Рубрика: Биатлонист

Фруде Андресен биография

Фруде Андресен биография

Фруде Андресен биография

Фруде Андресен биография

Фруде Андресен биография

Карьера: Биатлонист

Дата рождения: 9 сентября 1973знак зодиака дева

Место рождения: Нидерланды

Успешный норвежский биатлонист, олимпийский чемпион, двухкратный чемпион мира по биатлону.

Биография Фруде Андресен

Успешный норвежский биатлонист, олимпийский чемпион, двухкратный чемпион мира по биатлону.

С детства Фруде Андресен бывал в разных странах, так как жил в семье дипломата. В Норвегии его привлёк биатлон, которым он и начал заниматься с 1985 года. Первый счастливый момент Андресену пришёл в 1991 году на чемпионате Норвегии посреди юниоров. С 1994 года он начал выступать на этапах Кубка мира, заняв по итогам сезона 58 местоположение. После 1995 года, когда Фруде Андресен стал чемпионом мира, он стабильно входил в двадцатку лучших биатлонистов мира. На первой своей Олимпиаде в 1998 году он завоевал серебряную медаль, уступив только своему коллеге по команде Уле Айнару Бьёрндалену. Чемпионат мира 1999 года стал скандальным для него: судьи подметили, что Андресен заряжал свою винтовку до старта, что по правилам биатлона запрещено. Итогом этого стала его дисквалификация в масс-старте. Олимпийские игры 2002 года принесли Фруде золотую медаль и звание олимпийского чемпиона по биатлону. В индивидуальной гонке он ещё мог завоевать золотую медаль, если бы не три промаха на последнем огневом рубеже и, как результат, седьмое местоположение. В дальнейшем Фруде Андресен уже не смог явить таких же успехов, во многом из-за дрянной стрельбы, хотя с ходом у него было всё в порядке. Фруде Андресен живёт с женой Гунн Маргит Андреассен и имеет сына Дэвида.

Дарья Домрачева биография

Дарья Домрачева биография

Дарья Домрачева биография

Дарья Домрачева биография

Дарья Домрачева биография

Биография Дарья Домрачева

– Даша, поездка в Ханты-Мансийск была для тебя наверное особенной? Практически домашний этап…

– Это верно! Мы с семьей переехали из Минска в Нягань, когда мне было четыре года. Родители собирались на пару лет, изведать, что это такое – тайга… А в результате мы прожили в Сибири 13 лет. Я в текущее время с самыми светлыми чувствами вспоминаю те годы. Меня окружали замечательные люди – со многими я дружила, общалась, сообща занималась спортом.

Сейчас, когда приезжаю в Ханты-Мансийск, вижу столь болельщиков из Нягани, моих однокурсников, одноклассников, друзей со двора, самых первых тренеров. И безумно хочется хотя бы на недельку-другую туда съездить, со всеми повидаться, побеседовать… Но всякий год по какой-то причине не получается. Вот и на тот самый раз – обещала своему первому тренеру, что непременно приеду, а в текущее время понимаю, что не смогу. Мне в этом году диплом оберегать – а на всю учебу и роздых остается только апрель. Столько дел придется уместить в единственный недлинный месяц!

– Ты вечно с большущий любовью отзываешься о первых тренерах. Расскажи о тех людях, которые привели тебя в здоровый спорт.

– Моим первым тренером по лыжной подготовке был Андрей Федорович Дорошенко. Именно он привил мне влюбленность к лыжам, к свежему воздуху. Взял меня в свою группу, хотя детей младшего возраста вообще не забирали в секцию. А я несложно хвостиком увязалась вдогон за братом. Мне тогда было всего шесть лет.

Поначалу я без затей ходила в секцию, но нигде официально не числилась. Так увлекательно было! Вокруг старшие, все катаются – я такими очарованными глазами смотрела на происходящее. А посредством два года меня уже официально оформили. Потом Андрей Федорович вынужден был завершить тренерскую занятие, и меня передали в группу к Альберту Викиловичу Мусину. Он и стал моим первым тренером уже в биатлоне.

– Как в твоей жизни вообще возник биатлон?

– В Нягани открыли биатлонную школу и лучших спортсменов и тех, кому было нетрудно занятно, пригласили вкусить себя в этом виде спорта. Ну а мне тогда было безумно занятно. Думала: «О, биатлон – пострелять дадут!» И тут же с радостью перешла. Сейчас, конечно, об этом не жалею вовсе.

– В какой миг ты поняла, что гонки могут сделаться чем-то большим, нежели легко увлечением?

– Ой, ещё в самом детстве! Когда участвовала в первых детских соревнованиях, стартовала сперва посреди девочек. Сперва были вторые, третьи места… А после этого как прорвало: первое, первое, первое. Тренер понял, что Даше уже неинтересно соревноваться с девчонками, и меня начали становить с мальчиками моего возраста. И я выигрывала эти старты. Пацаны, конечно, скрипели зубами!

По большому счету, серьезные тренировки у всех начались в одно время. Наверное, без затей от природы негусто повезло. Постарались родители – передали мне все самое лучшее.

– Но потому как родители потому как у тебя архитекторы, а не спортсмены.

– Наверное, в детстве я чуть-чуть пресытилась архитектурной темой, слушая всякий день, как матушка с папой обсуждают работу. И решила отличиться – начала заниматься спортом! Родители отнеслись с пониманием. Видели, что у меня ладно получается, и не препятствовали. И хотя по стопам мамы, папы и брата я не пошла, творческая среда на меня очень повлияла. В частности, родители неизменно шибко поощряли мое увлечение рисованием. Я недавно пересматривала свои детские рисунки – такие позитивные! И главное – видно, что со смыслом. Я и в текущий момент рисую для души, когда выдается время. Вот недавно расписала новое ложе винтовки – изобразила африканский закат.

– Знаю, что ты подумываешь принять художественное образование.

– Сейчас мне сильно интересен дизайн интерьеров. Я бы весьма хотела обрести второе образование, но такую учебу нереально совмещать со спортом. Сейчас моя профессия – рекламная информация в туризме. Тут все проще: могу книги брать с собой почитать, нарыть нужную информацию в интернете. Дизайн – окончательно другое. Нужно непременно наличествовать на занятиях, впитывать в себя знания, стабильно практиковаться. Так что это проект на достаточно далекое грядущее.

О прическах, хип-хопе и сноуборде

– Когда ты жила в России, то дружила со Светой Слепцовой…

– Да, мы с ней вкупе тренировались в Ханты-Мансийске в окружной команде. На сборах всю дорогу жили в одной комнате, полно времени проводили совместно. Сейчас уже не получается так зачастую водить знакомство – когда стабильно идут соревнования, не расслабишься, в гости не сходишь. Вечером позже гонок – массажи, командные собрания. Времени на общение на практике не остается. Тем больше, мы зачастую живем в разных гостиницах. Обычно легко парой фраз перекидываемся перед стартами, желаем дружбан другу удачи.

В то время вправду у нас была сильно классная, дружная команда. Пригласили в нее ребят из разных городов округа, и мы веселой компанией ездили по соревнованиям и сборам. Сейчас временами просматриваю фотографии – столь теплых воспоминаний: как сходили с ума, веселились, дурачились…

– Как дурачились?

– Часто сборы проходили в Екатеринбурге, и один раз на базе «Динамо» мы просидели три месяца кряду. Нас уже более того по именам знали все вахтерши и уборщицы. И мы, чтобы не заскучать на одном месте, стабильно устраивали что-нибудь забавное. Помню, перед новым годом захотелось каких-то перемен, и мы со Светой пошли в парикмахерскую. Я сделала себе какую-то праздничную веселенькую причесочку, ничего яркого или шокирующего, а Светвь устроила у себя на голове этакий «панк» – кратко подстриглась и покрасила волосы в багряный. В общем, веселились по-всякому: одевались в какие-то одежды дурацкие, хип-хоп изображали. На санках катались с горки…

– И на сноуборде, по-видимому? Припоминаю твою влюбленность к этому виду спорта…

– На самом деле, на доску я совершенно недавно встала – года два обратно. Брат у меня катается, вот и зазвал с собой. Поначалу было сложновато – не могла осмыслить с поворотами, да и городской спуск в Минске не сравнится с альпийскими трассами. Вот и ездила, что называется, «утюгом». Это когда встаешь в одну позицию – и едешь прямо до самого низа.

Был более того единственный забавный происшествие. Мы с братом поехали кататься в Силичи, горнолыжный середина под Минском. И вот брат поднимался с какими-то ребятами на подъемнике, а я в тот самый миг спускалась с горы. Как обыкновенно, «утюгом». Встала на доску и несусь вниз, как угорелая, на огромной скорости. Соседи брата по подъемнику, два парня, увидели это и давай удивляться: «Ого, смотри, как девочка одним духом едет, не боится! Профессионалка, вероятно!» А брат мой сидит и смеется – знали бы, что она по-другому не может нетрудно!

Ну а в прошлом году мы поехали на заключительный сбор в Австрию. Проводили там «закатку», катались на лыжах, в том числе на горных. Там я купила себе сноуборд и практически за день освоила повороты и технику – так что в текущее время с огромным удовольствием этим занимаюсь.

– А тренеры не возражают?

– Нисколько, если я не катаюсь перед ответственными стартами, и если это не мешает подготовке. В конце сезона Андриан Цыбульский, свой старшой тренер, и сам не супротив стать на сноуборд – во всяком случае, обещал познать.

О стрельбе, Зиберте и языковом барьере

– Раз уж зашла речь о тренерском штабе… С недавних пор стрелковой подготовкой вашей сборной занимается Клаус Зиберт. Как родилась мысль позвать его в сборную?

– В какой-то миг вся команда пришла к выводу, что со стрельбой существуют проблемы, которые нужно спешно находить решение. В то же время тренеры узнали, что освобождается дюжий мастак по стрелковой подготовке – и предложили сотрудничать. До того, как прийти в нашу сборную, Зиберт работал с китайцами. И лично я в начальный же год его работы отметила их прогресс. Если раньше по четыре-пять промахов допускали, то с приходом Клауса начали по нулям отстреливаться.

– А как оценишь его работу с вашей командой?

– На данный миг совместно мы полноценно отработали год – и шибко довольны результатом. Клаус, как только начал к своим обязанностям, разом же привнес в нашу подготовку немного значительных изменений. Начали с того, что поменяли всей женской команде ложи для винтовок. Специально для этого съездили в Германию, в город Альтенберг, недалече от границы с Чехией. Там живет великолепный мастер, тот, что делает шибко хорошую основу для оружия. Он снимал с нас мерки, подгонял индивидуально все вплоть до мелочей. Прошлой весной мы уже начинали подготавливаться с новым оружием. Искали правильные позиции, снимали тренировки на фото и видео, потом просматривали – это сильно помогало осмыслить и устранить все ошибки.

– Языковой барьер в работе с Зибертом не мешает?

– Проблем особенно не было. Поначалу что-то приходилось переводить тренерам, но практически через месяц мы уже отлично дружбан друга понимали. Кто-то из нашей команды владеет английским, кто-то – немецким. И Клаус на каждом собрании дублирует свои слова на двух языках. Ну, а если возникают вопросы – не тяжко с ними тут же понять!

О допинге, журналистах и звездной болезни

– В одном беседа тебя попросили вручить оценку российским биатлонистам, обвиненным в употреблении допинга. Ответ был: «как спортсмены они не прошли проверку на прочность». Можешь прокомментировать это высказывание?

– Мне непочатый край вопросов поступало на тот самый счет. На сайте белорусской федерации биатлона я уже отвечала, как было на самом деле. Просто газетчик, не по злому умыслу, немного изменил фразу – и вкупе с тем исказился толк. Вопрос в той ситуации ставился так: поменялось ли у тебя касательство к этим ребятам? Я ответила, что у меня совершенно не изменилось касательство к ним как людям, но изменилось касательство как к спортсменам.

Я думаю, каждого соревнующегося биатлониста разрешено урузуметь – всем хочется выступать в честных, равных условиях. Представляю, сколь такие ситуации неприятны и спортсменам, и болельщикам. Я оттого что сама в детстве была точь-в-точь таковый же болельщицей. Даже не представляю, что было бы, если бы моих любимых спортсменов уличили в употреблении запрещенных препаратов. Для болельщиков, которые со всей душой относятся к спорту, это сильно непростой миг.

– Ты общалась на эту тему с кем-нибудь из российской сборной? С той же Светой?

– Нет, мы не обсуждали эти вопросы. Я считаю, это не сильно этично. Российскую команду и так замучили. А в текущий момент все страсти негусто улеглись, и тем больше не хочется ничего ворошить. Представляю, сколь нелегко было всей команде, оттого не хочется вообще приподнимать эту тему в общении.

– Прочитав то беседа газете «Спортивная панорама» некоторые читатели решили, что Даша Домрачева, что называется, «словила звезду».

– Ой, меня все время спрашивают: «Даша, не грозит ли тебе звездная хворь?» Конечно, чувствуется и какая-то популярность, и повышенное чуткость болельщиков. Но я стараюсь проще к этому относится. Да, ты можешь быть хорошим спортсменом, выступать и являть высокие результаты. Но ты эдакий же джентльмен, как и каждый прочий. А кто-то достигает успехов в другом виде деятельности, тот, что тебе недоступен. Я считаю, популярность не должна трансформировать людей, необходимо оставаться собой в всякий ситуации.

– А популярность радует или, скорее, мешает?

– На самом деле безумно славно, когда получаешь от болельщиков море позитивных, крайне приятных пожеланий. Читаешь их – и понимаешь, что люди пишут от всей души. И шибко жаль при этом, что я не могу ответствовать как пить дать всем – без затей физически не успеваю! Отправишь в отклик – «спасибо», но потому что в этом слове не выражается и десятая доля той благодарности, которую я в реальности испытываю. Так что воспользуюсь случаем и скажу: в каждое «спасибо» я вкладываю все самые лучшие чувства, и меня весьма огорчает, что не удается уделить должное чуткость всем болельщикам.

– Несмотря на то, что ты хранишь теплые чувства к Ханты-Мансийску, всю дорогу говоришь, что хотела бы выступать только за Белоруссию. Почему?

– Потому что это – моя отчизна, я чувствую практически на подсознательном уровне. Мне было всего четыре года, когда родители уехали из Минска, но во мне навечно осталось чувство «родного города». Когда мы только начинали существовать в Нягани – это было плавающее время. Я на самом деле тогда думала, что сквозь два года мы уедем из Сибири. Ну а следом каждое лето мы приезжали в Белоруссию, где нас ждали родные. И произвольный раз я чувствовала, что возвращаюсь туда, где мой обитель.

– Российские болельщики, при всем при том, поддерживают тебя весьма тепло.

– Ой, я вообще этому несказанно рада! Я благодарна судьбе за то, что выросла в России. Нягань насовсем останется для меня особенным городом, в котором живут замечательные люди. И я хотела бы выказать огромную признательность всем болельщикам-россиянам. Когда приезжаешь в Ханты-Мансийск, чувствуется такая мощная помощь! Трибуны кричат «Даша, мы с тобой!» – это безумно славно. И когда российские болельщики приезжают в Европу на Кубок мира – весьма броско, как они поддерживают белорусских спортсменов. Вы более того не представляете, как это помогает на дистанции!

[Вверх]
Анатолий Алябьев биография

Анатолий Алябьев биография

Анатолий Алябьев биография

Анатолий Алябьев биография

Анатолий Алябьев биография

Биография Анатолий Николаевич Алябьев

Во время Олимпиады-80 в Лейк-Плэсиде лучшим посреди биатлонистов стал Анатолий Алябьев. Он получил медали во всех 3-х видах программы.

Драматичнее всего проходила индивидуальная гонка на 20 км. Вот что писала о ней газета «Советский спорт»: «Тем временем на дистанции разворачивалась нешуточная баталия — за победу сражались Анатолий Алябьев и германец Франк Ульрих. Ульрих бежал одним духом, но непочатый край «грешил» на стрельбище, Алябьев же бил без промаха, и все-таки своим последним выстрелом попал «в габарит», и потому судьбина золотой медали (минута штрафа отняла бы у нашего спортсмена победу) оставалась неизвестна до того момента, в то время как не финишировал концевой участник и двое вышеупомянутых судей не пришли на финиш. Рассказывают, что Новиков шел к финишу с каменным лицом, зачем вся советская делегация пришла в уныние.

— Что молчишь? — спросил, в конце концов, у коллеги кто-то из тренеров. — Как Алябьев закончил?

— Чисто, — ответил Новиков. — А вы тут что, ничего не знали?»

После Олимпийских игр Анатолий Николаевич закончил Ленинградский Военный институт физической культуры (ВИФК) им. Лесгафта, защитил кандидатскую диссертацию. Много сил отдает организации спортивных соревнований лыжников.

[Вверх]
Альбина Ахатова биография

Альбина Ахатова биография

Альбина Ахатова биография

Альбина Ахатова биография

Альбина Ахатова биография

Биография Альбина Хамитовна Ахатова

Сегодня утром в Ханты-Мансийске состоялось экстренное совещание исполкома Международного союза биатлонистов (IBU), на котором рассматривался единственный вопросительный мотив — занятие Альбины Ахатовой, лучшей российской биатлонистки, которую обвинили в использовании запрещенных препаратов. Прозаседав два часа, члены исполкома во главе с президентом IBU Андерсом Бессебергом вынесли три решения. Первое: все обвинения в использовании запрещенных препаратов с Альбины Ахатовой снять. Второе: врача российской сборной Татьяну Попову отстранить от исполнения обязанностей на три месяца, считая с 24 января 2003 года. Третье: Союз биатлонистов России лишить всякий финансовой поддержки IBU на единственный год, считая с 1 апреля 2003 года.Суть да занятие

Напомним, что о существовании допингового дела с участием лучшей российской биатлонистки Альбины Ахатовой стало известно 19 февраля. Шведское информагентство ТТ передало сенсационное известие: проба «А», взятая у Ахатовой 24 января вслед за тем эстафетной гонки на этапе Кубка мира в итальянской Антерсельве, оказалась положительной. Врач сборной России Татьяна Попова рассказала, что, завершив свой период, Ахатова оказалась на грани жизни и смерти. Тогда в присутствии антидопингового делегата IBU она по «жизненным показаниям» сделала Ахатовой инъекцию кордиамина, в состав которого входит и запрещенный порошок никетамид. Через час Ахатовой по жребию выпало одолеть путь допинг-контроль.

Контрольную пробу «В» Ахатовой проанализировали 28 февраля. Она, конечно, ещё оказалась положительной. И в тот же день генеральный секретарь IBU Петер Байер сообщил: фатум российской биатлонистки решится на экстренном заседании исполкома в Ханты-Мансийске 13 марта. То есть за два дня до первой гонки чемпионата мира. «Представляю, под каким мощным психологическим прессом вы находились последние две недели», — заметил спецкор «Известий», встретив вчера Альбину Ахатову. «Не-а, вовсе не представляете», — в отклик она нерадостно покачала головой.

Очень здоровенный секрет

Время и местоположение экстренного заседания исполкома IBU в Ханты-Мансийске держали в строгом секрете. Официальная версия — чтобы при обсуждении быть свободными от давления прессы. Потребовалось изготовить рядом десятка звонков, чтобы изведать наверняка: совещание исполкома пройдет в гостинице «Миснэ». Именно в этом месте, в высоком и красивом деревянном тереме, во время чемпионата мира проживают все чиновники IBU и их гости. Убыть в курсе точное время собрания оказалось невозможно; ясно было только, что оно состоится утром — на 12.30 назначили пресс-конференцию президента IBU Бессеберга.

Альбина Ахатова приехала в «Миснэ» рядом 10. Сопровождали ее эскулап Татьяна Попова, старшой тренер женской сборной России Валерий Польховский и и.о. президента Союза биатлонистов России (СБР) Дмитрий Алексашин. Ахатова за 15 минут улыбнулась только единственный раз — генсеку IBU Петеру Байеру, заглянувшему в кабачок. Байер первым из официальных лиц в ломание правил всех правил подтвердил: допинг-проба «А» Ахатовой оказалась положительной.

Уведать сквозь 60 минут

В 10.30 члены исполкома IBU (из восьми отсутствовали двое — основополагающий вице-президент россиянин Александр Тихонов и знаменитая в прошлом канадская биатлонистка Мириам Бедар) и участники нашей «делегации» вошли в конференц-зал. В 10.32 в коридор вышли Попова и Польховский. Ахатова давала показания, при всем при том уже крайне быстро — в 10.39 — освободилась. Врача Татьяну Попову опрашивали дольше — она освободилась только в 11.02. Польховского так и не вызывали. В 11.17 из конференц-зала вышел Алексашин. Началось обсуждение судьбы Ахатовой.

Члены исполкома заседали за закрытыми дверями немногим больше часа. Возможно, это были самые тяжелые 60 минут в жизни Ахатовой. Сначала длительно стояла, прислонившись к стене. Присела на корточки. Поднявшись, на момент уткнулась в плечо тренера Польховского. Тяжело свалилась в кресло, где заново на долгое время замерла. Очнувшись, нервозно ковыряла краем пластмассовой аккредитации под ногтями. «Вы ее покуда не трогайте…» — попросил спецкора «Известий» Польховский. Но посредством немного минут Ахатова заговорила сама. За час обсудили многое: психологию и технику стрельбы, подготовленность сборной России к домашнему чемпионату, экономические условия, необходимые для прогресса российского спорта…

Самую важную тему спецкор «Известий» умышленно обходил стороной. Но к ней непрерывно возвращалась сама Ахатова. Говорим о чем-то отвлеченном, и как черт из табакерки — выдох: «Как же все это жутко…» Еще посредством немного минут — с ужасом в глазах: «Боже, но что они там так продолжительно обсуждают!..» Я попытался унять. На реплику: «Говорят, своим самым любимым детям Господь посылает самые тяжелые испытания…» — Ахатова как снег на голову улыбнулась: «Вот если бы за все испытания, которые я перенесла, он подарил мне Кубок мира…» — «Что значит — подарил?!» — «Ну, не подарил, но хоть негусто помог бы…»

Ахатову — оправдать, федерацию — покарать

В 12.17 генсек Байер попросил Ахатову и сопровождающих лиц миновать в конференц-зал. С членами исполкома они вышли оттуда в 12.23. Пока Ахатова преодолевала 20 м коридора, я пытался по ее лицу отгадать вердикт. Но оно было непроницаемым! Впрочем, как и лица окружающих. Татьяна Попова очень сжимала плечо Ахатовой. Успокаивала? Или без затей скромно выражала отрада? «Ну?!.» — «Все стандартно. Меня на сто процентов оправдали». И больше — ничего. Другие участники кроме того оказались немногословны. «Комментарии — позже», — сказал Алексашин и уехал встречать Фетисова и Тягачева. Президент IBU прыгнул в машину и помчался на стадионный комплекс.

Пресс-конференция началась с 15-минутным опозданием. «Этот эпизод был существенно больше сложным, чем все другие, с которыми нам уже приходилось сталкиваться, — отметил Бессеберг. — Мы более того обращались за консультациями в другие международные федерации. И считаем, что имеем основания перенести следующие решения… Первое: мы не признали Альбину Ахатову виновной, потому как была доказана ее невиновность в попадании в ее тело запрещенного вещества. Второе: врач признана виновной и будет отстранена от исполнения профессиональных обязанностей на три месяца, считая с 24 января, за то, что имела в своем арсенале запрещенные препараты. Третье: на Союз биатлонистов России накладывается серьезное взыскание — единственный год, считая с 1 апреля 2003 года, он не будет обретать финансовой помощи от IBU. То есть потеряет примерно 50 тысяч евро».

На вопросительный мотив спецкора «Известий»: «В чем аккурат вина доктора команды и СБР?» — президент IBU пытался ответствовать бодро (дословно): «По правилу, которое принято 34 голосами супротив двух, федерации и официальные лица, которые подозреваются в раскрытии позитивных результатов, на год лишаются финансовой поддержки». А на просьбу более точно определить, что он имеет в виду, г-н Бессеберг ответил уже: «Я извиняюсь, что обстановка выглядит немного неудобно, но IBU действовал отчетливо в соответствии со своими правилами. Поверьте: никто из IBU не информировал прессу о позитивной пробе «А». И на все остальные конкретные вопросы ответы были такими же неконкретными и расплывчатыми.

Решение исполкома IBU при всех сравнительно негативных оговорках следует признать победой российской спортивной дипломатии. Главный результат — полное оправдание Ахатовой. Завтра в 14.30 по местному времени она вкупе с Ольгой Пылевой, Галиной Куклевой и Светланой Ишмуратовой выйдет на старт спринтерской гонки.

[Вверх]