели в Большой театр.

1 марта 1956 года Ирина Архипова начала к работе в Большом, а гладко посредством месяц, 1 апреля, состоялся ее дебют — с огромным успехом она исполнила партию Кармен. Ее партнером в первой «Кармен» был болгарский певец Любомир Бодуров. Партию Микаэлы пела Е.В. Шумская, дирижировал В.В. Небольсин.

От дебютного спектакля в Большом театре память сберегла ощущение какого-то необыкновенного страха. Но это был целиком оправданный, натуральный страх перед предстоящим выходом на знаменитую сцену, в то время как мне незнакомую. Это был «разовый» боязнь — как я спою? Как примет меня публика, которой я также была в то время как незнакома?

По своей тогдашней неопытности я не знала, что дрейфить надобно было не без затей первого выхода на сцену Большого, а первого появления на ней как раз в партии Кармен. Я не думала тогда, что это исключительный случай: впервой в Большом и разом в главной роли! Мои мысли тогда были заняты одним — славно спеть спектакль.

Я всякий год стараюсь как-нибудь пометить тот свой дебют: в тот самый «несерьезный» день пою, если удается, спектакль в Большом театре или устраиваю на его сцене творческий конец дня. В 1996 году мне удалось подметить и 40-летие моего прихода в Большой театр: как раз 1 марта 1996 года был подписан контракт на издание книги моих воспоминаний «Музыка жизни». Вот такое совпадение. Надеюсь, что оно оказалось счастливым…

В декабре 1956 года на сцене Большого театра Ирина Архипова спела Амнерис («Аида» Дж.Верди). Затем последовали «Война и мир» (Элен), «Фальстаф» (Мэг) в постановке Б.А. Покровского. Огромной честью и удовольствием считала Ирина Архипова распевать в концертах, где дирижировал А.Ш. Мелик-Пашаев. С его смертью закончился большущий и значимый период артистической жизни певицы. Она получила большой творческий багаж от вдохновенного мастера. Он во многом определил ее творческую судьбу, оттого что уже на первых порах заложил в ней прочный фундамент, основанный на требовательности, вкусе, музыкальности.

В 1958 году в Большом театре осуществлялась постановка труднейшей оперы чешского композитора Л. Яначека «Ее падчерица» («Енуфа»). Музыкальным руководителем и дирижером постановки был узловой дирижер Пражской оперы Зденек Халабала. Режиссером-постановщиком был режиссер из оперного театра города Брно (Чехословакия) Лингарт. Ирина Архипова исполнила архитруднейшую партию Дьячихи (Костелнички).

Хотя для постановки оперы в Москву из Брно приехал режиссер, дирижера Халабалу также разрешено было наречь не без затей музыкальным руководителем, но и полноправным постановщиком: весь мелодический, ритмический рисунок, выписанный композитором, Зденек Антонович (так мы называли его на российский манер) перевел в драматургическое действо. В своих мизансценах он шел от музыки. Например, в партии Штевы невпроворот пауз, и Халабала объяснил почему: Штева боялся гневной старухи Дьячихи и от страха заикался. Когда эти и другие особенности партитуры оперы были объяснены певцам, все становилось на свои места и было ясно.

Работал Зденек Антонович до такой степени увлекательно, что я вскоре стала относиться к незнакомому мне в свое время музыкальному материалу с меньшим страхом, а позже так увлеклась этой партией, что не ограничивалась только собственными репетициями с Халабалой, а оставалась и на других, чтобы видать, как он работает с исполнителями. Наблюдая его в это время, я могла употреблять и к себе все те его требования и советы, которые он давал моим партнерам.

Другим ярким примером того, как необходимо вкалывать на сцене, стал для Архиповой С.Я. Лемешев. Под его руководством она участвовала в постановке «Вертера». Спектакли шли с огромным успехом, не говоря уже о том, какой триумф был на спектаклях самого С.Я. Лемешева — Вертера. Именно у него научилась певица возвращать все силы и все помыслы работе над образом, над оперой.

В мае 1959 года Ирина Архипова в первый раз исполнила одну из самых своих любимых ролей — партию Марфы в «Хованщине» М.П. Мусоргского.

Кульминацией первого этапа артистической жизни И.К. Архиповой стал июнь 1959 года, когда в Советском Союзе состоялись гастроли знаменитого итальянского тенора Марио дель Монако. Он был первым итальянским оперным певцом на советской сцене. Его наезд стал огромным событием, а счастливый момент «Кармен» с его участием был невероятным.

Зал приветствовал нас стоя. Не помню, сколь раз мы выходили на поклоны. Марио целовал мне руки, у меня из зрачок текли слезы — от радости? От напряжения? От счастья? Не знаю… Артисты хора подняли Марио и на руках понесли его со сцены в артистическую. Такой чести в родное время был удостоен только Ф.И. Шаляпин. Марио, также торжествующий, довольный, сказал тогда: «Я двадцать лет пою на сцене. За это время я знал многих Кармен, но только три из них остались в моей памяти. Это Джоанна Педерцини, Райз Стивенс и Ирина Архипова».

Выйти на улицу оказалось непросто — нескончаемые овации москвичей, увидевших ожидаемое диковинка, перекинулись за стены театра, тот, что окружила огромная гурьба. В ней были и только что вышедшие из зала, и не попавшие на спектакль, и те, кто смотрел трансляцию по телевидению и успел приехать к Большому.

Я не считала себя знаменитой и полагала, что без грима и костюма меня никто не узнает у служебного подъезда и я могу вылезти из театра абсолютно безмятежно. Но московская публика может иметь слабость! Меня тут же окружили, говорили самые добрые слова, благодарили. Не помню, сколь я тогда подписала автографов… Впервые в жизни так полно…

Грандиозный счастливый момент «Кармен» в Москве открыл перед Ириной Архиповой двери на вмемирную оперную сцену и принес певице важный фарт. Благодаря теле- и радиотрансляции этого спектакля на всю Европу она получила несметные приглашения из-за рубежа. Во время гастролей в Будапеште она впервой исполнила Кармен по-итальянски. Ее партнером, в роли Хозе, был одаренный певец и артист Йожеф Шиманди. А спереди предстояло напевать с Марио дель Монако в Италии! В декабре 1960 года «Кармен» шла в Неаполе, а в январе 1961 года — в Риме. Здесь ей сопутствовал не без затей фарт — триумф! Он стал свидетельством того, что гений Ирины Архиповой получил признание на родине лучшей в мире вокальной школы, а дель Монако признал Ирину Архипову лучшей из современных Кармен.

Ты — мой экстаз, мое мученье,

Ты озарила счастьем бытие мою…

Моя Кармен…

Так обращается к Кармен влюбленный Хозе в своей знаменитой арии из второго акта, или, как ее ещё называют, «арии с цветком».

Я также с полным правом могу воспроизвести эти слова признания своей героине. И хотя запрещено проговорить, что служба над этой ролью была моим мучением, но давалась мне моя Кармен не безотложно и не легко, а следом многих сомнений и поисков своего видения, своего понимания этого персонажа весьма популярной оперы Бизе и не менее популярной новеллы Мериме. Зато бесспорно, что воплощение в жизнь этой партии оказало решающее воздействие на всю мою дальнейшую творческую судьбу. Кармен на самом деле озарила мою бытие, так как с ней связаны весьма яркие впечатления от первых лет моей работы в театре. Эта партия открыла мне дорогу в здоровущий мир: благодаря ей я получила первое настоящее признание и у себя на родине, и в других странах.

Гастроли в Италии имели огромное значимость для всего отечественного искусства. Это были первые в истории советского оперного искусства выступления русской певицы и ее участие в постановках на итальянской оперной сцене. Кроме того, Ирина Архипова выступила в Риме с вечером русских романсов. Результатом этих гастролей стало подписание директором «Ла Скала», доктором Антонио Гирингелли и послом СССР в Италии С.П. Козыревым документа-контракта о первой стажировке молодых советских певцов в Италии. Вскоре туда поехали Т. Милашкина, Л. Никитина, А. Ведерников, Н. Андгуладзе, Е. Кибкало.

Росла популярность Ирины Архиповой и на родине. В ноябре 1961 года состоялся ее основополагающий сольный концерт в Колонном зале Дома союзов. В его программе — классическая музыка. И. Архипова решила исполнять испанский романс Шапорина «Прохладой темное время суток дохнула» и почувствовала, что произведение советского композитора заняло равноправное местоположение рядом с прославленной классикой.

Осенью 1963 года проходила служба над первой оперой, которая предназначалась для сцены только что открытого Кремлевского Дворца съездов — «Дон Карлос» Дж. Верди. Ирине Архиповой была поручена партия Эболи. Для постановки был приглашен болгарский дирижер Асен Найденов, тот, что сказал потом: «Ирина Архипова обладает не только большим самообладанием, чувством меры и актерским мастерством, но и огромной музыкальностью, отличной памятью и ярким артистизмом. Я знаю двух певиц, которые справились блестяще с этой труднейшей партией, — Елена Николаи и Ирина Архипова».

В мае-июне 1963 года состоялась поездка Ирины Архиповой в Японию, где она провела 14 сольных концертов по всей стране, а в 1964 году на гастролях Большого театра в Милане, в «Ла Скала», Ирина Архипова блестяще выступила в партиях: Марина Мнишек («Борис Годунов»), Полина («Пиковая дама») и Элен Безухова («Война и мир»). В том же году И. Архипова осуществила свою первую поездку в США. В Нью-Йорке она познакомилась с пианистом Джоном Вустманом, с которым она до сих пор остается в настоящей творческой дружбе. С ним певица неоднократно гастролировала в США, Европе, в частности, пела вкупе с ним единственный из концертов в зале «Плейель» в Париже. В 1970 году во время третьего тура конкурса имени П.И. Чайковского Ирина Архипова и Джон Вустман записали на фирме «Мелодия» пластинку из произведений С. Рахманинова и цикл М.П. Мусоргского «Песни и пляски смерти». Эта пластинка получила Гран-при «Золотой Орфей» в Париже.

В 1967 году Ирина Архипова приняла предложение принять участие в постановке «Хованщины» М.П. Мусоргского в знаменитом «Ла Скала», став первой русской певицей, получившей приглашение участвовать в постановке спектакля за рубежом. Партию Марфы в премьерных спектаклях Ирина Архипова исполняла по-итальянски. Партию Ивана Хованского выполнил известный болгарский бас Николай Гяуров.

Вернувшись в Москву потом своих первых миланских гастролей, я вскоре получила от доктора Антонио Гирингелли, директора театра «Ла Скала», сильно теплое письмо: «Дорогая синьора Ирина, хочу выказать Вам от имени театра и от себя лично большое признание за Ваше участие в спектаклях «Хованщины». Как печать, так и публика приподнято оценили Ваше тончайшее искусство актрисы и Ваш хороший звук. Выражаю родное горячее охота лицезреть Ваше выступление в «Ла Скала» кроме того в итальянских операх, в частности, в операх «Дон Карлос» и «Аида». Первая из этих двух опер предполагается в конце будущего года. Я не замедлю сообщить Вам возможные даты и, безусловно, хлопотать Вашего сотрудничества и участия. 18 мая 1967, Милан». Но уже меньше чем посредством год следом «Хованщины», в конце 1967 года, я сызнова была в Милане — участвовала в постановке иной оперы М.П. Мусоргского — «Борис Годунов». И вновь встретилась с Николаем Гяуровым, тот, что замечательно напевал царя Бориса.

В 1969 году — вновь гастроли в США, снова «Карнеги-Холл» в Нью-Йорке. Здесь Ирина Архипова пела на французском языке сцены из «Кармен». В 1970 году певица получила приглашение в оперу Сан-Франциско на «Аиду». На одном из спектаклей присутствовал Лучано Паваротти, тот, что пригласил певицу на «Фаворитку» Доницетти в Болонье.

В августе 1970 года Ирина Архипова, спев на гастролях Большого театра СССР в Канаде на «Экспо-70» Марину Мнишек, Полину в «Пиковой даме» и немного концертов, улетела в Ригу, где дебютировала в партии Азучены в опере «Трубадур». В октябре того же года Архипова участвовала постановке «Трубадура» в Нанси во Франции, позже чего была занесена в «Золотую книгу» театра и получила контракт на «Аиду» в Руане и Бордо и на постановку «Трубадура» в Оранже. Эта постановка состоялась летом 1972 года в рамках Международного оперного фестиваля.

Без всякого преувеличения могу вымолвить, что близкое выступление в «Трубадуре» на сцене древнеримского амфитеатра времен императора Августа я считаю самым сильным впечатлением в моей артистической жизни, значительной вехой в своей творческой судьбе.

Впечатление от осмотра амфитеатра в Оранже было потрясающим. Он вызывал у меня вместе с тем и экстаз и испуг: гигантская чаша, на ступенях которой, расходящихся вверх и в стороны и немного разрушенных за прошедшие тысячелетия, может разместиться до восьми тысяч зрителей; уймище арок в огромной стене, достигающей сорока метров; в одной из них — сохранившаяся, хоть и полуразрушенная статуя императора Августа… Это было когда-то местом для развлечений римских боец. Теперь тут ставятся оперные спектакли.

Конечно, перед выходом на до того необычную для себя сцену, где мне предстояло напевать в окружении выдающихся исполнителей, я волновалась, но не ожидала такого успеха, такого необыкновенного восторга публики. И не только у нее. Для меня, пережившей незадолго перед тем неприятные моменты в своем «родном» театре, было сильно немаловажно, что заинтересованность и оценка моего прочтения образа Азучены получил во Франции до того рослый резонанс, газеты которой называли свой дуэт с Монтсеррат Кабалье так: «Триумф Кабалье! Коронация Архиповой!»

Французская газета «Комба» тогда писала: «Этот спектакль закончился триумфом двух дам! Монтсеррат Кабалье и Ирина Архипова — за пределами конкуренции. Они единственные и неповторимые в своем роде. Благодаря фестивалю в Оранже нам выпало фортуна видать немедленно двух «священных идолов», заслуживших восторженный отклик публики». Помимо прессы заинтересованность к постановке «Трубадура» на сцене огромного античного амфитеатра проявили и французские кинематографисты, снявшие единый кино, посвященный исторической постановке оперы. (Правда, в нашей стране его так и не увидели).

Еще одним замечательным впечатлением от фестиваля на юге Франции стало для меня знакомство с Монтсеррат Кабалье. Эта прославленная певица во все времена нашей совместной работы над «Трубадуром» вела себя сильно достойно — без каких-либо «примадонских всплесков». Более того, она была сильно внимательна к своим партнерам, никого не подавляла своей славой, а была спокойна, доброжелательна. Ее поведение ненужный раз подтверждало, что Великому артисту незачем заниматься «выкрутасами» — за него говорит его величество Искусство. Ко мне Монтсеррат относилась не легко неплохо — в Лондоне, где мы с ней встретились сквозь три года, и опять в «Трубадуре», она более того привела ко мне своего импресарио и сказала, что лучшей Азучены, чем Архипова, она не слышала за все время своих выступлений. Оценка коллеги такого ранга стоит многого.

Лондонский дебют 1975 года, где сызнова И. Архипова с огромным успехом пела сообща с М. Кабалье в «Трубадуре», оказался не менее успешным, и печать была многочисленной и восторженной. После этого выступления гастроли в Англии стали регулярными. Спектакли, фестивали, концерты. Именно на этих гастролях у Ирины Архиповой произошла саммит с замечательным итальянским дирижером Рикардо Мутти. Важными для себя певица считает камерные программы, включающие романсы Метнера, Танеева, Прокофьева, Шапорина, Свиридова, оттого счастливый момент, выпавший на их долю в Англии, ей в особенности дорог. Одна из статей, являющаяся откликом на концерты в сентябре 1986 года, была озаглавлена «Волшебное меццо». «…Она подарила Лондону незабываемые моменты певческого искусства, чарующие и прекрасные звуки голоса, одного из лучших голосов в последние годы… Архипова великолепно владеет своим голосом, его безграничными эмоциональными возможностями: от тихого шепота до крика отчаяния и повелевания. Она может сражать великим звучанием, но ее основная мишень — служить музыке с полной свободой, беспредельной музыкальностью и вкусом… Архипова звучит наполненно, вдохновенно и в то же время скромно, без претензий, без аффектаций, как лучшие славянские и балканские народные певцы, но с тем преимуществом, которое дает певческое дыхание, подкрепленное мастерством, — подлинное бельканто».

«Архипова смогла оживить в нашей памяти величие Марии Каллас, одарив нас вместе с тем двумя неповторимыми часами музыки, которые взволновали нас» — так писала печать позже концерта памяти Марии Каллас на сцене «Ирода-Аттика», тот, что состоялся в рамках сентябрьских гастролей Ирины Архиповой в Греции (1983).

Рассказы о людях, которых Ирине Архиповой посчастливилось встречать в жизни, быть в курсе по совместной работе на сцене, могут быть бесконечно долгими. Это служба с дирижером Б.Э. Хайкиным, режиссерами И.М. Тумановым, Б.А. Покровским, Г.П. Ансимовым; прекрасными певцами А.А. Эйзеном, П.Г. Лисицианом, З.И. Анджапаридзе, следующим поколением певцов, которых поддерживала в самом начале их оперного пути, которые позже стали партнерами И.К. Архиповой. Многих из них певица вывела, что называется, за руку на европейские и другие сцены.

Глубокое и серьезное знакомство Ирины Архиповой с новыми произведениями началось ещё в консерватории, в аспирантуре. Кантатой «Слово матери» на вирши Юлиуса Фучика, исполненной в консерватории студенческим оркестром под управлением молодого Альгиса Жюрайтиса, она открыла в своем творчестве ориентация ораториально-кантатных форм. Через три десятилетия, во время выступления на радио вкупе с В.И. Федосеевым, она повторила эту кантату.

Потом была служба с С.С. Прокофьевым: кантата «Александр Невский», оратория «Иван Грозный», опера «Война и мир», «Повесть о настоящем человеке», его сатирические песни.

С музыкой Родиона Щедрина и с ним лично певица познакомилась при подготовке оперы «Не только любовь» на сцене Большого театра, а в 1962 году этим спектаклем дирижировал Е.В. Светланов. С композитором А.Н. Холминовым встретилась, когда он написал песню Матери для гала-концерта, посвященного 40-летию ВЛКСМ, а позднее — в работе над образом комиссара в «Оптимистической трагедии», которую композитор писал в расчете на Ирину Архипову.

К сожалению, с великим Георгием Васильевичем Свиридовым по-настоящему, творчески, певица встретилась поздненько, но начав действовать, уже больше не могла уйти от композитора, от его музыки — оригинальной, глубокой, современной. Г.В. Свиридов говорил: «Ирина Константиновна — артистка не только большого чувства и тонкого интеллекта. Она ладно ощущает природу поэтической речи, обладает прекрасным чувством музыкальной формы, пропорцией искусства…»

Светлое, незабываемое событие — знакомство с грузинским композитором Отаром Тактакишвили, перешедшее в многолетнюю творческую дружбу.

Есть у меня дома одна «неархивная» вещь, всю дорогу напоминающая мне о разных событиях и людях. Это солидного возраста льняная скатерка, на которой мною вышиты автографы, оставленные в разное время многими выдающимися деятелями культуры, с которыми мне довелось встречаться, быть знакомой, действовать или дружить…

Идея составлять автографы на скатерти принадлежит не мне. В 50-х годах, когда я только-только пришла трудиться в Большой театр, в приемной нашего директора работала пожилая секретарша — она была одним из старейших работников театра. Вот она-то и собирала и вышивала такие подписи. Хотя я тогда была ещё юный певицей, она обратилась ко мне с просьбой расписаться на ее скатерти. Помню, как я была немного удивлена этим, но и польщена. Идея мне так понравилась, что я также решила составлять автографы замечательных людей, с которыми меня сведет фатум.

Первыми, кто оставил свои подписи на моей скатерти, были мои коллеги по Большому театру — певицы Мария Максакова, Мария Звездина, Кира Леонова, Тамара Милашкина, Лариса Никитина… Из певцов, с которыми я нередко выходила на сцену Большого, для меня расписались Иван Петров, Зураб Анджапаридзе, Владислав Пьявко… Есть у меня автографы и наших выдающихся артистов балета — Майи Плисецкой и Владимира Васильева. Вышиты на скатерти и подписи многих великих музыкантов — Давида Ойстраха, Эмиля Гилельса, Леонида Когана, Евгения Мравинского…

Скатерть ездила со мной по всему свету в специальном мешочке для рукоделия. Она и по этот день в работе.

В 1966 году Ирину Архипову пригласили принять участие в качестве члена жюри Конкурса имени П.И. Чайковского, а уже с 1967 года она является бессменным председателем жюри Конкурса имени М.И. Глинки. С тех пор она постоянно принимает участие во многих престижных конкурсах мира, в том числе: «Вердиевские голоса» и имени Марио дель Монако в Италии, конкурс Королевы Елизаветы в Бельгии, имени Марии Каллас в Греции, имени Франсиско Виньяса в Испании, вокального конкурса в Париже, вокального конкурса в Мюнхене. С 1974 года (за исключением 1994 года) она является бессменным председателем жюри Конкурса имени П.И. Чайковского в разделе «сольное пение». В 1997 году по приглашению Президента Азербайджана Гейдара Алиева и министра культуры Азербайджана Палада Бюль-Бюль Оглы Ирина Архипова возглавила жюри Конкурса имени Бюль-Бюля, организованного к 100-летию со дня рождения этого выдающегося азербайджанского певца.

С 1986 года И.К. Архипова возглавляет Всесоюзное музыкальное среда, в конце 1990 года преобразованное в Международный Союз музыкальных деятелей. Ирина Константиновна принимает участие во многих международных конгрессах и симпозиумах общественных и государственных организаций по глобальным проблемам человечества. В сфере ее каждодневных забот и интересов самые разноообразные вопросы, вплоть до курьезов. Не без ее участия удалось сберечь для Москвы именитый Птичий рынок, создать выступление молодых певцов — лауреатов Конкурса имени М.И. Глинки, «выбить» Колонный зал для проведения Международного Конкурса имени П.И. Чайковского.

В 1993 году в Москве был организован Фонд Ирины Архиповой, занимающийся поддержкой и пропагандой молодых музыкантов-исполнителей, в том числе и певцов.

Ирина Константиновна Архипова — уникальное явление на важный оперной сцене. Она — Народная артистка СССР (1966), Герой Социалистического Труда (1985), лауреат Ленинской премии (1978), Государственной премии России (1997) за просветительство, премии и медали имени С.В. Рахманинова, премии Мэрии Москвы в области литературы и искусства за выдающийся вклад в художественную культуру Москвы и России (2000), Российской премии «Каста-Дива» «За благородное служение опере» (1999), Международной премии Фонда Святого Всехвального апостола Андрея Первозванного (2000). Награждена тремя орденами Ленина (1972, 1976, 1985), орденом Трудового Красного Знамени (1971), орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени (2000), орденом Русской Православной Церкви Святой равноапостольной княгини Ольги II степени (2000), орденом Республики (Молдова, 2000), орденскими знаками «Крест Святого Михаила Тверского» (2000), «За милосердие и благотворительность» (2000), «За заслуги перед культурой Польши», Святого Луки за поддержку культуры Ярославской области, Памятным знаком «Золотой Аполлон» за долголетнее подвижническое служение российскому музыкальному искусству (1998), медалью имени А.С. Пушкина (1999), многими другими отечественными и зарубежными медалями. Ей присвоены звания Народной артистки Республики Кыргызстан, Народной артистки Республики Башкортостан (1994), Заслуженной артистки Удмуртии, титул «Маэстра ДельАрте» (Молдова).

Ирина Архипова является профессором Московской Государственной консерватории имени П.И. Чайковского (1984), действительным членом и вице-президентом Международной Академии творчества и русской секции Международной Академии наук, президентом Международного Союза музыкальных деятелей (1986) и Фонда Ирины Архиповой (1993), Почетным доктором Национальной академии музыки имени Музическу Республики Молдова (1998), президентом Общества дружбы «Россия — Узбекистан».

И.К. Архипова избиралась депутатом Верховного Совета СССР (1962-1966), народным депутатом СССР. Она — обладательница титулов: «Человек года» (Русский биографический институт, 1993), «Человек столетия» (Международный Биографический Центр Кэмбриджа, 1993), «Богиня искусств» (1995), Лауреат всемирного приза искусств «Бриллиантовая лира» корпорации «Маришин Арт Менеджмент Интернэшнл». В 1995 году Институт теоретической астрономии Российской Академии наук присвоил имя Архиповой малой планете № 4424.

Я с уверенностью могу окрестить свою бытие счастливой. Я была счастлива своими родителями, своими близкими, своими друзьями, счастлива своими учителями и своими учениками. Я всю бытие занималась любимым делом, объездила без малого весь мир, встречалась со многими выдающимися личностями, имела вероятность делиться с людьми тем, чем одарила меня натура, чувствовать влюбленность и признательность своих слушателей и чувствовать, что мое искусство нужно многим. А потому как это так существенно каждому из нас — ведать о своей нужности.

Как только не называли минувший ХХ столетний период — и электронным, и космическим… Нострадамус в своих загадочных «Центуриях» предсказывал, что он будет «железным», «кровавым»… Каким бы он ни был, это — свойский столетний период, тот, в котором нам выпало существовать, и другого времени для нас не было. Важно, что ты сделал в отведенное тебе на этой земле время. И что ты оставил потом себя…

Комментариев к записи Ирина Архипова биография нет

Константин Абаев биография

Константин Абаев биография
Константин Абаев биография

Константин Абаев биография

Биография Константин Аланович Абаев

— Костя, кому как не тебе знать: наша политическая элита коррумпированна?

— Знаешь, да. Не в таких, конечно, угрожающих масштабах, и все-таки что есть, то есть. На нашем телевидении, в особенности в таких расследовательских программах, как бы «Человека и закона», неизменно в сейфах лежат солидные компроматы на сильных мира этого. Периодически мы на ура выдавали какую-нибудь бомбу.

— Почему у тебя вообще нет акцента, ибо ты осетин?

— Перестань. Если у человека есть возделение выучить язык, он это сделает в совершенстве. Я владею ещё английским, французским и грузинским языками, малость хуже говорю на итальянском. Кстати, знаю многих грузин, которые в принципе могли бы вещать без акцента, но не делают это намеренно.

— Расскажи, откель ты «есть пошел».

— Я родился и вырос в Осетии. В моих жилах течет кровь многих наций, но в основном осетинская и грузинская. Очень нередко болел. С трех лет жестоко мучила астма. Однажды знахарка нашептала маме, что от астмы помогает свежая кровь птицы. И вот папа рубит топором голову несчастной курице, мать подставляет кружку. Потом это моментально свернувшееся желе дают мне… Жутко! Мне запрещали есть мороженое. Очень продолжительно я более того не знал его вкуса. Однажды маменька купила мороженое, брикет положила в морозилку. Я потихоньку подкрался к холодильнику, достал в потемках брикет и начал грызть. Когда съел половину, выяснил, что это сливочное масло… Школу закончил с золотой медалью, приехал в Москву и нетрудно поступил на журфак МГУ. Жил в знаменитом Доме студентов и аспирантов. Тогда это было культовое местоположение, куда съезжалась золотая молодая поросль со всей Москвы. Учился, а со второго курса начал пописывать статьи в газеты. Однако вслед за тем окончания журфака пришел на тв, в программу «Служу Советскому Союзу».

— Костя, я знаю, что тебя хранит судьбина. Говорят, ты уже не единственный раз должен был умереть…

— Как раз в тему, если уж гутарить о судьбе. На следующий день после этого землетрясения в Армении мы со съемочной группой должны были вылететь с подмосковного аэродрома «Чкаловский». Группа: газетчик (то есть я), оператор и осветитель. Бежим по военному аэродрому, договариваемся с начальниками о том, чтобы нас посадили в авиалайнер. Нам кое-как дают добро. И вот, когда необходимо загружаться в авиалайнер, выясняется, что осветитель пропал. Пока искали, авиалайнер улетел. Ох, как я матерился!!! Осветитель не знал, куда от меня спешить! Через немного дней я ему ящик коньяка подарил. В ту же злополучную темное время суток нам сообщили, что при подлете к Степанакерту авиалайнер разбился. Ни единственный член экипажа не выжил…

— Ваша семейство — это…

— …супруга Лариса, отпрыск Сергей и дочка Аня. Лариса училась со мной на журфаке МГУ. Свадьбу мы сыграли студенческую, но не скромную — в ресторане «Фили». Несмотря на 1986 год, свадьба была пьяная. Сейчас Лариса работает в журналистике, но больше по PR-линии. Сергей Константинович, несмотря на свои 6 лет от роду, учится в первом классе китайской гимназии. Пинается все время — ушу изучает. Дочь, похоже, также пойдет в журналистику.

— Однажды ты сказал, что с друзьями еженедельно в баньке паришься. Это традиция?

— У, ещё какая! Мне в бане немаловажно общение с ребятами. Конечно, рюмочку позволительно, для тонуса. Кроме того, какая это операция! Которая носит ещё и лечебный нрав. Поры кожи в бане раскрываются, шлаки выводятся из организма, корпус, разрешается произнести, другое становится. Важно после этого бани ничего не есть. Выпить рюмашечку и улечься почивать.

— Следишь за здоровьем?

— Не так, чтобы сильно. Единственное, папа весьма хотел, чтобы я кинул дымить. Но я кинул только три года вспять, когда он уже умер.

— Ты ушел с «Человека и закона». Что дальше?

— Когда приехал в Москву, то практически разрывался между журфаком и ВГИКом. Очень хотел сделаться кинематографистом. В детстве ещё говорили, что я не лишен актерской жилки. Хочется игрывать, творить. В ТВ-публицистике это было может быть, но в определенных рамках. Сейчас по большому счету хочется совмещать эти две смежные профессии. Выбор очевиден: я буду заниматься телевизионными фильмами. Недавно я закончил работу над концепцией этих фильмов. Определен жанр, форма подачи материала. Нашел солидную компанию, согласную эти проекты финансировать. Разумеется, ничего конкретного не скажу. Но основополагающий кино будет о возникновении в нашей стране джаза.

Комментариев к записи Константин Абаев биография нет

хан АБЫЛАЙ биография

хан АБЫЛАЙ биография
хан АБЫЛАЙ биография

хан АБЫЛАЙ биография

Биография хан АБЫЛАЙ

Настоящее имя его — Абулмансур. В пятом колене его предком является Есим-хан, давший полностью законченное централизованное государственное устройство Казахскому ханству (документ: «Есимханнын ескi жолы», т. е. «Древняя тропа хана Есима»), в четвертом — Жангир-хан, «Салкам», прославивший себя как полководец и батыр в битвах с джунгарами. Аблаем звался дедушка Абульмансура, имеющий известность как бесчеловечный единоборец. В свою очередность, от Аблайхана ведут родословную в качестве внуков Кенесары и Чингис, занявшие диаметрально противоположные позиции по отношению к имперской политике царизма. Если выискивать больше отдаленных предков Аблай-хана, то его генеалогию позволительно возвести к младшему сыну Джучи (Жоши) — Тока-Темиру. Без эдакий родословной, т. е. не будучи чингизидом, он не мог бы быть верховным ханом всех казахов (более того Тимур не называл себя ханом).

Годы жизни Аблай-хана 1711-1781. В детстве оказался сиротой, отмечен факт, что он под именем «Сабалак» в 10 верстах от Ташкента в местности Каракамыс в 1725 г. пас верблюдов Толе-бия. Абульмансур стал известен в народе в двадцать лет, когда войдя в ополчение, организованное Абульмамбетом (также потомком Есимхана и Жангирхана), объединившим все три жуза на борьбу с джунгарами, под воинственный клич «Аблай» он в единоборстве победил джунгарского батыра Шарыша. После победоносного сражения Абулмамбет подзывает к себе Абульмансура: «Кто ты таковой, и что за клич у тебя Аблай?» Абульмансур: «Я — внучок Аблая и в качестве клича (урана) взывал к его духу». Тогда Абульмамбет растроганно обнял его и обратился к народу со следующими словами: «Когда-то я слышал, что от Бакы Вали остался один наследник, так вот он перед нами, если вы одобрите, то ему пристало быть великим ханом». После одобрения со стороны 90 лучших представителей трех жузов Абульмансур был избран великим ханом. Но хотя Абульмамбет собственноручно передал ханство в руки Аблая, по-настоящему с соблюдением формальной процедуры поднятия на белой кошме он садится на трон в 25 лет. Ситуацию красочно передавал Бухар-жырау: «В двадцать лет взвился ты храбрым соколом, приподнято и высокомерно поднялись твои звездочка, Удача, фарт сопутствовали твоим деяниям. В 25 лет птица счастья села тебе на голову, посадив тебя на трон.» С ним изменилась традиция, когда немалый хан держал ставку в Старшем жузе, вместе с тем прямо правя этим жузом. Аблай-хан решил, что потому как основную тяжеловесность войны с джунгарами несет на себе Средний жуз, то логичнее руководство Средним жузом возложить на великого хана и там же разместить его ставку. Решившись на тот самый шаг, Аблай-хан, оказав все знаки почтения и почтение к Толе бию как духовному вождю Старшего жуза, добился от него согласия на размещение ханской ставки в Среднем жузе. Но более того важнее личного мужества, умения объединять авторитетных лидеров жузов была дело Аблая как дипломата и политика, нашедшего линию равновесия между двумя крупными соседями — Китаем и Россией и доведение до логического конца снятия угрозы нападений со стороны джунгаров. После сокрушительного поражения последних от Китая в 1757 г. Аблай не преминул употребить ситуацией и, собственно говоря, добил джунгаров. Вполне понятна его дипломатическая миссия в Пекин в 1757 г., куда он поехал лично с сыном Абульмамбета Абульфаизом и вступил в подданство китайского императора как «вассальный князь», по сути дела сохраняющий полную самостоятельность, но уплачивающий оговоренную дань. В 1765 г. он заключает контракт с Россией, но он не воспринимает как законное вывод царского правительства от 22 октября 1778 г. даровать ему титул великого хана и не поехал на торжественную церемонию, где ему по сценарию должны были вручить соответственный акт, шубу и саблю. Аблай считал, что его ханом избрал население и вследствие того что он не обязан обещать в верности русским. Если Китай не посягает на его ханское достоинство, то церемония клятвы России ущемляет суверенитет казахского ханства — такова была точка зрения Аблая.

Он сумел по сути дела объединить в одно целое все казахские земли, охватывая Ташкент, и дальнейшие планы сопрягал с культурно-хозяйственным прогрессом, рассматривая союз с Россией как основу перехода казахов к оседлому земледелию и промысловой деятельности. Эти планы Аблая встретили противодействие. Как и раньше, действовали губительно сказавшиеся на судьбе казахского народа центробежные мотивы. Еще во время военных кампаний 1725-1726 гг. разрешено было разделаться с джунгарской угрозой, если бы Абулхаир не покинул поле битвы и не ушел на северо-запад, где и принял русское подданство.

Те же самые консервативно-амбициозные настроения вынудили Аблая покинуть в отставку. Он уходит в Старший жуз и в мае 1781 года умирает в Ташкенте. Аблая захоронили в святыне казахского народа — мавзолее Ходжа Ахмеда Ясави.

Комментариев к записи хан АБЫЛАЙ биография нет