Энциклопедия
Здесь Вы сможете найти самое интересное описание и некоторые цены на продукцию

Алексей Абрикосов биография 28/03/2017

Дадите фотографию, вставлю

Биография Алексей Алексеевич Абрикосов

А. А. Абрикосов родился 25-го июня 1928 г. в Москве. После окончания школы в 1943 г. он начинает постигать энерготехнику, но в 1945 г. переходит к изучению физики. После получения диплома в 1948 г. он пишет под руководством Ландау кандидатскую диссертацию в институте физических проблем в Москве и защищает её в 1951 г. Тема диссертации «Термическая диффузия в на сто процентов и частично ионизированных плазмах». После защиты он остался в институте и защитил в 1955 г. докторскую работу по теме квантовой электродинамики высоких энергий. В 1965 г. он становится во главе факультета теоретической физики сплошных сред в новооснованном институте теоретической физики. В 1975 г. Абрикосов становится почётным доктором в Университете Лозанны.

В 1991 г. он принимает приглашение аргоннской национальной лаборатории в Иллинойсе и переселяется в США. В 1999 г. он принимает американское гражданство. Абрикосов является членом разных знаменитых учреждений, напр. Национальной академии наук США, Российской Академии Наук, Королевского Научного Общества и Американской Академии Наук и Искусств.

Помимо научной деятельности он кроме того преподавал. Сначала в МГУ — до 1969 г. С 1970 по 1972 г. в Горьковском университете и с 1976 по 1991 заведовал кафедрой теоретической физики в физтехе, в Москве. В США он преподавал в университете Иллинойса (Чикаго) и в университете штата Юта. В Англии он преподавал в университете Лорборо.

Абрикосов женат. Имеет двух сыновей и дочка.

Научные достижения

Абрикосов совместно с Заварицким — физиком-экспериментатором из института физических проблем — обнаружил при проверке теории Гинзбурга-Ландау новоиспеченный класс сверхпроводников — сверхпроводники второго типа. Этот свежий тип сверхпроводников, в различие от сверхпроводников первого типа, сохраняет свои свойства более того в присутствии сильного магнитного поля (до 25 Тл). Абрикосов смог втолковать такие свойства, развивая рассуждения своего коллеги Виталия Гинзбурга, образованием регулярной решетки магнитных линий, которые окружены кольцевыми токами. Такая архитектура называется Вихревой решеткой Абрикосова.

Также Абрикосов занимался проблемой перехода водорода в металлическую фазу внутри водородных планет, квантовой электродинамикой высоких энергий, сверхпроводимостью в высокочастотных полях и в присутствии магитных включений (при этом он открыл вероятность сверхпроводимости без полосы запирания) и смог пояснить сдвиг Найта при малых температурах путём учета спин-орбитального взаимодействия. Другие работы были посвящены теории не сверхтекучего іHe и вещества при высоких давлениях, полуметаллам и переходам металл-диэлектрик, эффекту Кондо при низких температурах (при этом он предсказал резонанс Абрикосова-Сула) и построению полупроводников без полосы запирания. Прочие исследования касались одномерных или квазиодномерных проводников и спиновых стёкол.

В аргонской национальной лаборатории он смог растолковать большинство свойств высокотемпературных сверхпроводников на основе купрата и установил в 1998 г. свежий результат (результат линейного квантового магнитного сопротивления), тот, что был впервой измерен ещё в 1928 г. Капицей, но ни при каких обстоятельствах не рассматривался в качестве самостоятельного эффекта.

В 2003 г. он, совместно в Гинзбургом и Леггеттом, получил нобелевскую премию по физике за «основополагающие работы по теории сверхпроводников и сверхтекучих жидкостей».

Награды

Член-корреспондент Академии наук СССР (нынче Академии Наук России) с 1964 г.

Ленинская премия в 1966 г.

Почётный эскулап университета Лозанны, 1975

Государственная премия СССР, 1972

Академик Академии наук СССР (в эти дни Академии Наук России) с 1987 г.

Премия Ландау, 1989

Премия Джона Бардина, 1991

зарубежный почётный член Американской академии наук и искусств, 1991

член Академии наук США, 2000

зарубежный член Королевского научного общества, 2001

Нобелевская премия по физике, 2003

Публикации

Абрикосов, Горьков «Методы квантовой теории поля в квантовой физике», 1961

Комментариев к записи Алексей Абрикосов биография нет

Герон Александрийский биография 20/03/2017

Нет фото

Биография Герон Александрийский

Герон Александрийский (очевидно, I-II вв. н. э.)-древнегреческий инженер, физик, механик, математик, изобретатель. Преподавал в Александрии. Его обширные научные работы дошли до нас без малого все.

Герон описал основные достижения античного мира в области прикладной механики. Он изобрел строй приборов и автоматов, в частности, аппарат для измерения протяженности дорог, действовавший по тому же принципу, что и современные таксометры, различные водяные часы и др. Он описал аппарат диоптр, прапрадед современного теодолита. Герон впервой исследовал пять типов простейших машин: рычаг, ворот, клин, винт и блок, заложил основы автоматики. В труде «Пневматика» Герон Александрийский описал строй «волшебных фокусов», основанных на принципах использования теплоты и перепада давлений. Люди удвилялись его чудесам: двери храма сами открывались, когда над жертвенником зажигался жар. Этот ученый придумал автомат для продажи «святой» воды, сконструировал шар, вращаемый силой струи пара. Изобрел ещё строй приборов и автоматов.

Наиболее полно систематизировал знания древних в области световых явлений. Следуя его трудам, все ученые стали разделять оптику на катоптрику, т.е. науку об отражении и диоптрику, т.е. науку об изменении направления световых лучей при попадании в прозрачные среды, или, как мы сейчас говорим, о преломлении. Почти за 1500 лет до Ферма чисто геометрическим путем приходит к частной формулировке его принципа для отражения: «Скажу, что из лучей, падающих из данной точки и отражающихся в данную точку, минимальны те, которые от плоских и сферических зеркал отражаются под равными углами». В трактате «Катоптрика» (катоптрика-наука об отраже нии лучей от зеркальных поверхностей) Герон обосновывает прямолинейность световых лучей бесконечно здоровенный скоростью их распространения. Далее, он приводит подтверждение закона отражения, основанное на предположении, что дорога, проходимый светом, должен быть наименьшим из всех возможных. Вслед за законом отражения Герон рассматривает различные типы зеркал, особое чуткость уделяя цилиндрическим зеркалам. В настоящее время мы располагаем пятитомным научным собранием сочинений Герона, в котором арабские и греческие тексты сопровождаются переводами на германский язык.

Математические работы Герона являются энциклопедией античной прикладной математики. В лучшей из них — «Метрике»- даны правила и формулы для точного и приближенного вычисления площадей правильных многоугольников, объемов усеченных конуса и пирамиды, приводится т.н. формула Герона для определения площади треугольника по трем сторонам, встречающаяся у Архимеда; даются правила численного решения квадратных уравнений и приближенного извлечения квадратных и кубических корней.

Содержание математических трудов Герона догматично, правила чаще всего не выводятся, а поясняются на примерах. Это сближает труды Герона с работами математиков Древнего Египта и Вавилона. В 1814 было найдено сочинение Герона «О диоптре», в котором изложены правила земельной съемки, по сути дела основанные на использовании прямоугольных координат.

Влияние работ Герона разрешается проследить в Европе вплоть до эпохи Возрождения.

Комментариев к записи Герон Александрийский биография нет

Жорес АЛФЁРОВ биография 19/03/2017

Нет фото

Биография Жорес Иванович АЛФЁРОВ

До этого дня российским ученым принадлежало восемь Нобелевских премий, столь же, к примеру, сколь и датчанам (Николай Семёнов – премия по химии за 1956 г.; Илья Франк, Игорь Тамм, Павел Черенков – премия по физике за 1958 г.; Лев Ландау – 1962 г.; Александр Прохоров, Николай Басов – 1964 г.; Петр Капица – 1978 г.). И вот – фарт Алфёрова.

Правда, и тут не обошлось не то чтобы без ложки дегтя, но не без маленькой психологической занозы: приз в 1 млн долларов Жорес Иванович в паре с Хербертом Кроемером разделит наполовину с Джеком Килби. По решению Нобелевского комитета Алфёров и Килби удостоены Нобелевской премии (одной на двоих) за «работы по получению полупроводниковых структур, которые могут быть использованы для сверхбыстрых компьютеров». (Любопытно, что так же пришлось поделить Нобелевскую премию по физике за 1958 г. между советскими физиками Павлом Черенковым и Ильей Франком и за 1964 г. – между опять-таки советскими физиками Александром Прохоровым и Николаем Басовым.) Еще единственный гражданин сша, работник корпорации «Техас Инструментс» Джек Килби, удостоен награды за работы в области интегральных схем.

Итак, кто же он, свежий русский нобелевский лауреат?

Жорес Иванович Алфёров родился в белорусском городе Витебске. После 1935 года семейство переехала на Урал. В г. Туринске А. учился в школе с пятого по восьмой классы. 9 мая 1945 года его папа, Иван Карпович Алфёров, получил направление в Минск, где А. окончил мужскую среднюю школу №42 с золотой медалью. Он стал студентом факультета электронной техники (ФЭТ) Ленинградского электротехнического института (ЛЭТИ) им. В.И. Ульянова по совету школьного учителя физики, Якова Борисовича Мельцерзона.

На третьем курсе А. пошел трудиться в вакуумную лабораторию профессора Б.П. Козырева. Там он начал экспериментальную работу под руководством Наталии Николаевны Созиной. Со студенческих лет А. привлекал к участию в научных исследованиях других студентов. Так, в 1950 году полупроводники стали главным делом его жизни.

В 1953 году, затем окончания ЛЭТИ, А. был принят на работу в Физико-технический институт им. А.Ф. Иоффе в лабораторию В.М. Тучкевича. В первой половине 50-х годов перед институтом была поставлена проблема сотворить отечественные полупроводниковые приборы для внедрения в отечественную индустрия. Перед лабораторией стояла задача: приобретение монокристаллов чистого германия и создание на его основе плоскостных диодов и триодов. При участии А. были разработаны первые отечественные транзисторы и силовые германиевые приборы За комплекс проведенных работ в 1959 году А. получил первую правительственную награду, им была защищена кандидатская диссертация, подводившая черту под десятилетней работой.

После этого перед Ж.И. Алфёровым встал вопросительный мотив о выборе дальнейшего направления исследований. Накопленный навык позволял ему перейти к разработке собственной темы. В те годы была высказана мысль использования в полупроводниковой технике гетеропереходов. Создание совершенных структур на их основе могло привести к качественному скачку в физике и технике.

В то время во многих журнальных публикациях и на различных научных конференциях неоднократно говорилось о бесперспективности проведения работ в этом направлении, т.к. несметные попытки реализовать приборы на гетеропереходах не приходили к практическим результатам. Причина неудач крылась в трудности создания близкого к идеальному перехода, выявлении и получении необходимых гетеропар.

Но это не остановило Жореса Ивановича. В основу технологических исследований им были положены эпитаксиальные методы, позволяющие править такими фундаментальными параметрами полупроводника, как ширина запрещенной зоны, размерность электронного сродства, эффективная масса носителей тока, показатель преломления и т.д. внутри единого монокристалла.

Для идеального гетероперехода подходили GaAs и AlAs, но концевой без малого молниеносно на воздухе окислялся. Значит, следовало поднять другого партнера. И он нашелся тут же, в институте, в лаборатории, возглавляемой Н.А. Горюновой. Им оказалось тройное соединение AIGaAs. Так определилась просторно известная сейчас в мире микроэлектроники гетеропара GaAs/AIGaAs. Ж.И. Алфёров с сотрудниками не только создали в системе AlAs – GaAs гетероструктуры, близкие по своим свойствам к идеальной модели, но и первостепеннный в мире полупроводниковый гетеролазер, работающий в непрерывном режиме при комнатной температуре.

Открытие Ж.И. Алфёровым идеальных гетеропереходов и новых физических явлений – «суперинжекции», электронного и оптического ограничения в гетероструктурах – позволило кроме того кардинально улучшить параметры большинства известных полупроводниковых приборов и сформировать принципиально новые, в особенности перспективные для применения в оптической и квантовой электронике. Новый период исследований гетеропереходов в полупроводниках Жорес Иванович обобщил в докторской диссертации, которую благополучно защитил 1970 году.

Работы Ж.И. Алфёрова были по заслугам оценены международной и отечественной наукой. В 1971 году Франклиновский институт (США) присуждает ему престижную медаль Баллантайна, называемую «малой Нобелевской премией» и учрежденную для награждения за лучшие работы в области физики. Затем следует самая высокая награда СССР – Ленинская премия (1972 год).

С использованием разработанной Ж.И. Алфёровым в 70-х годах технологии высокоэффективных, радиационностойких солнечных элементов на основе AIGaAs/GaAs гетероструктур в России (впервой в мире) было организовано крупномасштабное фабрика гетероструктурных солнечных элементов для космических батарей. Одна из них, установленная в 1986 году на космической станции «Мир», проработала на орбите весь срок эксплуатации без существенного снижения мощности.

На основе предложенных в 1970 году Ж.И. Алфёровым и его сотрудниками идеальных переходов в многокомпонентных соединениях InGaAsP созданы полупроводниковые лазеры, работающие в существенно больше широкой спектральной области, чем лазеры в системе AIGaAs. Они нашли широкое использование в качестве источников излучения в волоконно-оптических линиях связи повышенной дальности.

В начале 90-х годов одним из основных направлений работ, проводимых под руководством Ж.И. Алфёрова, становится приобретение и изучение свойств наноструктур пониженной размерности: квантовых проволок и квантовых точек.

В 1993…1994 годах впервой в мире реализуются гетеролазеры на основе структур с квантовыми точками – «искусственными атомами». В 1995 году Ж.И. Алфёров со своими сотрудниками впервой демонстрирует инжекционный гетеролазер на квантовых точках, работающий в непрерывном режиме при комнатной температуре. Принципиально важным стало расширение спектрального диапазона лазеров с использованием квантовых точек на подложках GaAs. Таким образом, исследования Ж.И. Алфёрова заложили основы принципиально новой электроники на основе гетероструктур с шибко широким диапазоном применения, известной ныне как «зонная инженерия».

Награда нашла героя

В одном из своих многочисленных беседа (1984 год) на вопросительный мотив корреспондента: «По слухам, Вы в настоящее время были представлены к Нобелевской премии. Не оскорбительно, что не получили?» Жорес Иванович ответил: «Слышал, что представляли уже не раз. Практика показывает – либо ее дают стразу после этого открытия (в моем случае это середка 70-х годов), либо уже в глубокой старости. Так было с П.Л. Капицей. Значит, у меня ещё все впереди».

Здесь Жорес Иванович ошибся. Как говорится, награда нашла героя раньше наступления глубокой старости. 10 октября 2000 года по всем программам российского телевидения сообщили о присуждении Ж.И. Алфёрову Нобелевской премии по физике за 2000 год.

…Современные информационные системы должны отзываться двум простым, но основополагающим требованиям: быть быстрыми, чтобы громадный объем информации, не возбраняется было передать за недлинный промежуток времени, и компактными, чтобы уместиться в офисе, дома, в портфеле или кармане.

Своими открытиями Нобелевские лауреаты по физике за 2000 год создали основу таковый современной техники. Жорес И. Алфёров и Герберт Кремер открыли и развили быстрые опто- и микроэлектронные компоненты, которые создаются на базе многослойных полупроводниковых гетероструктур.

Гетеролазеры передают, а гетероприемники принимают информационные потоки по волоконно-оптическим линиям связи. Гетеролазеры разрешается выявить ещё в проигрывателях CD-дисков, устройствах, декодирующих товарные ярлыки, в лазерных указках и во многих других приборах.

На основе гетероструктур созданы мощные высокоэффективные светоизлучающие диоды, используемые в дисплеях, лампах тормозного освещения в автомобилях и светофорах. В гетероструктурных солнечных батареях, которые обширно используются в космической и наземной энергетике, достигнуты рекордные эффективности преобразования солнечной энергии в электрическую.

Джек Килби награжден за свой вклад в открытие и формирование интегральных микросхем, благодаря чему стала одним духом рскручиваться микроэлектроника, являющаяся – наряду с оптоэлектроникой – основой всей современной техники.

Учитель, воспитай ученика…

В 1973 году А., при поддержке ректора ЛЭТИ А.А. Вавилова, организовал базовую кафедру оптоэлектроники (ЭО) на факультете электронной техники Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе.

В невероятно сжатые сроки Ж.И. Алфёров совестно с Б.П. Захарченей и другими учеными Физтеха разработал учебный проект подготовки инженеров по новой кафедре. Он предусматривал обучение студентов первого и второго курсов в стенах ЛЭТИ, потому что порядок физико-математической подготовки на ФЭТ был высоким и создавал недурной фундамент для изучения специальных дисциплин, которые, начиная с третьего курса, читались учеными Физтеха на его территории. Там же с использованием новейшего технологического и аналитического оборудования выполнялись лабораторные практикумы, а ещё курсовые и дипломные проекты под руководством преподавателей базовой кафедры.

Прием студентов на основополагающий вектор движения в количестве 25 мужчина осуществлялся посредством вступительные экзамены, а комплектование групп второго и третьего курсов для обучения по кафедре ОЭ проходило из студентов, обучавшихся на ФЭТ и на кафедре диэлектриков и полупроводников Электрофизического факультета. Комиссию по отбору студентов возглавлял Жорес Иванович. Из эдак 250 студентов, обучавшихся на каждом курсе, было отобрано по 25 лучших. 15 сентября 1973 года начались занятия студентов вторых и третьих курсов. Для этого был подобран превосходный профессорско-преподавательский состав.

Ж.И. Алфёров крайне большое участливость уделял и уделяет формированию контингента студентов первого курса. По его инициативе в первые годы работы кафедры в отрезок времени весенних школьных каникул проводились ежегодные школы «Физика и жизнь». Ее слушателями были учащиеся выпускных классов школ Ленинграда. По рекомендации учителей физики и математики наиболее одаренным школьникам вручались приглашения принять участие в работе этой школы. Таким образом набиралась группа в количестве 30…40 дядя. Они размещались в институтском пионерском лагере «Звездный». Все расходы, связанны с проживанием, питанием и обслуживанием школьников, свой вуз забирал на себя.

На открытие школы приезжали все ее лекторы во главе с Ж.И. Алфёровым. Все проходило и празднично, и сильно по-домашнему. Первую лекцию читал Жорес Иванович. Он так увлекательно говорил о физике, электронике, гетероструктурах, что все его слушали как завороженные. Но и затем лекции не прекращалось общение Ж.И. Алфёрова с ребятами. Окруженный ими, он ходил по территории лагеря, играл в снежки, дурачился. Насколько не формально он относился к этому «мероприятию», говорит тот факт, что в эти поездки Жорес Иванович забирал свою жену Тамару Георгиевну и сына Ваню…

Результаты работы школы не замедлили сказаться. В 1977 году состоялся основополагающий выпуск инженеров по кафедре ОЭ, число выпускников, получивших дипломы с отличием, на факультете удвоилось. Одна группа студентов этой кафедры дала столь же «красных» дипломов, сколь остальные семь групп.

В 1988 году Ж.И. Алфёров организовал в Политехническом институте физико-технический факультет.

Следующим логическим шагом стало объединение этих структур под одной крышей. К реализации данной идеи Ж.И. Алфёров начал ещё в начале 90-х годов. При этом он не несложно строил сооружение Научно-образовательного центра, он закладывал фундамент будущего возрождения страны… И вот первого сентября 1999 года сооружение Научно-образовательного центра (НОЦ) вступило в строй.

На том стоит и стоять будет русская почва…

Алфёров неизменно остается самим собой. В общении с министрами и студентами, директорами предприятий и простыми людьми он в равной мере ровен. Не подстраивается под первых, не возвышается над вторыми, но постоянно с убежденностью отстаивает свою точку зрения.

Ж.И. Алфёров завсегда занят. Его рабочий график расписан на месяц вперед, а недельный рабочий цикл таков: начало дня понедельника – Физтех (он его директор), вторая половинка дня – Санкт-Петербургский академический середина (он председатель); вторник, среда и четверг – Москва (он член Государственной думы и вице-президент РАН, к тому же нужно находить решение несчетные вопросы в министерствах) или Санкт-Петербург (также вопросов выше головы); начало дня пятницы – Физтех, вторая половинка дня – Научно-образовательный середина (директор). Это только крупные штрихи, а между ними – научная служба, руководство кафедрой ОЭ в ЭТУ и физико-техническим факультетом в ТУ, читка лекций, участие в конференциях. Вэтого не перечесть!

Наш лауреат пригожий лектор и рассказчик. Неслучайно все информационные агентства мира отметили аккурат Алфёровскую Нобелевскую лекцию, которую он прочитал на английском языке без конспекта и с присущим ему блеском.

При вручении Нобелевских премий существует традиция, когда на банкете, тот, что устраивает король Швеции в честь Нобелевских лауреатов (на нем присутствуют свыше тысячи гостей), представляется словечко только одному лауреату от каждой «номинации». В 2000 году Нобелевской премии по физике были удостоены три человека: Ж.И. Алфёров, Герберт Кремер и Джек Килби. Так вот двое последних уговорили Жореса Ивановича обозначиться на этом банкете. И он эту просьбу выполнил блестяще, в своем слове удачно обыграв нашу российскую привычку действовать «одно любимое дело» на троих.

В своей книге «Физика и жизнь» Ж.И. Алфёров, в частности, пишет: «Все, что создано человечеством, создано благодаря науке. И если уж суждено нашей стране быть великой державой, то она ею будет не благодаря ядерному оружию или западным инвестициям, не благодаря вере в Бога или Президента, а благодаря труду ее народа, вере в знание, в науку, благодаря сохранению и развитию научного потенциала и образования.

…Десятилетним мальчиком я прочитал замечательную книгу Вениамина Каверина «Два капитана». И всю последующую существование я следовал принципу ее главного героя Сани Григорьева: «Бороться и разыскивать, отыскать и не сдаваться». Правда, шибко существенно при этом осознавать, за что ты берешься».

Комментариев к записи Жорес АЛФЁРОВ биография нет

Боте Вальтер 8 июня 1891 года – 8 февраля 1957 года 12/03/2017

Боте Вальтер 8 июня 1891 года – 8 февраля 1957 года
Боте Вальтер 8 июня 1891 года – 8 февраля 1957 года

Боте Вальтер
8 июня 1891 года – 8 февраля 1957 года

Немецкий физик Вальтер Вильгельм Георг Боте родился в Ораниенбурге. Его отец, Фридрих Боте, был торговцем. В 1908 г. Б. поступил в Берлинский университет, где изучал физику, математику и химию. В 1914 г., работая под руководством Макса Планки. он получил докторскую степень за теоретическое исследование взаимодействия света с молекулами. Во время первой мировой войны Б. служил в германской армии. В 1915 г. он был взят в плен русскими и отправлен в Сибирь, где изучал русский язык и сумел продолжить свои занятия теоретической физикой. Вернувшись в Германию в 1920 г., он стал работать под руководством Ханса Гейгера (изобретателя счетчика Гейгера) в радиационной лаборатории Государственного физико-технического института, где он недолго работал еще в 1913 г. (Позднее он считал, что именно Гейгер направил его усилия в сторону физики.) Одновременно с этим Б. преподавал физику в Берлинском университете. В начале 20-х гг. Б. проводил экспериментальные и теоретические исследования отклонений альфа- и бета-частиц в веществе. Большая часть работ в этой области касалась единичных взаимодействий частиц с отдельными атомами. Однако Б. изучал гораздо более трудный случай, когда быстрая частица, пролетающая сквозь вещество, взаимодействует с большим числом атомов, причем каждый акт взаимодействия приводит к отклонению частицы, пропорциональному его силе. Так как при прохождении сквозь тело сильное однократное взаимодействие маловероятно, то полное отклонение частицы определяется в основном большим числом малых отклонений. Для решения этой задачи Б. разработал специальный статистический подход. В течение первых двух десятилетий XX в. Макс Планк, Альберт Эйнштейн, Нильс Бор и другие создали квантовую теорию, основу для изучения атомных и субатомных систем. Эта теория, основанная на идее, что энергия передается дискретными порциями, или квантами, разрешила некоторые дилеммы классической физики, хотя взамен поставила собственные проблемы. Из квантовой теории с очевидностью вытекало, что свет, как и вообще электромагнитное поле, обладает характеристиками как волн, так и частиц – дуализм, который многие физики воспринимали с трудом. Эксперименты, проведенные в начале 20-х г., подтвердили идею о том, что объекты, которые очень долго считались волнами (такие, как свет), могут вести себя подобно частицам, тогда как те, что считались частицами (например, электрон), могут вести себя как волны. Одним из наиболее впечатляющих подтверждений этого явилось сделанное в 1923 г. Артуром Х. Комптоном открытие (ныне известное как эффект Комптона), состоящее в том, что рентгеновские лучи. которые ранее считались волнами, рассеиваются электронами в веществе так, как если бы они были частицами. В 1924 г. Нильс Бор. Хендрик Крамере и Джон Слейтер попытались разрешить проблему волны-частицы, предложив новую формулировку квантовой теории, в которой отвергались некоторые основополагающие принципы классической физики. Согласно хорошо известным законам сохранения, энергия и импульс сохраняются, т.е. при любом взаимодействии полная энергия и импульс системы тел до взаимодействия равны полной энергии и импульсу после взаимодействия. Бор, Крамере и Слейтер предположили, что на атомном уровне при индивидуальных взаимодействиях частиц не должны сохраняться ни энергия, ни импульс, они сохраняются лишь в сумме многих индивидуальных взаимодействий. Однако существовавшие тогда методы исследования элементарных частиц не подходили для проверки статистической интерпретации законов сохранения, предложенной Бором и его коллегами. Прочитав их статью, Б. решил разработать методику, которая позволила бы подтвердить их предположение. Эксперимент Комптона в 1923 г. показал, что, когда кванты рентгеновских лучей рассеиваются при столкновении с электронами, они теряют часть своей энергии и импульса. Комптон предсказал, а Ч.Т.Р. Вильсон подтвердил, что вовлеченные в такие столкновения электроны получают отдачу, т.е. выбиваются из атомов. Б. понимал, что если классические законы сохранения действуют на атомном уровне, то при столкновении должен получаться как рассеянный квант, гак и отскочивший электрон: энергия и импульс, потерянные квантом, должны переходить к электрону. С другой стороны, если справедлива предложенная статистическая интерпретация сохранения, то при каждом заданном столкновении должно быть лишь случайное соотношение между рассеиванием кванта и выбиванием электрона из атома. Поэтому Б. решил воспользоваться для проверки гипотезы Бора эффектом Комптона. Оригинальный счетчик Гейгера, изобретенный в 1913 г., мог регистрировать лишь тяжелые заряженные частицы; однако к 1924 г. Гейгер создал модифицированный счетчик, названный игольчатым, который был способен регистрировать электроны. Работая вместе с Гейгером, Б. придумал специальный метод использования этого счетчика. получивший впоследствии название «метод совпадений». Два игольчатых счетчика, заполненные водородом, были связаны таким образом, что, когда на них направлялся пучок рентгеновских лучей, столкновения между квантами лучей и электронами атомов водорода происходили в первом счетчике. Электроны отдачи регистрировались этим счетчиком, тогда как рассеянные кванты проходили во второй, где они выбивали значительно меньшее число электронов, регистрируемых вторым счетчиком, демонстрируя тем самым наличие рассеянных квантов. Возникающие при регистрации частиц электрические импульсы счетчиков автоматически фиксировались, позволяя исследователю решать, совпадают ли они во времени. Б. и Гейгер обнаружили, что одновременная регистрация рассеянного кванта и выбитою электрона происходит слишком часто, чтобы это можно было считать случайным, а их статистические оценки показали, что обе частицы всегда возникают при каждом столкновении. Отсюда они сделали вывод, что статистическая гипотеза Бора неверна. Их исследование показало, что классические законы сохранения справедливы и для отдельных актов взаимодействия на субатомном уровне. Их вывод, с которым согласились Бор и другие физики, повлиял на развитие в 20-х гг. квантовой механики, комплексной математической трактовки квантовой теории. Метод совпадения Б., за который он впоследствии получил Нобелевскую премию по физике, стал важным инструментом в современных системах регистрации и измерения частиц, хотя сегодня физики пользуются значительно более совершенными счетчиками, регистрирующими лишь совпадающие события. Например, при наблюдении за частицами, освобождающимися в результате ядерной реакции, исследователи могут так отрегулировать свои приборы, чтобы они регистрировали только данные, удовлетворяющие ряду указанных критериев. Затем они могут провести статистический анализ полученных данных, чтобы выявить, идет ли речь о случайных совпадениях или о тех реакциях, которые они ищут. Начиная с 1926 г. Б. изучал превращения элементов, которые происходят при бомбардировке их ядер альфа-частицами, и в 1930 г. он со своими коллегами обнаружил новое, обладающее высокой проникающей способностью излучение, которое возникало при бомбардировке альфа-частицами бериллия. Эта работа привела к открытию в 1932 г. нейтрона Джеймсом Чедвиком. В 1929 г. Б. совместно с Вернером Кольхерстером использовал метод совпадений для обнаружения космических лучей. В этих исследованиях было установлено, что космические лучи представляют собой поток частиц высокой энергии, а не гамма-лучей, как обычно считалось. В 1930 г. Б. становится директором Физического института при Гессенском университете. Два года спустя его назначили директором Физического института при Гейдельбергском университете, а в 1934 г. он занял пост директора Физического института при Институте медицинских исследований Макса Планка в Гейдельберге. В Институте Макса Планка он курировал строительство циклотрона, ускорителя частиц, используемого в ядерных исследованиях. Строительство было завершено в 1943 г. Во время второй мировой войны Б. был одним из ведущих участников проекта по ядерной энергии, возглавляемого Вернером Гейзенбергом. Он изучал свойства ядер урана и разрабатывал теорию диффузии нейтронов, описывающую рассеяние нейтронов, их поглощение и рождение в системах, содержащих расщепляемые элементы, подобные урану. После войны Б. вернулся к проблемам рассеяния электронов и физике космических лучей; он также внес свой вклад в теоретическое понимание бета-распада и гамма-излучения ядер. В 1954 г. Б. был награжден Нобелевской премией по физике «за метод совпадений и сделанные в связи с этим открытия». Он разделил премию с Максом Борном, который был награжден за его вклад в квантовую механику. Страдающий серьезными нарушениями кровообращения и прикованный к постели, Б. не смог приехать на церемонию награждения и послал свою дочь получить премию от его имени. «Я думаю, что главный урок, который я получил от Гейгера, – писал Б. в своей Нобелевской лекции, – состоял в том, чтобы среди множества возможных и, вероятно, полезных экспериментов суметь выбрать тот, который является наиболее насущным в настоящий момент, и проводить ею, используя самую простую аппаратуру». Несмотря на свою болезнь, Б. продолжал руководить институтом в Гейдельберге. Его болезнь причиняла ему массу страданий и мешала в полной мере насладиться пришедшей славой. Б. женился в 1920 г. на москвичке Варваре Беловой, у них было двое детей. Известный своей работоспособностью, Б. был строг в лаборатории, но сердечен и гостеприимен дома. Он был одаренным художником, писавшим как маслом, так и акварелью, и страстным пианистом, который особенно любил играть Баха и Бетховена. Он умер в Гейдельберге 8 февраля 1957 г. Кроме Нобелевской премии, Б. был награжден медалью Макса Планка Германского физического общества и Большим крестом ордена «За федеральную службу» правительства ФРГ. В 1952 г. он стал кавалером правительственного ордена «За заслуги в науке и искусстве». Он был членом академий наук Гейдельберга и Геттингена, а также Саксонской академии наук в Лейпциге. Ранее опубликовано: Лауреаты Нобелевской премии: Энциклопедия: Пер. с англ.– М.: Прогресс, 1992.

Комментариев к записи Боте Вальтер 8 июня 1891 года – 8 февраля 1957 года нет

Борн Макс 11 декабря 1882 года — 5 января 1970 года 07/03/2017

Борн Макс 11 декабря 1882 года - 5 января 1970 года
Борн Макс 11 декабря 1882 года - 5 января 1970 года

Борн Макс
11 декабря 1882 года — 5 января 1970 года

БОРН, МАКС (Born, Max) (1882–1970), немецкий физик, удостоенный в 1954 Нобелевской премии по физике за фундаментальные исследования по квантовой механике. Родился 11 декабря 1882 в Бреслау (ныне Вроцлав, Польша), был старшим из двух детей профессора анатомии и талантливой пианистки. В 1901 поступил в университет Бреслау, где намеревался выучиться на инженера, но по совету отца прослушал самые разные курсы. Вскоре увлекся математикой и физикой и провел два летних семестра в университетах Гейдельберга и Цюриха. В 1904 поступил в Гёттингенский университет, где его профессорами были прославленные математики Д.Гильберт, Ф.Клейн и Г. Минковский. В 1905 стал ассистентом Гильберта, в 1907 защитил диссертацию, посвященную теории устойчивости упругих тел. По окончании университета был призван на военную службу, но вскоре был демобилизован по состоянию здоровья. Однако короткий опыт военной службы навсегда заронил в нем неприязнь к милитаризму. В 1907 Борн посещал лекции Дж.Дж.Томсона в Кембридже, а вернувшись в Бреслау, занялся теорией. Ему удалось, соединив идеи Эйнштейна с математическим подходом Минковского, создать упрощенный метод вычисления массы электрона. По приглашению Минковского он вернулся в Гёттинген, где занялся исследованиями свойств кристаллов и совместно с Т. фон Карманом разработал точную теорию зависимости теплоемкости от температуры, до сих пор являющуюся основой физики кристаллического состояния.
В 1915 Борн стал ассистент-профессором теоретической физики у М.Планка в Берлинском университете. Несмотря на свое отвращение к милитаризму, в годы Первой мировой войны проводил исследования по звукометрии по заказу военного ведомства и выступал в качестве эксперта при оценке изобретений в области артиллерии. В это время началась его многолетняя дружба с Эйнштейном, с которым кроме физики его объединяла любовь к музыке – они составляли вполне профессиональный дуэт, в котором партию скрипки исполнял Эйнштейн, а партию фортепьяно – Борн.
После войны Борн продолжал исследования кристаллов и совместно с Ф.Габером развил аналитическую технику, известную под названием цикла Борна – Габера. В 1919 он временно поменялся постами с М. фон Лауэ и стал профессором физики и директором Института теоретической физики во Франкфуртском университете. В 1921 вернулся в Гёттинген, возглавив там Физический институт. Продолжая исследования кристаллов, Борн начал разрабатывать математические основы квантовой теории. Он мечтал создать общую теорию, охватывающую все квантовые эффекты. В 1926 Борн со своим ассистентом В.Гейзенбергом и студентом П.Иорданом разработал математическое обоснование квантовой механики, а затем ему удалось дать статистическую интерпретацию волновой функции, введенной Э.Шрёдингером, и показать, что квадрат ее амплитуды равен вероятности нахождения частицы в данной точке. Борн также разработал метод решения квантовомеханических задач о столкновениях частиц (борновское приближение), оказавшийся крайне важным для физики высоких энергий; ввел (совместно с Н.Винером) понятие оператора в квантовой механике; в 1927 разработал (совместно с Р.Оппенгеймером) теорию строения двухатомных молекул.
После прихода к власти Гитлера Борн в 1933 эмигрировал в Англию. Три года он читал лекции в Кембридже, а в 1936 занял пост профессора натурфилософии в Эдинбургском университете, где преподавал и проводил исследования до своей отставки в 1953. Вернувшись в Гёттинген, продолжил научную работу, готовил свои труды к публикации и активно выступал с лекциями об ответственности ученых в связи с исследованиями в области создания оружия массового уничтожения. В 1955 Борн и еще 15 Нобелевских лауреатов выступили с заявлением, осуждающим дальнейшую разработку и использование ядерного оружия.
Помимо Нобелевской премии, Борн был награжден медалью Макса Планка Германского физического общества (1948), медалью Хьюза Лондонского королевского общества и др.; он являлся членом многих научных обществ и академий.
Умер Борн 5 января 1970 в Гёттингене.

Комментариев к записи Борн Макс 11 декабря 1882 года — 5 января 1970 года нет