Энциклопедия
Здесь Вы сможете найти самое интересное описание и некоторые цены на продукцию

Баженов Василий Иванович 1 (12 марта) 1737 года – 2 (13) августа 1799 года 12/03/2017

Баженов Василий Иванович 1 (12 марта) 1737 года – 2 (13) августа 1799 года
Баженов Василий Иванович 1 (12 марта) 1737 года – 2 (13) августа 1799 года

Баженов Василий Иванович
1 (12 марта) 1737 года – 2 (13) августа 1799 года

Имя Василия Ивановича Баженова, русского архитектора второй половины XVIII в., известно всему миру. Учившийся после окончания Российской Академии художеств в Париже в мастерской известного французского архитектора Шарля де Вайи, он был признан в Европе раньше, чем у себя на родине. Уже в 1764 г., в возрасте 26 лет, он был профессором Римской академии Св. Луки, академиком Флорентийской и Болонской академий. Числясь членом Петербургской Академии художеств с 1755 г., только в конце жизни, в 1799 г., он становится её вице-президентом. Это — гений с яркой и трагической судьбой, в своем творчестве опережавший свое время.
Сознательный творческий путь Баженова начался на стыке двух художественных эпох барокко и классицизма, что особым образом отразилось в его произведениях.
Все его творчество пронизано просветительскими идеями, которыми жила передовая Европа того времени. Крупнейший градостроитель эпохи, Баженов в каждом своем произведении решал задачи органической связи отдельного сооружения или ансамбля с окружающей средой. Пример этого — лучший среди всех московских особняков классицизма знаменитый дом Пашкова (1784-1786), приписываемый Баженову, который по красоте и изяществу, легкости пропорций и удачному градостроительному решению может поспорить с лучшими дворцовыми сооружениями Европы
Главным творением великого мастера был проект Большого Кремлевского дворца, созданный им в 1773-1775 гг. и обернувшийся большой трагедией для автора, поскольку начатое строительство так и не было осуществлено. Единственным оригинальным произведением, дающим представление о грандиозности масштабов замысла, является сохранившаяся в Музее Архитектуры уникальная авторская деревянная модель.
Та же участь постигла и другой его проект — дворцово-парковый ансамбль Царицыно (1776-1785): царская усадьба осталась недостроенной. Но те сооружения ансамбля, которые дошли до наших дней, поражают гармонией уравновешенности пропорций, сочностью скульптурной пластики, раскрывающими богатую фантазию и оригинальность мышления автора. Ничего, кроме рисунков его современника архитектора М.Ф. Казакова, не осталось и от оригинально задуманного фантастического увеселительного комплекса на Ходынском поле, созданного для празднования по случаю заключения Кучук-Кайнарджийского мира (1774-1775). К сожалению, это были временные сооружения из недолговечных материалов. Судьба графического наследия мастера оказалась столь же трагичной: до наших дней дошло лишь небольшое количество чертежей и рисунков, каждый из которых несет на себе печать гениальности русского архитектора.

Комментариев к записи Баженов Василий Иванович 1 (12 марта) 1737 года – 2 (13) августа 1799 года нет

Бандера Степан Андреевич 01 января 1909 года — 15 октября 1959 года

Бандера Степан Андреевич 01 января 1909 года - 15 октября 1959 года
Бандера Степан Андреевич 01 января 1909 года - 15 октября 1959 года

Бандера Степан Андреевич
01 января 1909 года — 15 октября 1959 года

12 октября 1957 года на ступеньках дома на улице Карла, 8, в Мюнхене был найден мертвым доктор Лев Ребет, редактор «Українського Самостiйника», один из руководителей «Организации Украинских Националистов за границей» (ОУН(3)), давний политический оппонент Бандеры и ОУН (революционной).
Медицинская экспертиза, проведенная через 48 часов после смерти, установила, что смерть наступила вследствие остановки сердца. 15 октября 1959 года в четверг, на лестничной площадке первого этажа на улице Крайтмайр, 7, в Мюнхене в 13.05 был найден еще живой, залитый кровью Степан Бандера, проводник (руководитель) ОУН. В этом доме он жил со своей семьей. Его сразу же отвезли в больницу. Доктор при осмотре уже мертвого Бандеры нашел у него привязанную кобуру с револьвером, и поэтому об этом инциденте сразу же сообщили в криминальную полицию. Экспертизой было установлено, что «смерть наступила вследствие насилия путем отравления цианистым калием».
Немецкая криминальная полиция сразу же взяла фальшивый след и на протяжении всего следствия так и не смогла ничего установить. Провод (Руководство) Заграничных Частей ОУН (ЗЧ ОУН) сразу же в день смерти своего руководителя сделал заявление, что это убийство — политическое и что оно является продолжением серии покушений, начатых Москвой в 1926 году убийством Симона Петлюры в Париже, и в 1938 году — Евгения Коновальца в Роттердаме.
Степан Бандера был похоронен 20 октября на большом мюнхенском кладбище Вальдфридгоф.
Параллельно со следствием, которое вела западногерманская полиция, Провод ЗЧ ОУН создал свою комиссию для расследования убийства проводника, которая состояла из пяти членов ОУН из Англии, Австрии, Голландии, Канады и Западной Германии.
…Последние точки над «i» в деле смерти Льва Ребета и Степана Бандеры были поставлены только в конце 1961 года на всемирно известном процессе в Карлсруэ.
За день до начала строительства берлинской стены, 12 августа 1961 года, в американскую полицию Западного Берлина обратилась молодая пара беглецов из восточной зоны: гражданин СССР Богдан Сташинский и его жена, немка Инге Поль. Сташинский заявил, что он — сотрудник КГБ и по приказу этой организации стал убийцей политиков в изгнании Льва Ребета и Степана Бандеры…
За несколько месяцев до своей трагической гибели Степан Бандера написал «Мои биографические данные», в которых сообщил некоторые факты из своего детства и юности.
Родился 1 января 1909 года в селе Угрынив Старый возле Калуша во время австро-венгерского правления в Галичине(сейчас — Ивано-Франковская область).
Его отец, Андрей Бандера («бандера» — в переводе на современный язык означает «знамя»), был греко-католическим священником в том же селе и происходил из Стрыя, где родился в мещанской семье Михаила и Розалии (девичья фамилия — Белецкая) Бандер. Мать, Мирослава, была дочерью священника из Угрынива Старого — Владимира Глодзинского и Екатерины (до замужества — Кушлык). Степан был вторым ребенком после старшей сестры Марты. Кроме него в семье росли три брата и три сестры.
Детские годы в родном селе проходили в атмосфере украинского патриотизма. У отца была большая библиотека. Часто в доме бывали активные участники национальной и политической жизни Галичины. Братья матери были известными в Галичине политическими деятелями. Павло
Глодзинский был одним из основателей украинских организаций «Маслосоюза» и «Сiльський господар», а Ярослав Веселовский — депутатом Венского парламента.
В октябре-ноябре 1918 года Степан, как он сам пишет, «пережил волнующие события возрождения и строительства украинской державы».
Во время украинско-польской войны отец, Андрей Бандера, ушел добровольцем в Украинскую Галицкую Армию, став военным капелланом. В составе УГА он находился на Надднепрянщине, воевал с большевиками и белогвардейцами. В Галичину возвратился летом 1920 года. Осенью 1919 года Степан Бандера поступил в украинскую гимназию в Стрые, которую окончил в 1927 году.
Польские преподаватели старались внедрять в гимназическую среду «польский дух», и эти намерения вызывали серьезное сопротивление со стороны гимназистов.
Поражение Украинских Сечевых Стрельцов привело к самороспуску Стрелецкой Рады (июль 1920 года, Прага), а в сентябре того же года в Вене была создана Украинская Военная Организация во главе с Евгением Коновальцем. Под руководством УВО в полонизированных украинских гимназиях создавались ученические группы сопротивления. Хотя обычно членами этих групп становились ученики седьмого и восьмого классов, Степан Бандера принимал в них активное участие уже в пятом классе. Кроме того, он был членом 5-го Куреня Украинских Пластунов (скаутов), а после окончания гимназии перешел в Курень Старших Пластунов «Червона Калина».
В 1927 году Бандера намеревался поехать на учебу в Украинскую Хозяйственную Академию в Подебрадах (Чехо-Словакия), но не смог получить паспорт для выезда за границу. Поэтому он остался дома, «занимаясь хозяйством и культурно-просветительской деятельностью в родном селе (работал в читальне «Просвiта», руководил театрально-аматорским кружком и хором, основал спортивное товарищество «Луг», участвовал в организации кооператива). При этом проводил организационно-воспитательную работу по линии подпольной УВО в соседних селах» («Мои биографические данные»).
В сентябре 1928 года Бандера переехал во Львов и поступил на агрономическое отделение Высшей Политехнической Школы. Продолжал учебу до 1934 года (с осени 1928 до середины 1930 года жил в Дублянах, где было отделение Львовской Политехники). Каникулы проводил в селе у отца (мать умерла еще весной 1922 года).
Диплом инженера-агронома он так и не получил: помешала политическая деятельность и арест.
В 1929 году завершился процесс объединения всех националистических организаций, которые действовали разрозненно, в единую Организацию Украинских Националистов (ОУН). Проводником ОУН был избран Евгений Коновалец, который одновременно продолжал руководить УВО. Руководство двумя организациями давало возможность постепенно и безболезненно превратить УВО в одну из референтур ОУН, хотя в связи с тем, что УВО имела в народе очень большую популярность, была сохранена ее номинальная независимость.
Членом ОУН Бандера стал с начала ее существования. Имея уже опыт революционной деятельности, он стал руководить распространением подпольной литературы, которую печатали за пределами Польши, в частности, прессовые органы «Розбудова Нацiї», «Сурма», «Нацiоналiст», запрещенные польскими властями, а также издаваемые подпольно в Галичине «Бюлетень Крайової Екзекутиви ОУН», «Юнацтво», «Юнак». В 1931 году, после трагической гибели сотника Юлиана Головинского, которого
Коновалец послал в Западную Украину, чтобы закончить непростой процесс объединения ОУН и УВО, краевым проводником ОУН на украинских землях, оккупированных Польшей, стал Степан Охримович. Охримович знал Бандеру еще со времени учебы в гимназии. Он ввел его в состав Краевой Экзекутивы (исполнительного органа) ОУН, поручив ему руководство всей референтурой пропаганды ОУН в Западной Украине.
Охримович считал, что Бандера, несмотря на молодость, справится с этим заданием. Степан Бандера действительно поднял пропагандистское дело ОУН на высокий уровень. Он положил в основу пропагандистской деятельности ОУН необходимость распространения идей ОУН не только среди украинской интеллигенции, студенческой молодежи, но и среди наиболее широких масс украинского народа.
Начались массовые акции, которые преследовали цель пробуждения национальной и политической активности народа. Панихиды, праздничные манифестации во время сооружения символических могил борцам за свободу Украины, оказание почестей павшим героям в дни национальных праздников, антимонопольная и школьная акции интенсифицировали национально-освободительную борьбу в Западной Украине. Антимонопольная акция представляла собой отказ украинцев от покупок водки и табака, на производство которых существовала монополия государства. ОУН призывала: «Прочь из украинских сел и городов водку и табак, потому что каждая копейка, потраченная на них, увеличивает фонды польских оккупантов, которые используют их против украинского народа». Школьная акция, которая была подготовлена Бандерой еще в качестве референта КЭ ОУН, была проведена в 1933 году, когда он уже был Краевым проводником ОУН. Акция заключалось в том, что школьники выбрасывали из школьных помещений польские государственные гербы, издевались над польским флагом, отказывались отвечать учителям на польском языке, требовали от учителей-поляков, чтобы они убирались в Польшу. 30 ноября 1932 года в Городке Ягеллонском произошло нападение на почтовое отделение. При этом были арестованы Васыль Билас и Дмытро Данылышин и затем повешены во дворе львовской тюрьмы. Под руководством Бандеры было организовано массовое издание литературы ОУН об этом процессе. Во время казни Биласа и Данылышина во всех селах Западной Украины траурно звонили колокола, отдавая честь героям. В 1932 году Бандера становится заместителем краевого проводника, а с января 1933 года начинает исполнять обязанности краевого проводника ОУН. Конференция Провода ОУН в Праге в начале июня того же 1933 года формально утвердила Степана Бандеру в возрасте 24 лет на посту краевого проводника.
Началась серьезная работа по ликвидации давнего конфликта, возникшего в процессе объединения ОУН и УВО, расширение организационной структуры ОУН, организация подпольной учебы кадров.
Под руководством Бандеры ОУН отходит от экспроприационных акций и начинает серию карательных акций против представителей польской оккупационной власти.
Три наиболее известных политических убийства того времени получили широкую огласку во всем мире, еще раз дали возможность поставить украинскую проблему в центре внимания мировой общественности. 21 октября того же года 18-летний студент Львовского университета Мыкола Лемык вошел в консульство СССР, убил сотрудника КГБ А. Майлова, заявив, что пришел отомстить за искусственный голодомор, который устроили русские большевики в Украине.
Этим политическим убийством лично руководил Степан Бандера. Боевой референт ОУН Роман Шухевич («Дзвiн») начертил план посольства и разработал план покушения.
Лемык добровольно сдался полиции, и судебный процесс над ним дал возможность на весь мир заявить, что голод в Украине — действительный факт, который замалчивает советская и польская пресса и официальные органы власти.
Еще одно политическое убийство совершил Григорий Мацейко («Гонта») 16 июня 1934 года. Его жертвой стал министр внутренних дел Польши Перацкий. Постановление об убийстве Перацкого было принято на специальной конференции ОУН в апреле 1933 года в Берлине, в которой принимал участие от Провода Украинских Националистов Андрей Мельник и другие, а от КЭ ОУН — исполняющий обязанности краевого проводника Степан Бандера. Это убийство было актом мести за «пацификацию» в Галичине в 1930 году. Тогда польские власти усмиряли галичан массовыми избиениями, разрушая и сжигая украинские читальни, хозяйственные учреждения. 30 октября был зверски замучен сотник Юлиан Головинский, председатель КЭ ОУН и краевой комендант УВО, которого выдал провокатор Роман Барановский. Руководителем «пацификации» был вице-министр внутренних дел Перацкий. Он же руководил подобными «пацификационными» операциями на Полесье и Волыни в 1932 году, был автором плана «уничтожения Руси»4.
План покушения разработал Роман Шухевич, приводил его в действие Мыкола Лебедь («Марко»), общее руководство осуществлял Степан Бандера («Баба», «Лис»).
Польский журнал «Бунт Млодых» 20 декабря 1933 года в статье «Без пяти двенадцать» писал: «…Таинственная ОУН — Организация Украинских Националистов — сильнее всех легальных украинских партий вместе взятых. Она господствует над молодежью, она формирует общественное мнение, она действует в страшном темпе, чтобы втянуть массы в круговорот революции… Сегодня уже понятно, что время работает против нас. Каждый староста в Малопольше и даже на Волыни может назвать несколько сел, которые до недавнего времени были полностью пассивными, а сегодня они стремятся к борьбе, готовы к антигосударственным акциям. А это значит, что сила противника возросла, а польское государство многое утратило». Этой могущественной и таинственной ОУН руководил мало кому известный молодой интеллигентный студент Степан Бандера.
14 июня, за день до убийства генерала Перацкого, польская полиция арестовала Бандеру вместе с его товарищем, инженером Богданом Пидгайным («Быком»), вторым (вместе с Шухевичем) боевым референтом КЭ ОУН, когда они пытались пересечь чешско-польскую границу. После гибели Перацкого, ареста Ярослава Карпинца, студента-химика Ягеллонского университета, и обыска на его квартире в Кракове, когда был найден ряд предметов, которые подтверждали его причастность к изготовлению бомбы, оставленной Мацейко на месте покушения, началось следствие: полиция зафиксировала контакты Бандеры и Пидгайного с Карпинцем в Кракове. Были арестованы еще несколько членов организации, которые имели отношение к убийству министра, в том числе Лебедь и его невеста, будущая жена, Дария Гнаткивская.
Следствие тянулось долго, и, возможно, подозреваемых не удалось бы поставить под суд, но в руки полиции попали около двух тысяч документов ОУН — так называемый «архив Сеныка», который находился в Чехо-Словакии. Эти документы дали возможность польской полиции установить большое количество членов и руководителей ОУН. Два года допросов, физических и моральных пыток. Бандеру содержали в одиночной камере, закованным в кандалы. Но и в этих условиях он искал возможности связаться с друзьями, поддержать их, пробовал выяснить причины провала. Во время еды ему расковывали руки, и он успевал за это время писать на дне тарелки записки друзьям.
С 18 ноября 1935 по 13 января 1936 года в Варшаве происходил суд над двенадцатью членами ОУН, обвиненными в соучастии в убийстве министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Вместе с Бандерой судили Дарию Гнаткивскую, Ярослава Карпинца, Якова Чорния, Евгения Качмарского, Романа Мыгаля, Екатерину Зарицкую, Ярослава Рака, Мыколу Лебедя. Обвинительный акт состоял из 102 машинописных страниц. Обвиненные отказывались говорить по-польски, здоровались приветствием: «Слава Украине!», превратили зал процесса в трибуну пропаганды идей ОУН. 13 января 1936 года был объявлен приговор: Бандера, Лебедь, Карпинец приговорены к смертной казни, остальные — от 7 до 15 лет заключения.
Процесс вызвал всемирный резонанс, польское правительство не осмелилось привести приговор в исполнение и начало переговоры с легальными украинскими политическими партиями о «нормализации» украинско-польских отношений. Бандере и его друзьям смертная казнь была заменена пожизненным заключением.
Это дало возможность организовать над Бандерой и членами Краевой Экзекутивы ОУН еще один судебный процесс, на сей раз, во Львове, по делу нескольких террористических актов, которые совершила ОУН. На львовском процессе, который начался 25 мая 1936 года, на скамье подсудимых был уже 21 обвиняемый. Здесь Бандера открыто выступил как краевой проводник ОУН.
На варшавском и львовском процессах Степан Бандера был приговорен вместе к семи пожизненным заключениям. Несколько попыток подготовить его побег из тюрьмы не имели успеха. За решеткой Бандера просидел до 1939 года — до оккупации Польши немцами.
Уже в это время НКВД интересовалася ОУН, в частности Бандерой. 26 июня 1936 года, когда Бандера давал показания на Львовском процессе, в зале к его словам внимательно прислушивался московский дипломат Светняла. Бандера, объясняя цель и методы борьбы украинских националистов против русского большевизма, говорил: «ОУН выступает против большевизма потому, что большевизм — это система, с помощью которой Москва поработила украинскую нацию, уничтожив украинскую государственность…
Большевизм методами физического уничтожения борется на восточноукраинских землях с украинским народом, а именно — массовыми расстрелами в подземельях ГПУ, уничтожением голодом миллионов людей и постоянными ссылками в Сибирь, на Соловки… Большевики применяют физические методы, поэтому и мы применяем в борьбе с ними физические методы…»
После захвата немцами Польши в Западную Украину пришли новые оккупанты. Из польских тюрем освободились тысячи украинских политзаключенных, и среди них Степан Бандера.
В конце сентября 1939 года он подпольно прибыл во Львов, где на протяжении нескольких недель занимался разработкой стратегии будущей борьбы.
Главное — создание густой сети ОУН по всей Украине, налаживание ее широкомасштабной деятельности. Продумывался план действий на случай массовых репрессий и депортаций советскими оккупантами населения Западной Украины.
По приказу Провода ОУН Бандера перешел за границу, в Краков. Здесь он женился на Ярославе Опаривской. «Революционеры» в ОУН, лидером которых был Степан Бандера, считали, что Украина должна собственными силами, не надеясь на чью-либо милость, не будучи послушным орудием в чужих руках, завоевывать независимость в борьбе.
События, которые произошли летом 1941 года, до и после Акта восстановления украинской государственности, показали полную правоту Бандеры в том, что милости от Гитлера Украине ждать не следует.
Готовясь к борьбе с московско-большевистскими оккупантами, ОУН-революционная решила использовать внутренние разногласия между некоторыми военными кругами Вермахта и нацистской партией для организации учебных украинских груп при немецкой армии. Были созданы северный украинский легион «Нахтигаль» («Соловей») под руководством Романа Шухевича и южный легион «Роланд». Предварительными условиями их создания было то, что эти формирования предназначались только для борьбы против большевиков и не считались составными частями немецкой армии; на мундирах воины этих легионов должны были носить тризубец и идти в бой под сине-желтыми знаменами.
Руководство ОУН(р) планировало, что с приходом в Украину эти легионы должны стать зародышем самостоятельной национальной армии. 30 июня 1941 года, сразу же после бегства большевиков, Национальное Собрание во Львове провозгласило Акт восстановления Украинской Государственности. Председатель Национального Собрания Ярослав Стецько был уполномочен создать Временное правительство для организации украинских властных структур.
Гитлер поручил Гиммлеру срочно ликвидировать «бандеровскую диверсию», создание самостоятельного Украинского государства отнюдь не входило в планы нацистов.
Во Львов немедленно прибыла команда СД и спецгруппа гестапо для «ликвидации заговора украинских самостийников». Премьеру Стецько был предъявлен ультиматум: признать недействительным Акт возобновления Украинского Государства. После решительного отказа Стецько и еще несколько членов правительства была арестованы. Проводник ОУН Бандера был арестован в Кракове.
Сотни украинских патриотов нацисты бросили в концлагеря и тюрьмы. Начался массовый террор. В концлагере Освенцим зверски были замучены братья Степана Бандеры — Олэкса и Васыль.
Когда начались аресты, оба украинских легиона, «Нахтигаль» и «Роланд», отказались подчиняться немецкому военному командованию и были расформированы, их командиры — арестованы.
Бандера пробыл в концлагере до конца 1944 года.
Почувствовав на своей шкуре силу УПА, немцы начали искать в ОУН-УПА союзника против Москвы. В декабре 1944 года Бандера и еще несколько членов ОУН-революционной были освобождены. Им предложили переговоры о возможном сотрудничестве. Первым же условием переговоров Бандера выдвинул признание Акта возобновления Украинской Государственности и создание украинской армии как отдельных, независимых от немецких, вооруженных сил самостоятельной державы. Гитлеровцы не согласились признать независимость Украины и стремились создать пронемецкое марионеточное правительство и украинские военные формирования в составе немецкой армии.
Бандера решительно отбросил эти предложения.
Все последующие годы жизни С. Бандеры вплоть до трагической гибели — время борьбы и большого труда за пределами Украины для ее блага в полулегальных условиях чужеземной среды.
После августа 1943 года, от III Чрезвычайного Великого Сбора ОУН, на котором руководство перешло к Бюро Провода ОУН, и до февральской 1945 года конференции, председателем Организации был Роман Шухевич («Тур»). Февральская конференция избрала новый состав Бюро Провода (Бандера, Шухевич, Стецько). Степан Бандера снова стал руководителем ОУН(р), а Роман Шухевич — его заместителем и председателем Провода в Украине. Провод ОУН решил, что в связи с московско-большевистской оккупацией Украины и неблагоприятным международным положением, проводник ОУН должен постоянно пребывать за границей. Бандера, именем которого было названо национально-освободительное движение против оккупации Украины, был опасным для Москвы. Мощная идеологическая и карательная машина была запущена в ход. В феврале 1946 года, выступая от имени УССР на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Лондоне, поэт Мыкола Бажан потребовал от западных государств выдачи большого количества украинских политиков в изгнании и в первую очередь Степана Бандеры.
На протяжении 1946-1947 годов американская военная полиция охотилась за Бандерой в американской оккупационной зоне Германии. В последние 15 лет жизни Степан Бандера («Весляр») опубликовал большое количество теоретических работ, в которых анализировалась политическая ситуация в мире, в СССР, в Украине, были определены пути дальнейшей борьбы. Эти статьи не утратили своего значения и в наше время. Как предостережение нынешним строителям «независимой» Украины в тесных объятиях северного соседа звучат слова С. Бандеры из статьи «Слово к украинским националистам-революционерам за границей» («Визвольний шлях».- Лондон.- 1948.- NoNo 10, 11, 12): «Главной целью и главнейшим принципом всей украинской политики является и должно быть восстановление Украинского Самостоятельного Соборного Государства путем ликвидации большевистской оккупации и расчленения российской империи на самостоятельные национальные государства. Только тогда может иметь место объединение этих самостоятельных национальных государств в блоки или союзы по принципу геополитических, хозяйственных, оборонных и культурных интересов на представленных выше основаниях. Концепции эволюционной перестройки или превращения СССР в союз свободных государств, но так же объединенных, в том же составе, с преимущественным или центральным положением России — такие концепции противоречат идее освобождения Украины, их надо до конца устранить из украинской политики.
Самостоятельного государства украинский народ сумеет добиться только путем борьбы и труда. Благоприятное развитие международной ситуации может значительно помочь расширению и успеху нашей освободительной борьбы, но оно может сыграть только вспомогательную, хотя и очень полезную роль. Без активной борьбы украинского народа наиболее благоприятные ситуации не дадут нам никогда государственной независимости, а только замену одного порабощения другим. Россия со своим глубоко укоренившимся, а в современную эпоху наиболее раскаленным захватническим империализмом, в каждой ситуации, в каждом состоянии, всеми силами, со всей ожесточенностью будет бросаться на Украину, чтобы удержать ее в составе своей империи или заново поработить. Как освобождение, так и защита самостоятельности Украины может в основе своей опираться только на собственные украинские силы, на собственную борьбу и постоянную готовность к самозащите.
Убийство С. Бандеры было заключительным звеном 15-летней цепи перманентной охоты на лидера украинских националистов.
В 1965 году в Мюнхене увидела свет 700-страничная книга — «Московские убийцы Бандеры перед судом», в которой собрано большое количество фактов и документов о политическом убийстве Бандеры, отклики мировой общественности о процессе над Сташинским в Карлсруэ, детальное описание самого процесса. В книге описан целый ряд попыток убийства Бандеры. А сколько их осталось неизвестными?
В 1947 году покушение на Бандеру готовил по приказу МГБ Ярослав Мороз, перед которым стояло задание совершить убийство так, чтобы оно выглядело, как эмигрантское сведение счетов. Покушение было раскрыто Службой Безопасности ОУН.
В начале 1948 года из Польши в Западную Германию прибыл агент МГБ Владимир Стельмащук («Жабски», «Ковальчук»), капитан подпольной польской Армии Краевой. Стельмащуку удалось выйти на место пребывания Бандеры, но поняв, что в ОУН стало известно о его агентурной деятельности, он исчез из ФРГ.
В 1950 году СБ ОУН узнала о подготовке базой КГБ в столице Чехо-Словакии Праге покушения на Бандеру.
На следующий год данные о Бандере начал собирать агент МГБ, немец с Волыни Степан Либгольц. Позже КГБ использовало его в провокации, связанной с побегом убийцы Бандеры, Сташинского, на Запад. В марте 1959 году в Мюнхене был арестован немецкой криминальной полицией некий Винцик, якобы работник какой-то чешской фирмы, который усиленно разыскивал адрес школы, где учился сын Степана Бандеры Андрей. ЗЧ ОУН имели информацию о том, что в том же году КГБ, используя опыт уничтожения Петлюры, готовил к покушению молодого поляка, родственников которого будто бы уничтожили бандеровцы в Галичине. И, наконец, Богдан Сташинский, уроженец села Борщовычи возле Львова. Еще до убийства Ребета Сташинский познакомился с немкой Инге Поль, на которой он женился в начале 1960 года. Инге Поль, очевидно, сыграла большую роль в том, что у Сташинского открылись глаза на коммунистическую советскую действительность. Поняв, что КГБ, заметая следы, уничтожит его, Сташинский за день до похорон маленького сына сбежал с женой в американскую зону Западного Берлина.
После помолвки с Инге Поль в апреле 1959 года, Сташинского вызвали в Москву и в «высшей инстанции» приказали убить Бандеру. Но тогда, в мае, выехав в Мюнхен и выследив проводника ОУН, в последнюю минуту Сташинский не совладал с собой и убежал.
2-го октября 1959 года, за 13 дней до гибели Бандеры, СБ ОУН за границей стало известно о решении Москвы убить проводника. Но не уберегли… Когда 15 октября Бандера возвращался в час дня домой, на ступеньках лестницы к нему приблизился Сташинский и из завернутого в газету двухканального «пистолета» выстрелил ему в лицо синильной кислотой…
Когда-то руками захваченных татарами украинских хлопцев, превращенных в янычар, истреблялись их собратья. Теперь украинец Сташинский, холуй московско-большевистских оккупантов, своими руками уничтожил украинского проводника…
Весть о побеге Сташинского на Запад стала взрывом бомбы большой политической силы. Процесс над ним в Карлсруэ показал, что приказы о политических убийствах издавали первые руководители СССР, члены ЦК КПСС.
…На тихой фешенебельной улице Ливерпул Роуд, 200, почти в центре Лондона, в музее Степана Бандеры хранятся личные вещи проводника ОУН, одежда со следами его крови, посмертная маска. Музей устроен так, что проникнуть в него можно только изнутри помещения. Придет время — и экспонаты этого музея будут перенесены в Украину, за которую всю свою жизнь боролся и за которую погиб ее великий сын.
Сайт: ХРОНОС
Статья: Степан Бандера. Жизнь и деятельность.

Комментариев к записи Бандера Степан Андреевич 01 января 1909 года — 15 октября 1959 года нет

Бекетов Николай Николаевич 1 января 1827 года — 13 декабря 1911 года

Бекетов Николай Николаевич 1 января 1827 года - 13 декабря 1911 года

Бекетов Николай Николаевич 1 января 1827 года - 13 декабря 1911 годаБекетов Николай Николаевич
Химик, ординарный академик; родился 1 января 1827 г., воспитывался в первой петербургской гимназии; в 1844 г. поступил в Петербургский университет, но с третьего курса перешел в Казань, где в 1849 г. получил степень кандидата естественных наук. Переехав затем в Петербург, он стал заниматься химией под руководством Н.Н. Зинина. В 1854 г. получил степень магистра химии, в 1855 г. назначен адъюнктом по кафедре химии в Харьковский университет, в котором, в качестве профессора химии, оставался 32 года, т. е. до 1887 г., когда был избран ординарным академиком Петербургской Академии Наук. Много лет читал лекции химии на высших женских курсах. В 1887 — 89 годах читал химию Наследнику Цесаревичу Николаю Александровичу, ныне Императору Николаю II Через всю научную деятельность Бекетова проходит яркой нитью одно направление — химика-философа. Бекетов во всех своих работах по теоретической химии стремился к решению вопроса о том, что является причиной, источником химического сродства. В этой области Бекетов сделал замечательное обобщение: он показал, что наиболее прочно соединяются между собой те вещества, которые обладают наибольшею близостью паев. Это исследование было Бекетовым сообщено в химическом обществе в Париже еще в 1859 г., а на русском языке появилось в 1865 г. («Исследование над явлениями вытеснения одних элементов другими», Харьков, 1865). Исходя от такого принципа, Бекетов старался подтвердить его опытами и произвел целый ряд наблюдений: так, он доказал путем опыта, что алюминий не вытесняет барий из его хлористого соединения, но вытесняет его из окиси, что едва ли можно было бы предвидеть, не исходя из того принципа, которого держался Бекетов. Первая идея о зависимости силы сродства элементов от той величины, которая называется в химии «атомным весом», принадлежит Бекетову. Вторая и не менее важная идея, приведенная Бекетовым, состояла в том, что количество тепла, выделяемое при соединении данных простых тел, не может служить мерой их сродства, а представляет разность между «сродствами однородных и сродствами разнородных атомов». Этот взгляд был иллюстрирован примерами (ацетилен и др.) и изложен Бекетовым в заседании химического общества в Харькове. Абсолютно тождественный взгляд был позже высказан J. Thomsen`ом («Thermochemische Untersuchungen», т. II, 1862, Einlitung). Наконец, третий весьма интересный вывод, приписываемый обыкновенно Muller-Erzbach`у (Lothar Meyer, «Die modernen Theorien der Chemie», 5-е изд., 1884, стр. 446) и состоящий в том, что если металл А вытесняет другой металл В из его соединения с веществом С, то сумма объемов получаемых веществ в твердом состоянии меньше суммы объемов взятых веществ — принадлежит не Muller-Erzbach`у, а Бекетову. В вышеназванной своей работе Бекетов определенно говорит: «Рассматривая случаи вытеснения одного элемента другим, невольно, можно сказать, поражаешься одним почти постоянным условием реакции, именно тем, что менее плотное тело вытесняет более плотное» (loc. cit., стр. 33). Из этого положения может быть выведено посредством весьма простых вычислений правило Muller-Erzbach`а. Фактические открытия Бекетова всегда представляли большой интерес. До Бекетова никто не имел чистых окисей щелочных металлов. Главнейшие работы Бекетова: «О некоторых новых случаях химического сочетания и общие замечания об этих явлениях» (СПб., 1853); «О действии водорода под давлением на растворы серебра» (1859); «О восстановлении металлического бария посредством алюминия» (1859); «Об образовании марганцовокислого калия при сплавлении перекиси марганца с едким кали» (1859); «О действии цинка в парообразном состоянии в струе водорода на хлористый барий, хлористый алюминий и хлористый кремний»; «Исследования над явлениями вытеснения одних металлов другими» (1865); «Об образовании муравьиной кислоты при электролизе двууглекислого натрия» (1869); «Снаряд для сгущения газов» (1869); «Об атомности элементов»; «О действии синерода на муравьиную кислоту»; «О цианоцианиде» (1870); «Об атомности хлора и фтора»; «О диссоциации сернистого, селенистого и теллуристого водорода»; «Об отличии элементов от сложных тел» (1873); «О действии водорода на азотнокислое серебро» (1874); «О влиянии высоких масс элементов на реакцию замещения и двойного обмена» (1875); «О теплоте соединения углерода с водородом» (1875); «О действии окиси серебра на йодистый калий в отсутствии воды» (1876); «О растворимости окиси серебра в воде» (1878); «Об определении теплоемкости водорода в твердом состоянии» (1879); «Гидратация безводной окиси натрия и об отношениях металлического натрия к едкому натру и водорода к окиси натрия»; «О действии угольного ангидрида, окиси углерода и окиси ртути на окись натрия» — эта работа удостоена Ломоносовской премии; «О безводной окиси калия и о безводной окиси лития» (1881 и 1883); «К вопросу о взаимном вытеснении галлоидов» (1881); «К вопросу о пределе вытеснения металлов» (1883); «Об отношении температуры диссоциации к теплоте образования и к относительному весу соединенных атомов» (1883); «О получении металлического рубидия из едкого рубидия и алюминия» (1885); «Динамическая сторона химических явлений»; «Основные начала термохимии» (4 лекции, 1890); «Периодическая система Менделеева по отношению к новым газам» («Журнал Русского Физико-Химического Общества», 1902, т. 34); «О химической энергии в связи с явлениями, представленными радием» (там же, 1903, т. 35); «Радий как посредник между настоящей весомой материей и эфиром» (там же, 1904, т. 36); «Об энергии элементов» (там же, 1908, т. 40).

Комментариев к записи Бекетов Николай Николаевич 1 января 1827 года — 13 декабря 1911 года нет

Башкирцева Мария Константиновна 11 ноября 1860 года — 31 октября 1884 года

Башкирцева Мария Константиновна 11 ноября 1860 года - 31 октября 1884 года
Башкирцева Мария Константиновна 11 ноября 1860 года - 31 октября 1884 года

Башкирцева Мария Константиновна
11 ноября 1860 года — 31 октября 1884 года

В ее жизни было все. Богатство, роскошь, предвосхищение малейших желаний, обожание, переходившее со стороны деда и матери в боготворение. Она родилась в богатой и родовитой семье Башкирцевых,- чьё имение славились роскошью и хлебосольством на Полтавщине, и уступало по величине лишь имению знаменитого гр.Кочубея,- но почти не помнила Украины, так как в десятилетнем возрасте была увезена за границу- из-за слабого здоровья, по настоянию обожавшего ее деда-, англомана, аристократа, библиофила, тонкого ценителя искусства. Почти не помнила она и отца, с которым мать рассталась, выиграв бракоразводный процесс, что тогда была редкостью для России.
Мари проведет свое детство, вдыхая аромат миндальных садов на юге Франции, слушая негромкий шум моря на Лазурном берегу, засыпая под его рокот. Многие места старой Европы, знаменитые одним своим звуком, станут ей родными: Ментона, Лондон, Париж, Ницца. Не будет ни одного музея, ни одной картины, ни одного спектакля, концерта, который Мари ,Муся, Мусенька — так обожающе звали ее родные-не увидела,ни посмотрела,не оценила бы, не записала в свой знаменитый сенсационный (позже, позже!) «Дневник»…Она живет в каждодневном общении с прекрасным,оно дает ей как бы второе дыхание. Ее дневник»,подобен великолепной ткани, вывороченной наизнанку»- по отзыву современников.
Одиночество, его золотая клетка,(из-за рано развившихся болезней -хронического ларингита похитившего голос, великолепный от природы, и слух, данный лишь редкостным пианистам, может быть, таким, как Лист или Шопен, -а позже — туберкулез, уже приведший к могиле ) и «было той силой, что поднимало со дна ее души, все что там находилось. «(Мстислав Князев) Больше всего ее терзала мысль о бесследности, полном исчезновении Если» душа чувствует, любит, ненавидит, желает, если, наконец, одна только эта душа заставляет нас жить, каким же образом происходит, что какая-нибудь царапина этого бренного тела, какой-нибудь внутренний беспорядок, какой-нибудь излишек вина или пищи — каким образом все это может заставить душу покинуть тело?» Этим вопросом Мари озабочена постоянно, сколько бы не было ей лет…Может быть, поэтому у девочки, постоянно окруженной врачами, их советами и порой слишком навязчивой опекой родных, развивается стремление заявить о себе, развить свои недюжинные таланты- в музыке, пении, рисовании, покорить ими, этими талантами, Мир?
Многие потом писали о сильно развитом у Башкирцевой чувстве тщеславия, самолюбования и гордыни. Но, мне кажется, здесь другое.
Просто- напросто, как все недюжинные натуры, она быстро перерастает уровень, окружающих ее людей — пусть и беззаветно любящих, пусть и преданных, — и начинает осознавать свою обреченность на одиночество.
«Кому много дано, с того многое и спросится!»- написано и придумано не нами. Трудная, похожая на блеск рано сорвавшейся с неба звезды жизнь Марии Башкирцевой — тому подтверждение.
Она не имела внешности» синего чулка», ее дарования и познания в литературе, музыке, живописи, химии поражали современников, но в итоге такое блистательное вступление в жизнь, такой каскад упоительных возможностей обрывается столь внезапно, что впервые увидев даты ее жизни ,думаешь не опечатка ли это?!
Образ Марии Башкирцевой в расцвете ее таланта и за несколько месяцев до смерти взволнованно рисует рассказ известного в своё время во Франции критика Франсуа Коппе. Вот отрывок из него…
«В эту минуту вошла мадемуазель Мари. Я видел ее только раз, я видел ее в течении какого-нибудь часа, и никогда не забуду ее. В свои 23 года она казалась гораздо моложе, небольшого роста, при изящном сложении, лицо круглое, безупречной правильности: золотистые волосы, темные глаза, светящиеся мыслью, горящие желанием всё видеть и всё знать, губы, выражавшие одновременно твердость, доброту и мечтательность, вздрагивающие ноздри дикой лошади. М-ль Башкирцева производила с первого взгляда впечатление необычайное…воли, прячущейся за нежностью, скрытой энергии и грации. Все обличало в этой очаровательной девушке высший ум. Под этой женской прелестью чувствовалась железная, чисто мужская сила. На мои поздравления, она отвечала мне мелодичным, приятным голосом, без всякой ложной скромности признаваясь в своих горделивых замыслах…
в своем отчетливом желании славы. Чтобы посмотреть другие ее работы, мы поднялись в мастерскую. Любопытство влекло меня в более темную часть мастерской, где я увидел тома, стоявшие плотными рядами на полках. Тут были все высокие творения человеческого духа и все — на своих родных языках- и французы, и англичане, и немцы и древние греки, и русские, и итальянцы. И это вовсе не были книги, выставленные напоказ. Это были настоящие книги, читанные и перечитанные, потрепанные, изученные. Рядом стоял открытый рояль, на котором прекрасные руки Мари переиграли всех музыкальных авторов»
«Мне уже пора было удалиться» — рассказывает в своем «Предисловии к каталогу картин М.К.Башкирцевой» (для парижской выставки 1877 года) Франсуа Копе — «и странно, я испытывал в эти минуты какую — то скрытую тревогу, какой-то страх, я не решаюсь сказать: предчувствие. При виде этой бледной, страстной девушки, мне представлялся необыкновенно роскошный тепличный цветок с необыкновенным ароматом, и какой-то тайный голос как бы шептал мне: «Слишком много зараз!» Это было действительно слишком ….»
Прислушаемся же к нашей героине, которая успела блистательно описать свою короткую жизнь. Её дневник поможет нам в этом, дневник, изданный впервые в 1887 году во Франции, на французском же языке, и вызвавший настоящую сенсацию. Дневником болели, восторгались, его отрицали, над ним посмеивались и даже сомневались в подлинности, но не оставались равнодушными!
Дневник написан предельно откровенно, подобных ему почти нет в истории, и, может быть, поэтому он подвергался столь яростной критике…
К слову сказать, в России он не был издан вплоть до 1999 года, как не было до сих пор и не одной выставки работ Башкирцевой в России или на Украине, и мало кто может судить о ней, как о незаурядном и талантливейшем художнике конца 19-го века. (Лишь сравнительно недавно незаурядность личности Башкирцевой стала привлекать внимание ученых-психологов, пытающихся раскрыть феномен потенциала творческой личности вообще и женской Личности — особо)
«Мне кажется никто не любит всего как я люблю», — пишет Мария на сокровенных страницах: искусство, музыку, живопись, книги, шум, тишину, смех, грусть, тоску, шутки, любовь, холод, солнце, всякую погоду, все времена года, спокойные равнины России и горы вокруг Неаполя, снег зимою, осень с ее дождями, весну с ее тревогой, спокойные летние дни и прекрасные ночи, наполненные сверкающими звездами…Я люблю все до обожания.
Я хотела бы все видеть, все обнять, все иметь, слиться со всем.!» и тут же о себе, пронзительная фраза: «Я подобна свече, разрубленной на четыре части и горящей со всех концов».
А ведь ее упрекнут в холодном темпераменте — полюбила не мужчину, а искусство- до страсти, до самозабвения, решив отдать ему всю жизнь…
Да, было так, иначе откуда бы возникло за очень короткий период более 150 картин? Но как ошибались говорящие о том, что в ней больше было мужских качеств, чем женских, что она была холодна, как лед! Они просто не имели возможности заглянуть в ее письма к Мопассану, которые до сих пор известны обрывочно. Два слова об этом странном письменном романе. Она не искала со знаменитым тридцатилетним писателем встреч, свиданий, но ее письма: талантливые, нервные, блестяще написанные, со свободными ссылками на древних и современных авторов, скрыто чувственные, женственные, остроумные, немного грустные. Она боялась грусти, считая, что это не должно занимать в жизни женщины много места: «Спросите у всех, кто меня знает, о моем расположении духа, и Вам скажут, что я самая веселая, самая беззаботная и самая счастливая, так как я испытываю величайшее наслаждение казаться сияющей, и охотно пускаюсь в ученый спор или пустую болтовню»
Задели болезненную душу Мопассана, вызвав его на откровенность.
Он был очарован письмами русской незнакомки, он жаждал прочесть новые строки, в его ответных письмах чувственный цинизм перемешивается с глубокой откровенностью и плохо скрытой нежностью к очаровавшей его Мари. И может быть только чтобы оградить себя от готовящейся нахлынуть на него лавины чувств, он пишет Марии цинично-остроумное письмо, которое она сочтет оскорбительным для себя. Башкирцева отвечает Мопассану последний раз: «Вы не тот, кого я ищу. Но я никого не ищу, ибо полагаю, что мужчины должны быть аксессуарами в жизни сильных женщин. Невозможно поручиться за то, что мы созданы друг для друга. Вы не стоите меня. И я очень жалею об этом. Мне так хотелось бы иметь человека, с которым можно было бы поговорить». Переписка оборвалась, и все попытки со стороны Мопассана возобновить ее, встретиться с Мари, были тщетны.
Она остается одна. Золотая клетка ее одиночества захлопывается еще сильнее. Она слышит как поворачивается ключ. Она уходит в себя, уходит в музыку, живопись, книги, ею овладевает лихорадка чтения, жажда все больших знаний, она составляет план занятий, находя, что ее образование хаотично, бессистемно. Читает на латыни, французком, английском по 5-6 книг и десяток газет за день!
Пренебрегает советами врачей, играет на рояле помногу часов в день, а ведь ей запрещено. Но она всегда игнорировала свою физическую слабость, не говорила о болезни вслух, презирала заботу о телесном, вышучивала свой кашель и согласилась серьезно лечиться лишь когда все уже было запущено.Она говорила, что отдаться полностью живописи это ее мечта. Это ее достойная цель. Она поступает в частную академию профессора Жулиана в конце 1877 года.
После первых же занятий профессор Жулиан отмечает успехи новой ученицы. «Я думал, что это каприз балованного ребенка, но я должен сознаться, что она действительно работает, что у нее есть воля и она хорошо одарена. Если это будет продолжаться, то через три месяца ее рисунки могут приняты в Салон»(ежегодная парижская выставка).
Так оно и случилось.
В два года осваивает семилетний курс академии блестяще одаренная, но не менее трудолюбивая Мария. Она работает, полубольная, по 12-14 часов в день, почти ночует у мольберта и холстов. Учителя в изумлении смотрят на профессиональные холсты начинающей ученицы, оскорбительно выпытывают ей ли самой принадлежат все эскизы и рисунки…По академии ходят слухи, что почти все ее картины принадлежат художнику Жюлю Бастьену Лепажу — мастеру реалистического пейзажа, с которым у «одержимой» русской, якобы роман. А Мария запишет в дневнике, что Бастьен Лепаж не может долго вдохновлять как учитель. Если она повторяет Бастьен Лепежа, то это пагуба. Сравняться с тем, кому подражаешь — невозможно… Величайшие мастера велики только правдой и те, которые смеются над натурализмом — дураки и не понимают, в чем дело. Что же такое возвышенное искусство, если не то искусство, которое изображая перед нами тело, волосы, одежду, деревья с полнейшей реальностью, доходящей почти до обмана чувств, передает в то же время душу, мысль, жизнь…» (М.Башкирцева «Дневник»)
Она писала о жизни, о красках и тонах, которые правдивы и поют, она получала медали и призы на выставках, она познала вкус прижизненной Славы, но не была ею прельщена: «Радости от побед нет, потому что это достигнуто долгим и кропотливым трудом, в них нет ничего неожиданного, а также я чувствую себя на пути к более высокому и совершенному, и содеянное уже не удовлетворяет» (Там же)
Она была на пути к высокому, но — небесному, а не земному. Скоротечный туберкулез отнимал ее последние силы. Она подолгу лежала в постели вынуждена была прервать занятия, но на последней своей, неоконченной, картине нарисовала молодую женщину сидящую на траве в цветущем весеннем саду.
Умерла она осенним дождливым днем, 31 октября 1884 года.
После нее осталась книга в тысячу с лишним страниц, да несколько полотен во Французских музеях: Люксембургском, Лувре, музее Ниццы.
Остальные картины родные увезли на родину и они погибли в начале Второй Мировой при бомбежке окрестностей Киева.
Но имя ее не кануло бесследно. На каменном свитке статуи символизирующей бессмертие (работа французского скульптора по заказу правительства) выбито ее имя — Мария Башкирцева.
Мопассан же, посетив ее могилу, сказал: «Это была единственная Роза в моей жизни, чей путь я усыпал бы розами, зная, что он будет так ярок и так короток!»
Макаренко Светлана

Комментариев к записи Башкирцева Мария Константиновна 11 ноября 1860 года — 31 октября 1884 года нет

Бутусов Вячеслав 15 октября 1961 года

Бутусов Вячеслав 15 октября 1961 года
Бутусов Вячеслав 15 октября 1961 года

Бутусов Вячеслав
15 октября 1961 года

Естественно, все знают Вячеслава Бутусова в первую очередь как лидера ныне почившей, а некогда ультрапопулярной группы «Наутилус Помпилиус», окончательно и бесповоротно, по твердому убеждению Вячеслава, прекратившей свое существование в 97-м году. Последнее, что сделал Бутусов, будучи участником «Нау», — это записал альбом «Яблокитай», ряд песен из которого, кстати, стали основой саундтрека к первому «Брату» Алексея Балабанова.
«Большинство времени я провожу в стационарной обстановке, в студии. Если брать относительно – всегда легче работать с коллективом. Потому что это чувство поддержки – один упал, другой заменил и так далее. Некоторые вещи, конечно, лучше исполнять одному – можно петь громче, можно петь тише. Когда же вступает ритм-секция, уже выхода нет. Но и это – не ответ. Можно искать положительные моменты и в сольном выступлении. Но чтобы это выглядело как идеальная форма концертной деятельности – я считаю, что это неправильно. Вообще, чем больше возможностей трансформации концертной деятельности – тем лучше»
Впрочем, Бутусов никогда не избегал side-проектов. Определенную известность получил совместный альбом с экс-гитаристом «Кино» Юрием Каспаряном под труднопроизносимым названием «НезаконНоРожденый Альхимик доктор Фауст — Пернатый Змей». Здесь Бутусов выступил в роли композитора, а для одного из треков написал текст. Автором идеи проекта выступил питерский художник Сергей де Рокамболь. К слову, сейчас в работе находится еще один проект, «Звездный падл», участниками которого являются те же Бутусов, Каспарян, еще один экс-«киношник» Игорь Тихомиров и Евгений Головин, известный как автор некоторых песен группы «Ва-БанкЪ». Но на этот раз Бутусов должен выступить исключительно в роли вокалиста.
Полноценным возвращением Вячеслава в активную музыкальную жизнь считают выход в 1998 году сольного альбома «Овалы», одна из песен с которого, «Берег», попала в ротацию «Нашего Радио» и стала хитом. 27 марта прошлого года состоялось долгожданное возвращение Бутусова и к концертной деятельности – с сольной же программой «Тихие игры», составленной как из новых вещей, так и богатого творческого наследия «Наутилуса». С ней Вячеслав выступает и по сей день, хотя довольно редко – программа была представлена за полтора года на алтайском фестивале «В горах на быстрой реке», в некоторых крупных городах бывшего Союза, а в Москве – еще однажды в Горбушке, а также в СДК МАИ, «Свалке» и «16 тоннах».
«Очень часто приходилось видеть ту публику, которая стоит ближе всего к сцене. Это особо оголтелый народ, доведенный до определенного состояния. Хочется очень аккуратно, тихо им что-то исполнить, чтобы они перестали друг друга бить головами об конструкции или устраивать своей девушкой короткое замыкание об какой-нибудь софит. Так ли иначе ты берешь на себя ответственность за все происходящее»
2000 год ознаменовался участием Бутусова сразу в нескольких проектах. Для начала он представил в Москве, Питере и Минске музыкально-театрализованное шоу «Бибигония» с участием белорусской группы «Плато» и театра «Лицедеи». На пресс-коференции, посвященной столичному концерту, Вячеслав рассказал о создании собственного проекта «Бибигония», в рамках которого чего только не планируется – от поддержки молодых музыкантов до выпуска книги Бутусова, над которой она работает не первый год.
«Скорее это похоже на музыкальные иллюстрации к теме, потому что параллельно я рисую иллюстрации в чистом виде. Вообще в идеале бы это был трехплановый проект – графика, музыка и литературная часть. Но я об этом даже пока и не задумывался. Было бы здорово и видеоряд сделать.»
Совместно с БГ, Александром Васильевым, Настей Полевой, Чижом, Максимом Леонидовым и музыкантами «Аквариума» Бутусов принял участие в записи альбома на стихи Джорджа Гуницкого «Пятиугольный грех», песня с которого «Гибралтар/Лабрадор» стала одной из ключевых в саундтреке уже ко второму «Брату» и была признана экспертами журнала «Фузз» лучшей песней 2000 года.
Тем же летом Бутусов записал свою версию легендарной цоевской «Звезды по имени Солнце» для альбома-трибьюта «Кино». А в начале нового года увидел свет долгожданный совместный проект Бутусова и электронной группы Deadушки «Элизобарра-Торр».
«Я до сих пор не определился в дифференциации понятий «дар» и «талант». Мне кажется, дар — это то, что дано человеку природой или Господом Богом, талант — то, что культивируется человеком из дара. Человек, который развивал в себе талант, не позволит никаких гадостей. А тот, кто даровит, может быть невоспитанным и может себе позволить все что угодно, не задумываясь как это отразится на близких»

Комментариев к записи Бутусов Вячеслав 15 октября 1961 года нет

Бьорк 21 ноября 1965 года

Бьорк 21 ноября 1965 года
Бьорк 21 ноября 1965 года

Бьорк
21 ноября 1965 года

Бьорк Гудмунсдоттир

По своему происхождению Бьорк (по-исландски — «береза») — настоящий викинг в шестисотом поколении с крутым северным нравом, росточком эльфа, раскосостью эскимоски и при этом полным отсутствием каких-либо комплексов! Поклонники любят Бьорк больше жизни и ненавидят буквально до смерти, посылая ей по почте бомбы бандеролью и пуская пулю себе в лоб под ее песни. Но больше всего певицу возмутил поступок молодого исландца, который забрался в дом к ее матери, переночевал в постели самой Бьорк и съел за ночь все, что было в холодильнике…

Недавно мир облетела «новость» — спустя 15 лет после рождения первенца Бьорк снова беременна! В сентябре у нее должна родиться девочка, которую уже в утробе называют «Бьорк-младшая». Отец девочки Мэттью Барни — известный американский кинорежиссер и художник, специализирующийся на различных вариациях роз, крови и высоких технологий в инкрустированных рамках. Прошлым летом он перевез будущую маму к себе, в западную часть Нью-Йорка, в небольшое поместье близ порта.
Будучи в положении, Бьорк продолжает давать концерты и участвовать на различных фейшн-сборах, хотя ей и пришлось значительно снизить гастрольную активность. Ожидая первенца, Бьорк поступала точно так же и даже умудрилась помимо гастролей отснять и сыграть свою первую главную роль в исландском фильме «Можжевеловое дерево» (первые два месяца певица кормила сына грудью между дублями). Сейчас Синдри 15. На его день рождения вторая жена отца Бьорк и ее мама приготовили торт. В гости пришли новая жена отца Синдри и два мужа бабушки Бьорк. После развода родителей Синдри некоторое время играл в группе мамы, вплоть до ее отъезда, но предпочел все же остаться в Исландии со своим отцом, который теперь с удовольствием обсуждает с сыном девочек во время совместного бритья.
Хипповое детство
БЬОРК Гадмансдотии родилась 21 ноября 1965 года в семье преподавательницы айкидо и электрика, в крохотной деревушке с населением в 100 тыс. человек — Рейкьявике. Внешне Бьорк похожа на маму, которая славилась самыми длинными волосами в Исландии, множеством марокканских браслетов и разных фенек. Родители развелись, когда Бьорк было всего 3 года. «Мой отчим — местный хиппи — не признавал дисциплину, ненавидел работу и целыми днями рассказывал мне сказки и играл со мной, — вспоминает Бьорк. — Я попала в настоящую коммуну хиппи, где то и дело можно было услышать: «Давайте разрисуем дом лиловыми бабочками (теперь на этот цвет у меня аллергия). Давайте 2 дня подряд есть только бананы! Меня научили всем делиться, доводить дело до конца, никого не бояться и каждый день проживать как последний. Я с детства ходила на охоту, готовила на костре пойманную дичь и могла пропадать на дикой природе по несколько дней. Неудивительно, что моими первыми самостоятельными покупками стали палатка и спальный мешок».
С 5 лет девочка изучала флейту, фортепьяно, вокал, училась играть на арфе в школьном оркестре. В 11 лет отчим и учительница музыкальной школы помогли Бьорк выпустить первый альбом (обложку для него нарисовал отец певицы). Пластинка стала платиновой… Тогда же Бьорк начала собирать… звуки. В ее коллекции — запись, сделанная во время землетрясения в Лос-Анджелесе, треск машины для изготовления попкорна, храп собственного дедушки… Все они впоследствии стали основой для ее песен. Еще два увлечения певицы — смешивание различных жанров (техно, рок, хаус, джаз, альтернативный рок, классика) и поэзия, без которой она не может ни есть, ни спать, ни заниматься любовью.
Уже будучи взрослой, Бьорк прыгала с парашютом, пыталась водить машину (результат — 10 аварий в течение года), но даже это не могло заменить ей самые яркие воспоминания хиппового детства.
Безумства «Бедного Бьорика»
В 14 лет Бьорк выкрасила волосы в оранжевый цвет, организовала панк-группу «Слюни и сопли», а чуть позже бросила школу, которую последние два года совмещала с работой в кофейнях, гостиницах, разносом по домам книг (преимущественно исландских саг) и чисткой рыбы на заводе. Кстати, ее первые песни родились как раз под индустриальный шум рыборазделки. Бьорк сняла комнату, позже — квартиру вместе с подругой Диддой, с которой они раз в месяц покупали на барахолке поношенную одежду, а спустя два года сделали одинаковые татуировки — изображение компаса, «помогающего найти свой путь в жизни». В 18 лет они почти одновременно вышли замуж, а через год обе развелись. Муж Бьорк — Тор Элдон был панком, последний официальный бойфренд — звезда джангла, а вообще она всегда любила футболистов: «Футбол — это праздник оплодотворения. 11 сперматозоидов пытаются попасть в одно яйцо». Для нее важнее любить самой, чем быть любимой. Она против расчета, который убивает любовь. А ее любовники — это просто друзья, с которыми у нее случился секс. Но особенно Бьорк счастлива, когда немного пьяна. По слухам, в этом же состоянии «абсолютного счастья» Бьорк дала пощечину журналистке таиландского телевидения, которая, встретив певицу у трапа самолета, позволила себе расспросить ее о сыне. А вот наркотиков в жизни Бьорк не существует. В качестве допинга она предпочитает кофе и земляные орешки.
За свою творческую жизнь Бьорк успела попасть в Книгу рекордов Гиннесса как обладательница трех British Awards, получить премию за лучшую женскую роль в картине Ларса фон Триера «Танцующая в темноте», которая на Каннском фестивале была удостоена главного приза — Золотой пальмовой ветви (Бьорк подарила ее подружке). По словам очевидцев, съемки в фильме стоили певице нескольких нервных срывов. Режиссер фильма Ларс фон Триер сначала в течение года уговаривал Бьорк сняться, а потом совсем ее затюкал. Обычно Бьорк после очередных воплей Ларса молча исчезала со съемок (ее находили и возвращали), потом впала в глубокую меланхолию, а однажды в течение часа рвала зубами и жевала одежду своей героини… Таким образом, с кинокарьерой «бедного Бьорика» было покончено.
Теперь Бьорк мечтает приобрести остров в Арктике или хотя бы ферму на берегу ручья, чтобы нырять в него после сауны.
Автор: Оксана Барциц
Сайт: Аргументы И Факты
Статья: Бьорк. «Маленький эльф» скоро вновь станет мамой

Комментариев к записи Бьорк 21 ноября 1965 года нет
Категории: Б

Бах Иоганн Себастьян 21 марта 1685 года – 28 июля 1750 года

Бах Иоганн Себастьян 21 марта 1685 года – 28 июля 1750 года
Бах Иоганн Себастьян 21 марта 1685 года – 28 июля 1750 года

Бах Иоганн Себастьян
21 марта 1685 года – 28 июля 1750 года

Иоганн Себастьян Бах родился 21 марта 1685 года. Бах принадлежал к разветвленному немецкому роду, подавляющее большинство представителей которого на протяжении трех столетий были профессиональными музыкантами, служившими в разных городах Германии. Начальное музыкальное образование получил под руководством отца (игра на скрипке и клавесине). После смерти отца (мать умерла ранее) был взят в семью старшего брата Иоганна Крис-тофа, служившего церковным органистом при Санкт-Михаэлискирхе в Ордруфе. В 1700-03 гг. учился в школе церковных певчих в Люнебурге. Во время учебы посетил Гамбург, Целле и Любек для знакомства с творчеством знаменитых музыкантов своего времени, новой французской музыкой. К этим же годам относятся и первые композиторские опыты Баха — произведения для органа и клавира.
Годы странствий (1703-08)
После окончания учебы Бах был занят поиском работы, обеспечивающей хлебом насущным и оставляющей время для творчества. С 1703 по 1708 он служит в Веймаре, Арнштадте, Мюльхаузене. В 1707 женится на своей кузине Марии Барбаре Бах. Его творческие интересы были сосредоточены тогда, главным образом, на музыке для органа и клавира. Известнейшее сочинение той поры — «Каприччо на отъезд возлюбленного брата» (1704).
Веймарский период (1708-17)
Получив в 1708 место придворного музыканта у герцога Веймарского, Бах обосновывается в Веймаре, где проводит 9 лет. Эти годы стали временем интенсивного творчества, в котором основное место принадлежало сочинениям для органа, в их числе многочисленные хоральные прелюдии, органная токката и фуга ре-минор, пассакалья до-минор. Композитор писал музыку дли клавира, духовные кантаты (более 20). Используя традиционные формы, он доводил их до высочайшего совершенства. В Веймаре у Баха родились сыновья, будущие известные композиторы Вильгельм Фридеман и Карл Филипп Эммануил.
Служба в Кетене (1717-23)
В 1717 Бах принял приглашение на службу герцога Анхальт-Кетенского Леопольда. Жизнь в Кетене поначалу была счастливейшим временем в жизни композитора: князь, просвещенный для своего времени человек и неплохой музыкант, ценил Баха и не мешал его творчеству, приглашал его в свои поездки. В Кетене были написаны три сонаты и три партиты для скрипки соло, шесть сюит для виолончели соло, Английские и Французские сюиты для клавира, шесть Бранденбургских концертов для оркестра. Особый интерес представляет сборник «Хорошо темперированный клавир» — 24 прелюдии и фуги, написанные во всех тональностях и на практике доказывающие преимущества темпериро-ванного музыкального строя, вокруг утверждения которого шли горячие споры. Впоследствии Бах создал второй том «Хорошо темперированного клавира», также состоящего из 24 прелюдий и фуг во всех тональностях. Но безоблачный период жизни Баха оборвался в 1720: умирает его жена, оставляя четырех малолетних детей. В 1721 Бах женится второй раз на Анне Магдалене Вилькен. В 1723 состоялось исполнение его «Страстей по Иоанну» в церкви св. Фомы в Лейпциге, и вскоре Бах получил должность кантора этой церкви с одновременным исполнением обязанностей учителя школы при церкви (латынь и пение).
В Лейпциге (1723-50)
Бах становится «музыкальным директором» всех церквей города, следя за личным составом музыкантов и певцов, наблюдая за их обучением, назначая необходимые к исполнению произведения и выполняя многое другое. Не умея хитрить и манкировать и не будучи в состоянии исполнять все добросовестно, композитор неоднократно попадал в конфликтные ситуации, омрачавшие его жизнь и отвлекавшие от творчества. Художник достиг к тому времени вершин мастерства и создавал великолепные образцы в разных жанрах. В первую очередь, это духовная музыка: кантаты (сохранилось около двухсот), «Магнификат» (1723), мессы (в том числе бессмертная «Высокая месса» си-минор, 1733), «Страсти по Матфею» (1729), десятки светских кантат (среди них — комические «Кофейная» и «Крестьянская»), произведения для органа, оркестра, клавесина (среди последних необходимо выделить цикл «Ария с 30 вариациями», так называемые «Гольдберг-вариации», 1742). В 1747 Бах создал цикл пьес «Музыкальные приношения», посвященный прусскому королю Фридриху II. Последней работой стало произведение под названием «Искусство фуги» (1749-50) — 14 фуг и 4 канона на одну тему.
Судьба творческого наследия
В конце 1740-х годов здоровье Баха ухудшилось, особенно беспокоила резкая потеря зрения. Две неудачные операции по удалению катаракты привели к полной слепоте. Дней за десять до смерти Бах неожиданно прозрел, но затем с ним случился удар, сведший его в могилу. Торжественные похороны вызвали огромное стечение народа из разных мест. Композитора похоронили вблизи церкви св. Фомы, в которой он прослужил 27 лет. Однако позже по территории кладбища проложили дорогу, могила затерялась. Лишь в 1894 останки Баха случайно были найдены во время строительных работ, тогда и состоялось перезахоронение. Сложной оказалась и судьба его наследия. При жизни Бах пользовался известностью. Однако после смерти композитора имя и музыка его стали предаваться забвению. Подлинный интерес к его творчеству возник лишь в 1820-е годы, начало чему положило исполнение в 1829 году в Берлине «Страстей по Матфею» (организованное Ф. Мендельсоном-Бартольди). В 1850 году было создано «Баховское общество», стремившееся выявить и опубликовать все рукописи композитора (за полвека было издано 46 томов).

Бах — крупнейшая фигура мировой музыкальной культуры. Его творчество представляет собой одну из вершин философской мысли в музыке. Свободно скрещивая черты не только разных жанров, но и национальных школ, Бах создал бессмертные шедевры, стоящие над временем. Будучи последним (наряду с Г. Ф. Генделем) великим композитором эпохи барокко, Бах вместе с тем пролагал пути музыке нового времени.
Среди продолжателей исканий Баха — его сыновья. Всего у него было 20 детей: семеро от первой жены – Марии Барбары Бах (1684 — 1720), и 13 от второй — Анны Магдалены Вилькен (1701 — 1760), только девять из них пережили отца. Четверо сыновей стали композиторами. Кроме упомянутых выше — Иоганн Кристиан (1735-82), Иоганн Кристоф (1732-95).

Комментариев к записи Бах Иоганн Себастьян 21 марта 1685 года – 28 июля 1750 года нет

Брик Лиля Юрьевна 11 ноября 1891 года — 4 августа 1978 года

Брик Лиля Юрьевна 11 ноября 1891 года - 4 августа 1978 года
Брик Лиля Юрьевна 11 ноября 1891 года - 4 августа 1978 года

Брик Лиля Юрьевна
11 ноября 1891 года — 4 августа 1978 года

Лиля Брик, муза и возлюбленная поэта Владимира Маяковского, была самым огромным счастьем в его жизни и самой большой трагедией в его судьбе. Она, став его «дамой сердца» и «королевой», смогла так сильно повлиять на его творчество, что до сих пор счита ют, что именно Лиля подняла известного поэта на вершину славы и создала из него того Маяковского, какого мы знаем.
Брик не была красивой. Маленькая ростом, худенькая, сутулая, с огромными глазами, она казалась совсем подростком. Однако было в ней что-то особенное, женственное, что так притягивало мужчин и заставляло тех восхищаться этой удивительной женщиной. Лиля это прекрасно осознавала и использовала свои чары при встрече с каждым понравившимся ей мужчиной. «Она умела быть грустной, капризной, женственной, гордой, пустой, непостоянной, умной и какой угодно», — вспоминал один из ее современников. А другой знакомый так описывал Лили: «У нее торжественные глаза; есть наглое и сладкое в ее лице с накрашенными губами и темными волосами… эта самая обаятельная женщина много знает о человеческой любви и любви чувственной».
В день встречи с Маяковским она уже была замужем. Лиля стала женой Осипа Брика в 1912 году, возможно потому, что он был единственным, кто долгое время казался равнодушным к ее обаянию. Такого мужчине она простить не могла. Их супружеская жизнь поначалу казалась счастливой. Лили, умевшая украсить любой, даже более чем скромный быт, способная радоваться каждой приятной мелочи, была отзывчивой и легкой в общении. В их с Осипом доме собирались художники, поэты, политики. Иногда гостей нечем было угощать, и в доме Бриков их кормили чаем с хлебом, однако этого, казалось, не замечали — ведь в центре была обаятельная, удивительная Лили. То, что супруга заигрывает с гостями и иногда ведет себя более чем нескромно, проницательный Осип старался не замечать. Он понимал, что ни ревностью, ни скандалами, ни упреками удержать возле себя жену не было бы возможным.
Так продолжалось до 1915 года, пока однажды сестра Лили Эльза не привела в дом Бриков своего близкого друга, начинающего поэта Владимира Маяковского, в которого она была влюблена и с которым хотела связать свою будущую жизнь. Однако этот факт Лиля, казалось, проигнорировала и в тот день по-особому была мила и приветлива с новым гостем. А тот, восхищенный хозяйкой дома, прочел ей лучшие свои стихи и на коленях просил разрешения у Лилечки посвятить их ей. Та праздновала победу, а Эльза, сгорая от ревности, не находила себе места.
Через несколько дней Маяковский упрашивал Бриков принять его «насовсем», объясняя свое желание тем, что «влюбился безвозвратно в Лилю Юрьевну». Та дала свое согласие, а Осип был вынужден смириться с прихотями ветреной супруги. Однако окончательно в квартиру к Брикам Маяковский перебрался только в 1918 году. Так начался один из самых громких романов ушедшего столетия, «брак втроем», слухи о котором быстро распространялись среди знакомых, друзей и в литературных кругах. И хотя Лиля всем объясняла, что «с Осей интимные отношения у них давно закончены», странная троица все-таки проживала вместе в крохотной квартирке под одной крышей. А судить божественную Лилю никто даже не посмел.
Спустя много лет Лиля скажет: «Я влюбилась в Володю, едва он начал читать «Облако в штанах». Полюбила его сразу и навсегда». Однако сначала она держала его на расстоянии. «Меня пугала его напористость, рост, неуемная, необузданная страсть», — признавалась Лиля и добавляла: «Он обрушился на меня, как лавина… Он просто напал на меня».
Любви поэта Лиля Брик не удивилась. Она была полностью уверена в своих чарах и всегда говорила: «Надо внушить мужчине, что он гениальный… И разрешить ему то, что не разрешают дома. Остальное сделают хорошая обувь и шелковое белье».
В 1919 году Брики и Маяковский переехали в Москву. На двери их квартиры они повесили табличку: «Брики. Маяковский». Однако Лиля и не думала хранить верность молодому поэту. Она заводила все новые и новые романы, а ее возлюбленный все чаще уезжал за границу. Он по несколько месяцев проводил в Лондоне, Берлине и особенно в Париже, что Лилю очень устраивало. Именно там жила любимая сестра Эльза, которая пристально следила за парижской жизнью поэта и докладывала Лиле о его любовных интригах. Рассказывая сестре о «романчиках», Эльза всегда добавляла: «Пустое, Лилечка, можно не волноваться». И та успокаивалась ненадолго и продолжала с упоением читать письма и телеграммы своего поклонника.
А Маяковский встречался с женщинами, проводил с ними все время и непременно шел с новыми подругами в магазины, чтобы обязательно что-нибудь купить для московской возлюбленной. «Первый же день по приезде посвятили твоим покупкам, — писал поэт из Парижа в Москву, — заказали тебе чемоданчик и купили шляпы. Осилив вышеизложенное, займусь пижамками».
Лиля отвечала на это: «Милый щененок, я не забыла тебя… ужасно люблю тебя. Кольца твоего не снимаю…»
Маяковский возвращался из-за границы с подарками. С вокзала он ехал к Брикам, и целый вечер Лиля примеряла платья, кофточки, жакетики, бросалась от радости на шею поэту, а тот ликовал от счастья. Казалось, его возлюбленная принадлежала только ему. Однако наутро поэт вновь сходил с ума от ревности, бил посуду, ломал мебель, кричал и, наконец, хлопая дверью, уходил из дома, чтобы «скитаться» в своем маленьком кабинете на Лубянской площади. Скитания продолжались недолго, и спустя несколько дней Маяковский вновь возвращался к Брикам. «Лиля — стихия, — успокаивал Владимира хладнокровный Осип, — и с этим надо считаться». И поэт опять успокаивался, обещая любимой: «Делай, как хочешь. Ничто никогда и никак моей любви к тебе не изменит…»
Когда друзья Маяковского упрекали его в излишней покорности Лиле Брик, он решительно заявлял: «Запомните! Лиля Юрьевна — моя жена!» А когда те позволяли себе иногда подшучивать над ним, он гордо отвечал: «В любви обиды нет!»
Маяковский старался терпеть все унижения, лишь бы быть рядом с любимой музой. А та, уверенная в собственной власти над влюбленным поклонником, иногда поступала слишком жестоко. Много лет спустя она признавалась: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал».
Проходило несколько дней, и поэт опять не выдерживал. Летом 1922 года Брики и Маяковский отдыхали на даче под Москвой. Рядом с ними жил революционер Александр Краснощекое, с которым у Лиля завязался бурный, хотя и не продолжительный роман. Осенью того же года Маяковский стал требовать у возлюбленной разорвать все отношения с новым любовником. На это она оскорбилась и заявила, что не желает больше слышать от него упреков и выгоняет его из дома ровно на три месяца. Маяковский посадил себя «под домашний арест» и, как велела Лилечка, они не виделись ровно три месяца. Новый год поэт встретил в одиночестве в своей квартире, а 28 февраля, как было условленно, влюбленные встретились на вокзале, чтобы поехать на несколько дней в Петроград. В то утро поэт мчался к Лиле, сбивая на пути всех прохожих. Увидев ее на вокзале, в пушистой шубке, красивую и надушенную, он схватил ее и потащил в вагон поезда. Там, взволнованный и счастливый, Маяковский взахлеб прочел свою новую поэму «Про это». Посвятил он ее, разумеется, Лиле.
В 1926 году, вернувшись из Америки, Владимир Маяковский сообщил Лиле, что там пережил бурный роман с русской эмигранткой Элли Джонс, и та теперь ждет от него ребенка. Лицо Лили не выражало ни малейшего огорчения. Она ничем не выдала свое волнение, продемонстрировав любовнику лишь равнодушие и хладнокровие. Такой реакции Маяковский ожидать не мог.
Поэт сходил с ума, мучился от ревности и пытался забыть Лилю, встречаясь с другими женщинами. Однажды, когда он отдыхал в Ялте с очередной подружкой Натальей Брюханенко, Лиля всерьез испугалась за «Володину любовь» к ней. Она направила телеграмму возлюбленному, где с отчаянием просила не жениться и вернуться «в семью». Спустя несколько дней Маяковский приехал в Москву.
Осенью 1928 года он направился во Францию якобы на лечение. Однако верные Лилины друзья сообщили ей, что за границу Маяковский едет, чтобы встретиться с Элли Джонс и своей маленькой дочерью. Лиле стало тревожно. Однако она всегда привыкла добиваться своих целей. Верная себе, решительная и изобретательная Брик затеяла новую авантюру. Опять она просила сестру «не упускать Володю из виду», и Эльза, чтобы как-то оторвать Маяковского от американки, познакомила его с молодой моделью Дома Шанель, русской эмигранткой Татьяной Яковлевой. Сестры не ошиблись. Вскоре после встречи с Татьяной Маяковский забыл об Элли. Однако он влюбился в новую знакомую так, что решил жениться на ней и привезти ее в Россию. Восторженный и влюбленный, он посвятил Яковлевой стихотворение. Это означало для Лили Брик лишь одно: для Маяковского она больше не является музой. «Ты в первый раз меня предал», — с горечью сказала Владимиру Лиля, когда он вернулся в Москву. А он впервые ничего не объяснил. Этого Лиля пережить не могла.
В октябре 1929 года она пригласила своих друзей и устроила пышную вечеринку. В середине вечера Лиля якобы нечаянно заговорила о своей сестре, от которой недавно получила письмо. Это письмо хитрая хозяйка решила зачитать вслух. В конце послания Эльза писала, что Татьяна Яковлева выходит замуж за знатного и очень богатого виконта. Владимир Маяковский, услышав новость, побледнел, встал и вышел из квартиры. Он так и не понял, что Татьяна вовсе не собиралась выходить замуж, что сестры провернули очередную авантюру, чтобы Володенька остался с Лилей и мог дальше плодотворно работать.
Спустя полгода Брики отправлялись в Берлин. Маяковский провожал их на вокзале, а через несколько дней в отеле Осипа и Лилю ждала телеграмма из России: «Сегодня утром Володя покончил с собой». Это произошло 14 апреля 1930 года. Он оставил записку, в которой среди других фраз были слова: «Лиля, люби меня».
В июле того же года вышло правительственное постановление, в котором Лиле Брик начислялась пенсия в размере 300 рублей и отходила половина авторских прав на произведения Владимира Маяковского. Другая половина была разделена между родственниками поэта.
Лиля, хотя и переживала смерть любимого друга, однако объясняла ее с завидным спокойствием: «Володя был неврастеник, — говорила Брик, — едва я его узнала, он уже думал о самоубийстве».
В год смерти поэта ей было тридцать девять лет. Она еще прожила долгую и интересную жизнь. Сразу после смерти Маяковского она развелась с Осипом Бриком и вышла замуж за Виталия Примакова. Когда того расстреляли, Лиля вступила во второй брак — с Василием Катаняном, литературоведом, изучавшим жизнь и творчество Владимира Маяковского. Брик увела Катаняна из семьи и прожила с ним около сорока лет.
Осип умер в 1947 году. Его смерть Лиля переживала по-особенному. «Я любила, люблю и буду любить Осю больше чем брата, больше чем мужа, больше чем сына. Он неотделим от меня», — признавалась она и добавляла, что отказалась бы от всего в жизни, лишь бы только Осип продолжал жить. Когда ее осторожно спросили, отказалась бы Лиля Юрьевна от Маяковского, чтобы не потерять Осипа, она утвердительно кивнула головой.
Умерла Лиля Брик в 1978 году. Она ушла из жизни, выпив большую дозу снотворного. Муза поэта и здесь осталась себе верна: она сама определяла конец собственной судьбы.
До последних дней она не снимала кольца, подаренного Владимиром Маяковским. На небольшом скромном колечке было выгравировано три буквы с инициалами Лиля — ЛЮБ. Когда она вращала его в руках, вспоминая о поэте, буквы сливались в одно слово — «Люблю». Лилю Брик никогда не покидала память о несчастном, влюбленном в нее поэте.

Комментариев к записи Брик Лиля Юрьевна 11 ноября 1891 года — 4 августа 1978 года нет

Белый Андрей 26 октября 1880 года — 8 января 1934 года

Белый Андрей 26 октября 1880 года - 8 января 1934 года
Белый Андрей 26 октября 1880 года - 8 января 1934 года

Белый Андрей
26 октября 1880 года — 8 января 1934 года

Борис Николаевич Бугаев, больше известный как Андрей Белый, родился 26 октября 1880 года в семье профессора, известного математика Николая Васильевича Бугаева, и прожил первые свои годы в самом центре Москвы, на Арбате. В профессорском доме часто бывали знаменитости: научные деятели, люди богемы, композиторы и писатели. Мальчик с детства впитывал атмосферу красоты и гармонии искусства. Но особенно Борис увлекался поэзией, писал стихи, а в двадцать три года, будучи студентом физико-математического факультета Московского университета, опубликовал свой первый сборник — «Северная симфония». Естествознание будущего поэта интересовало мало, все свободное время он уделял любимой поэзии. О талантливом молодом человеке вскоре заговорили в литературных кругах, он познакомился с известными литераторами того времени, а о своей настоящей специальности вскоре совершенно забыл. В то же время юноша взял себе литературный псевдоним — Андрей Белый. Цвет, который он выбрал для своей новой фамилии, символизировал чистоту, духовность и успокоение. В то время самым близким другом для него был поэт Александр Блок, с которым Белый познакомился в начале 1890-х годов. Блок был известен, талантлив и непонятен. К тому же, не много времени уделяя своей молодой жене (его свадьба с Любовью Менделеевой состоялась в 1903 году), предпочитал все время проводить с легкодоступными женщинами, чисто меняя подруг и утоляя чувственную сторону любви в публичных домах. Нередко он появлялся дома лишь под утро, а безутешная Люба все чаще сетовала на свое унизительное положение близкому другу супруга — Андрею Белому, который при каждом удобном случае навещал молодую женщину. Та привыкала к новому знакомому все сильней, часами говорила с ним. рассказывала о своих обидах и не осуществившихся мечтах и тонула в поразительньгх, редкого цвета глазах Андрея. Все, кто знал Белого, отмечали его удивительную, словно бы неземную красоту, глубокие, синие глаза, обрамленные темными, густыми ресницами, и светлые, белокурые волосы, с которыми поэт казался еще совсем мальчишкой. Зинаида Гиппиус так писала об Андрее Белом: «Удивительное это было существо… Вечное играние мальчика, скошенные глаза, танцующая походка, бурный водопад слов… вечное вранье и постоянная измена». В нем было что-то одухотворенное, притягательное, странное, что сильно влекло к нему женщин. Чувственный, утонченный и понимающий молодой человек вскоре стал так близок Менделеевой, что она неожиданно влюбилась в него и однажды открыла свои чувства. Юноша ответил взаимностью, признавшись в самой пылкой любви. Тонко чувствующая и глубоко переживающая женщина не могла оставить равнодушным такого человека, как Андрей Белый. Они стали любовниками. «Я была брошена на произвол всякого, кто стал бы за мной ухаживать», — вспоминала о том времени супруга Блока, словно оправдывая безумную страсть, которую испытывала к молодому поэту. Тот признавался близким, что чувствует обреченность и безнадежность их любви, однако разорвать эту прочную связь ни Белому, ни Менделеевой не удавалось. Они страдали, мучили друг друга, расставались и снова шли друг к другу на встречу. Но Любонь Дмитриевна не желала разрушать семью, а Белый, видя страдания Блока и своей возлюбленной, предпочитал наблюдать со стороны, не предпринимая никаких решительных действий. Их страстные отношения продолжались два года. Тогда же Любовь Менделеева, окончательно запутавшись в своих отношениях с мужем и возлюбленным, приняла решение на время расстаться с любовником и подумать о дальнейшей жизни. Так прошло десять трудных месяцев, когда Белый даже подумывал о самоубийстве, а Менделеева не могла определиться окончательно, разрываясь между чувствами и здравым рассудком. Наконец, она сообщила поэту, что остается с мужем, а его, возлюбленного, хочет навсегда вычеркнуть из своей жизни. Расставшись со своей мечтой, подавленный и покинутый Андрей Белый уехал из Петербурга и отправился за границу и надежде забыть о любимой женщине. Любовь Дмитриевна Менделеева вернулась к Блоку. Тот, уставший от многочисленных романов, уже совершенно больной и разочарованный, был рад возвращению супруги. Его даже не смутил тот факт, что жена ждала ребенка от другого мужчины, актера Давидовского, с которым у Менделеевой была непродолжительная любовная связь. Блок пообещал любить ребенка и трепетно заботился о супруге, пока та не родила младенца. Через несколько дней после рождения ребенокумер, а супруги, вместе пережив это горе, сблизились еще больше. Андрей Белый больше двух лет жил за границей, где создал два сборника стихов, которые были посвящены Александру Блоку и Любови Менделеевой. Вернувшисьв Россию, поэт женился на Асе Тургеневой и вместе с ней в 1910 году совершил ряд путешествий в Тунис, Палестину и Египет. Спустя год супруги перебрались в Европу, где прожили около четырехлет. Вернуться на родину Белый смог лишь в 1916 году. Это был уже совершенно другой, измученный страданиями, так и не сумевший забыть бывшую возлюбленную, со сломанной судьбой и разрывающимся сердцем человек. Семейная жизнь у него не ладилась, в 1918 годуАся решила навсегда расстаться с мужем и уйти к другому. Андрей Белый остался совершенно один. Даже когда в 1921 году скончался Александр Блок, поэт не предпринял никаких попыток вернуть Менделееву. Со временем в его жизни появилась женщина, которой суждено было провести с ним последние годы. Клавдия Николаевна стала последней подругой Белого, к которой он не испытывал любовных чувств, однако держался за нее словно за спасительницу. Тихая, покорная, заботливая Клодя, как называл ее писатель, смогла уйти от законного мужа лишь в 1929 году, и спустя несколько месяцев стала супругой Андрея Белого. Писатель умер у нее на руках 8 января 1934 года. Любовь Дмитриевна Менделеева пережила бывшего возлюбленного на пять лет.

Комментариев к записи Белый Андрей 26 октября 1880 года — 8 января 1934 года нет

Баварская Изабелла 1371 года — 20 сентября 1435 года

Баварская Изабелла 1371 года - 20 сентября 1435 года
Баварская Изабелла 1371 года - 20 сентября 1435 года

Баварская Изабелла
1371 года — 20 сентября 1435 года

Изабелла Баварская — французская королева, дочь герцога Стефана II Ингольштадского. В 1385 году была помолвлена с королем Франции Карлом VI. Когда последний впал в безумие, Изабелла предалась распутной жизни. С 1402 года, при поддержке своего любовника герцога Людовика Орлеанского и брата Людовика Баварского, Изабелла стала принимать участие в политических интригах.
Узнав, что у герцога Этьенна Баварского есть восхитительная четырнадцатилетняя дочь Изабо, Филипп Смелый обратился с просьбой выдать ее замуж за короля Франции. Карлу VI было тогда семнадцать. Он был наделен чуть ли не болезненной чувственностью, которая похожа была на сексуальную одержимость, по поводу которой так сокрушались церковники. Поэтому у него так засияли глаза, когда ему описали красивую германскую принцессу.
15 июля нарядно одетая Изабо приехала в Амьен, и ее сразу привели к королю. Фруассар захватывающе описал эту встречу и вспыхнувшую с первого взгляда любовь Карла к Изабо. «Когда она, смущаясь, подошла к нему и отвесила низкий поклон, король бережно взял ее под руку и нежно посмотрел ей в глаза. Он почувствовал, что она ему очень приятна и что его сердце наполняется любовью к этой молодой и красивой девушке. Он мечтал лишь об одном: чтобы она стала скорее его женой».
Свадьба состоялась 18 июля в соборе в Амьене. Все произошло так поспешно, что у большинства придворных дам не хватило времени на то, чтобы роскошно приодеться, как это было принято при подобных церемониях. Даже у Изабо Баварской не было свадебного платья. Тем не менее празднества прошли роскошно. В епископском дворце состоялся пышный банкет, где прислуживали графы и бароны. Карл VI, стремившийся уже в течение трех дней познать радости любви, увлек молодую супругу к себе в спальню. После свадьбы молодые супруги обосновались в замке Боте-сюр-Марн, который Карл VI выбрал своей постоянной резиденцией.
Изабо, с одной стороны, взволновала интриганов, с другой — доставила молодому государю полное сексуальное удовлетворение. И то, что ему подобным образом удалось обуздать свои чувства, было для него весьма полезно. Он стал рассудительным, им овладела большая жажда действий. И это позволило ему наконец заняться государственными делами.
Однажды утром после обычных ночных забав, в которых он выглядел превосходным мужчиной, опьяненный собственной гордостью, он поднялся с постели полный честолюбивых идей. Карл решил возобновить военные действия против Англии. Через несколько дней он отбыл во Фландрию на смотр своего флота…
Изабо осталась в Боте одна. Эта страстная принцесса, уже привыкшая к любовным развлечениям, почувствовала, что одиночество тяготит ее. И, устав вглядываться в даль, ожидая, не появится ли на горизонте Карл, она решила присмотреться к мужчинам, окружавшим ее. Первым, на которого она обратила внимание, был хорошо сложенный, очень обходительный молодой человек. Его звали Буа-Бурдон. В этого красивого вельможу и влюбилась Изабо. Ей было лишь пятнадцать лет, но она быстро принимала решения. На следующую ночь после объяснений она стала любовницей Буа-Бурдона.
После нескольких дней близости молодой фаворит не только покорил властолюбивую Изабо, но и ознакомил ее с интригами в Боте. Королева без малейшего колебания согласилась участвовать в дворцовых интригах и откровенно призналась, что готова использовать любое средство, чтобы добиться своего возвышения. Она начала обдумывать план борьбы за престол. На глазах изумленного Буа-Бурдона молодая государыня превратилась в коварного политика. Она хладнокровно предложила варианты устранения троих регентов, которые могли воспрепятствовать ее возвышению. Затем Изабо решила, что необходимо добиться более тесных связей с герцогом Туренским, братом короля, — красивым, пылким и страстным молодым человеком. Ему исполнилось пятнадцать лет, но выглядел он на все восемнадцать. К тому же он уже имел некоторый опыт в любовных делах.
Молодой герцог Туренский, поняв, что от него требовалось, постарался доказать своей восхитительной королеве, что он мастер, как тогда говорили, в деле «посадки своего генеалогического древа». Они провели настолько бурную ночь, что Изабо, покоренная пылким молодым человеком, вся отдалась сладострастию и совсем забыла о политических планах, которые заставили ее избрать брата короля своим любовником.
Изабо не сразу решила избавиться от регентов. Не желая ускорять события, она терпеливо ждала, когда время начнет работать на нее. А пока королева продолжала развлекаться.
Как раз в то время Изабо создала в Венсене очень непристойный «салон любви». В отсутствие короля там проводились своеобразные празднества с переодеванием. Кто-то переодевался в птицу (с перьями, приклеенными к телу), кто-то — в рыбку или просто являлся в костюмах Адама и Евы. Эти вакханалии с обильными возлияниями длились целыми ночами. Молодая и страстная королева неоднократно сама принимала в них участие. Подобные развлечения способы были изнурить любую женщину самого крепкого здоровья. Они были, безусловно, рассчитаны для удовлетворения чувственной Изабо, самой сильной и уверенной в себе женщины Франции.
Иногда она находила в себе силы покинуть эти буйные сборища, чтобы вновь участвовать в политических интригах и начать беспощадную борьбу с мешавшими ей регентами. Внебрачные связи не мешали королеве проявить себя доброй и страстной супругой. За первые два года замужества у нее родились сын и дочь, за что Карл VI был ей весьма признателен. Король был с ней так же нежен, как и в первые дни их совместной жизни. Хотя Карл часто увлекался и ухаживал за хорошенькими фрейлинами, он все же заботился и о своей жене, без конца преподнося ей великолепные подарки.
Король решил организовать карательный поход против герцога Бретани, у которого скрывался маркиз де Краон. Увы! Во время этого похода страшное горе потрясло Францию. Карл VI проявлял весьма сильную нервозность. Его неоднократно видели, «делающим жесты, недостойные Его Величества Короля», его выводил из себя крик ребенка или шум открываемой двери.
Изабо решила воспользоваться его болезненным состоянием и добиться, чтобы короля Франции признали сумасшедшим. В дороге с королем должен был произойти инцидент, все детали которого она тщательно предусмотрела и который внушил бы королю такой страх, что никакой врач никогда бы не смог его вылечить. Герцог Туренский знал об этом плане в мельчайших подробностях, поскольку миссия возлагалась на него. И план этот чуть было не удался. С королем действительно случился припадок, во время которого Карл VI убил четырех человек.
Королева тотчас придала событию большую огласку, дабы вынудить Карла VI отказаться от престола. «На престол нужно возвести герцога Туренского», — говорила всем Изабо. Однако опекуны Карла VI не собирались отдавать бразды правления, ссылаясь на малолетство Людовика.
В конце августа по приказу своих опекунов Карл VI был доставлен в замок города Крей. 15 июня 1394 года у бедного государя произошел рецидив болезни, и, как сообщает летописец, «его разум стал очень неповоротливым». Изабо же покинула резиденцию Сен-Поль и обосновалась со своим любовником, герцогом Туренским, в особняке в Барбетте, который она приобрела.
В то время как король Франции в своих грязных лохмотьях слонялся по коридорам Сен-Поля, Изабо вела очень приятную жизнь в своей резиденции в Барбетте. Однако пышные празднества и бурные ночи не заставили ее забыть о властолюбивых планах. Узнав о том, что болезнь Карла VI стала отступать, она его навестила, нежно с ним поговорила и согласилась даже разделить ложе, несмотря на отвратительно грязную простыню. Обнимаясь с ним, она внушила королю мысль об увеличении владений для герцога Туренского за счет отделения от королевских владений герцогства Орлеанского. Король дал согласие, и его брат стал герцогом Орлеанским.
Связь королевы и герцога Орлеанского, так возмутившая народ, вызвала еще большее негодование у вельмож, которые хотели воспользоваться болезнью Карла VI для того, чтобы добиться желанных титулов и привилегий. Среди них самым недовольным был Иоанн Бесстрашный, герцог Бургундии, кузен короля. Королева терпеть не могла этого карьериста, мешавшего осуществлению ее планов. Но потом она поняла, что герцог Бургундии был храбрым, хитрым, коварным, циничным и развратным. С таким любовником и союзником она могла быть уверенной в достижении целей и решила заменить Людовика (который, впрочем, начинал ей уже надоедать) на герцога Бургундского.
Ей предстояла нелегкая задача — обольстить этого грозного молодого человека. И Изабо это удалось. Однажды темной ночью герцог Орлеанский был убит. Разразился ужасный скандал. Вскоре всему городу стало известно, что герцог был убит по приказу своего кузена. Иоанну Бесстрашному чудом удалось бежать из Парижа.
В конце концов королевство оказалось разделенным на два лагеря: одни поддерживали герцога Бургундского, другие были на стороне герцогини Орлеанской. А в это время английский король готовился к вооруженным действиям. Первое сражение этой междоусобной войны, которая длилась двадцать шесть лет и разрушила королевство, состоялось при Азенкуре 14 октября 1415 года. В нем были убиты тридцать тысяч человек, кавалерия полностью уничтожена, герцог Орлеанский и герцог де Бурбон попали в плен.
Несмотря на разразившуюся в стране трагедию, королева не желала изменять своим привычкам и принялась организовывать празднества, о которых все летописцы сообщают с негодованием. Иногда ей в голову приходили просто непристойные идеи. Например, она любила с несколькими фрейлинами, переодевшись в проституток, ходить по улицам Парижа, удовлетворяя похотливые желания профессоров университета… После тайного расследования было установлено, что вдохновителем всех интриг и фаворитом был Буа-Бурдон. Король приговорил его к смертной казни.
Через несколько дней после казни Буа-Бурдона дофин Карл вместе с коннетаблем д’Арманьяком отдал приказ об аресте королевы, и ее отправили под надежной охраной сначала в Блуа, потом в Тур. Там она влачила весьма тягостное существование. Ей удалось вырваться оттуда с помощью герцога Бургундского. Но вскоре Иоанн Бесстрашный погиб при попытке переворота. После гибели любовника Изабо еще больше возненавидела своего сына, 16-летнего дофина Карла. Она распустила слухи о том, что он незаконнорожденный, и в результате ее сын Карл VII был лишен наследства.
Действительно, королева глубоко скорбела о гибели своего любовника. Она оплакивала не просто любовника, а своего последнего любовника. Ей было уже пятьдесят лет, за несколько месяцев она невероятно располнела. Изабо прекрасно понимала, что нет никаких шансов заманить в свою постель красивых, молодых и страстных кавалеров. Выдвинув против сына обвинение в убийстве Иоанна Бесстрашного в то время, когда бургундская группировка была самой значительной во Франции, она была уверена, что ей удастся поднять против дофина почти все королевство.
В то время как дофин пытался в Пуатье собрать всех своих сторонников, Изабо приехала в Париж для того, чтобы завязать еще более близкие отношения с Филиппом Бургундским, сыном своего любовника. В другое время она, несомненно, стала бы его любовницей, что и делала всегда, чтобы подчинить себе мужчину и приобрести союзника. Но она прекрасно понимала, что уже не годится для этого. И тогда Изабо выдала за Филиппа свою дочь Мишель, очаровательную блондинку с голубыми глазами и гибким станом.
Герцог Бургундский сразу влюбился в эту прекрасную особу и с радостью на ней женился. Он уделял ей много внимания. А Изабо радовалась их браку. Но вскоре старая королева заметила, что Мишель, чье влияние на Филиппа возрастало с каждым днем, питала нежные чувства и к своему брату дофину. Изабо боялась, как бы дочь не попыталась примирить двоих мужчин и тем самым не нарушила ее планы. Она отдала приказ, и через три дня прелестная герцогиня Бургундская умерла от отравления. Горе Филиппа было безутешным. Подозревал ли он о чем-то? Неизвестно. Но, во всяком случае, его отношение к королеве с этого дня резко изменилось.
Едва похоронили Мишель, как у английского короля, на помощь которого рассчитывала Изабо, внезапно начались сильные боли, от которых он скончался. А через два месяца, 20 октября 1422 года, в резиденции Сен-Поль, отдал Богу больную душу Карл VI. В это же время в Пуатье ее сын, который, как считала Изабо, был окончательно отстранен от престола, был коронован своими приверженцами под именем Карла VII. Королевство официально было разделено на две части. В одной из них правил французский король, отвергнутый своей матерью; в другой от имени иностранного младенца — регент…
Гражданская война между арманьяками и бургиньонами разгорелась с новой силой. Именно Изабо подала англичанам идею сжечь Жанну д’Арк, которую она ненавидела за помощь ее сыну Карлу VII. После смерти Орлеанской Девы был коронован девятилетний Генрих VI, внук Изабо. Она все еще мечтала править во Франции и Англии. Но ее планы потерпели крах — был заключен мирный договор между Генрихом VI и Карлом VII. На этот раз Изабо признала себя побежденной.
Старая королева провела последние дни в Сен-Поле в нищете и полном забвении. 20 сентября 1435 года Изабо испустила дух. Ей было шестьдесят восемь лет.

Комментариев к записи Баварская Изабелла 1371 года — 20 сентября 1435 года нет