Энциклопедия
Здесь Вы сможете найти самое интересное описание и некоторые цены на продукцию

Солдаты Португальской империи Часть 1. Как создавалась португальская армия 28/03/2017

На протяжении нескольких столетий Португалия была одной из крупнейших мировых колониальных держав. Маленькая страна на западе Пиренейского полуострова смогла завоевать и удержать огромные по площади территории в Южной Америке, Африке и Азии. Даже после того, как ряд колоний пришлось уступить англичанам и голландцам, Португалия сохранила контроль над очень богатыми и важными в стратегическом отношении владениями. Изучая колониальную историю Португалии, неизбежно задумываешься о том, что эта небольшая страна должна была бы обладать очень сильными вооруженными силами. Ведь для того, чтобы захватить и удерживать колонии во всех частях света, мало одного хорошего флота — нужны и неплохие сухопутные части, которые могли бы подавлять национально-освободительные восстания и завоевывать все новые и новые земли. Между тем, португальская армия, как известно, никогда не считалась в Европе одной из сильнейших и даже сколько-нибудь заметных. Широко известны победы англичан и французов, пруссаков и австро-венгров, испанцев и шведов, а вот о португальской армии известно разве что специалистам-историкам.

Основанное в 868 г. н.э. графство Португалия долгое время оставалось в вассальной зависимости от испанского королевства Леон. Португальские феодалы принимали активное участие в Реконкисте, которую и можно назвать эпохой рождения первых португальских вооруженных сил. В 1139 году сын Генриха Бургундского Афонсу I Великий в битве при Оурике нанес серьезнейшее поражение войскам Альморавидов — североафриканской берберской династии, к этому времени контролировавшей большую часть Пиренейского полуострова. Именно после того, как немногочисленные португальские войска одержали победу над Альморавидами, рыцари провозгласили Афонсу королем. Вскоре архиепископ Браганса вручил ему корону, после чего Португалия обрела статус независимого государства.

Долгое время португальская армия, как и армии большинства европейских государств Средневековья, представляла собой рыцарское ополчение. Португальцы были активно вовлечены в Реконкисту, с оружием в руках освобождая Пиренейский полуостров от арабо-берберских завоевателей. В состав португальской армии входили азы — отряды копейщиков численностью в 2100-3000 человек, тяжеловооруженные и легковооруженные кавалеристы, отряды лучников и арбалетчиков. Учитывая общие размеры Португалии и численность ее населения, португальская армия никогда не была многочисленной.

Эпоха Великих географических открытий стала точкой отсчета новой истории Португалии и ее вооруженных сил. После того, как португальские мореплаватели открыли перед королевством заманчивую перспективу превращения в могущественную империю с владениями в теплых морях, возникла необходимость в военном обеспечении присутствия Португалии в Старом и Новом свете. Примечательно, что если Испания завоевывала обширные территории в Новом свете, где испанским колонизаторам противостояли местные индейские общества, не имевшие огнестрельного оружия, не знавшие лошадей и фактически не способные оказывать серьезное сопротивление, то Португалия обратила свой взор на Старый свет. Единственной колонией в Южной Америке была Бразилия, а большинство владений португальская корона приобрела в Африке и Азии. Арабские и индийские государства того времени не сильно отставали от европейских держав по уровню военно-технического развития. Тем более, их силовой потенциал был вполне сопоставим с португальским, так как Португалия никогда не принадлежала к числу сильнейших государств Европы. Но главным преимуществом Лиссабона был сильный флот. Он не только мог обеспечить присутствие португальских колонизаторов в далеких морях, но и в случае вооруженных конфликтов играл ключевую роль, начиная мощные артиллерийские обстрелы портов и городов неприятеля.

В 1570 г. королем Себастьяном были заложены основы создания регулярной португальской армии. Была создана система Ordenanças — территориального ополчения, представлявшего собой государственную мобилизационную систему и включавшего в свой состав 250 компаний (рот). Каждой ротой командовал капитан, которому помогали альферес (прапорщик) и сержант. Несколько компаний города или муниципалитета объединялись в captaincies — «капитанство», которым командовал капитан-майор (старший капитан). Система Ordenanças охватывала практически все мужское трудоспособное население Португалии и стала основой мобилизационной организации португальского государства вплоть до XIX века. Надо отметить, что создание мобилизационной системы представляло большой прогресс в военной организации того времени и позволяло Португалии сформировать постоянный резерв для своих вооруженных сил, занятых колониальными завоеваниями. В эпоху правления короля Себастьяна были сформированы и terços (терции) — регулярные подразделения пехоты. Каждая терция включала в свой состав 12 компаний (рот) и около 3000 человек личного состава — копейщиков, аркебузиров и стрелков. Командовал терцией старший офицер в звании полковника. Кавалерия в XVI веке сохраняла разделение на тяжелую и легкую и продолжала комплектоваться, как правило, молодыми дворянами.

После смерти бездетного короля Себастьяна, погибшего в очередной авантюре в Марокко, Португалия на достаточно продолжительный отрезок времени была включена в состав Испании на основании династической унии. Период испанского владычества продолжался с 1581 по 1640 гг. В это время испанские короли практически не уделяли внимания повышению боеспособности португальской армии, однако не гнушались использовать португальских солдат и офицеров в многочисленных войнах за испанские интересы. Лишь в 1640 г. Португалии удалось восстановить независимость под руководством герцога Браганса, который стал королем Жуаном IV (на изображении). Ко времени повторного обретения независимости португальская армия состояла всего из 2000 солдат и офицеров. Милиционная система Ordenanças практически исчезла, так как государство не уделяло ей должного развития. Новому королю пришлось приложить немало усилий для воссоздания былой мощи португальской армии. Была введена должность генерал-капитана королевства, который одновременно выполнял функции председателя Военного совета, т.е. — главного командования вооруженными силами. В каждую из шести провинций страны назначался свой военный губернатор.

Вооруженные силы Португалии в XVII-XVIII вв. состояли из трех линий. Первая линия представляла собой наемные войска, подразделявшиеся на пехотные терции и независимые компании, кавалерийские подразделения кирасиров и карабинеров. Пехотинцев набирали среди всех слоев португальского общества, тогда как кавалерию комплектовали исключительно дворянами, обязавшимися служить в течение шести лет. Из числа дворян комплектовался и офицерский корпус португальской армии. Всего было от 10 до 20 терций, укомплектованных наемными солдатами (контрактниками, как сказали бы сегодня). Каждой терцией командовал «местре де кампо» — полковник, которому ассистировал фельдфебель, отвечавший за бытовые вопросы несения службы. В состав терции входили 10 компаний общей численностью в 2000 солдат и офицеров. Что касается кавалерии, то в ней полковая система так и не была введена, поэтому сохранялись отдельные компании (роты). Для выполнения тактических задач могли создаваться временные тактические группы troços в составе нескольких компаний, которыми командовал генерал-комиссар кавалерии.

Функции резерва выполняли войска второй линии, которые набирались из числа сирот, крестьянских детей и женатых мужчин. В случае необходимости компании второй линии направлялись на помощь первой линии. Вспомогательные войска включали в свой состав 25 терций. Третья линия военной системы Португалии включала в свой состав Ordenanças — мобилизационные формирования, включавшие всех трудоспособных мужчин страны и выступавшие в качестве основы для комплектования подразделений второй линии. В Лиссабоне существовало специальное ополчение, включавшее в свой состав 5 терций.

В португальских колониях воспроизводилась система военной организации метрополии. Наиболее показателен в этом плане пример Бразилии, где была воспроизведена трехлинейная модель организации обороны. В Бразилии терции были разделены на европейские, индейские и африканские. Надо отметить, что их боеспособность была весьма высокой, так как португальские войска смогли разгромить голландские подразделения, пытавшиеся проникнуть в Бразилию. В Африке португальцам удалось отстоять от нападений голландцев суверенитет над Сан-Томе и Анголой.

Как известно, XVII-XVIII века в европейской истории — это период максимально активного использования наемных армий. В составе португальских вооруженных сил также были полки, укомплектованные иностранными наемниками. В 1641 г. в португальскую армию были включены 8 французских полков (в том числе 5 полков легкой кавалерии, 1 драгунский и 1 карабинерский полки, 1 пехотный полк), 2 голландских кавалерийских полка, 1 ирландский пехотный полк, 1 шотландский пехотный полк и 1 итальянский пехотный полк.

В начале XVIII века в Португалии была проведена очередная военная реформа. В 1707 г. началось преобразование терций первой линии в пехотные полки. Командиров переименовали в полковников (прежде они назывались, как мы отметили выше, «местре де кампо») — для упорядочения общеевропейской воинской традиции. Если брать организационную структуру, то каждый пехотный полк включал в себя штаб, обслуживающий персонал и 12 компаний (рот). Среди двенадцати компаний одна обязательно была гренадерской. Кавалерия была объединена в бригады под командованием бригадиров. Что касается вспомогательных войск, то они сохранили прежнюю систему организации до 1796 года и лишь затем терции вспомогательных войск были преобразованы в милицейские полки по образцу армейских пехотных полков. Ко второй половине XVIII века первая линия португальской армии включала в свой состав 27 пехотных полков (3 пехотных полка из их числа постоянно дислоцировались в Бразилии), 10 кавалерийских полков, 2 драгунских полка, 4 артиллерийских полка, 1 Королевский полк добровольцев (егерей) и 1 Королевский иностранный пехотный полк. Кроме того, еще 2 пехотных полка входили в состав португальского военно-морского флота в качестве морской пехоты. Пехотные полки, за исключением Иностранного полка, укомплектованного наемниками из других государств, набирались в строго определенных провинциях Португалии и получали названия по местам своего комплектования. Развитие военного дела обозначало и необходимость совершенствования системы военного образования в стране. так, в 1790 г. был подписан указ о создании Королевской академии фортификации, артиллерии и черчения в Лиссабоне. В ней проходили подготовку офицеры артиллерийских и инженерных подразделений.

Необходимость постоянного контроля над ситуацией в колониях и защита их от посягательств со стороны соперников, прежде всего голландцев, вынуждала португальскую корону держать внушительные воинские соединения в заморских владениях. Колониальные войска Португалии были подчинены местным вице-королям и губернаторам, носившим звания генерал-капитанов. В XVIII веке наиболее крупная группировка португальских войск дислоцировалась в Бразилии. Здесь размещались 12 местных пехотных полков, 3 пехотных полка из метрополии, 3 артиллерийских полка, 1 драгунский полк, 1 кавалерийский полк и Легион легких войск (егерей). Для подготовки офицерского состава из числа португальцев, постоянно проживающих в Бразилии, в 1792 г. была создана Королевская академия артиллерии, фортификации и черчения в Рио-де-Жанейро. Это учебное заведение, считающееся старейшей военно-инженерной академией в Латинской Америке, фактически полностью копировало свой прототип — Королевскую академию артиллерии, фортификации и черчения в Лиссабоне.

Кстати, в Бразилии португальским войскам не раз приходилось вступать в бой не только с индейцами или восставшими рабами (здесь долго существовала уникальная «республика» беглых африканских рабов «Пальмарес»), но и с вооруженными силами других европейских государств. Так, в XVI и XVII вв. имели место попытки французов колонизировать Бразилию. Они вошли в историю как первая и вторая франко-португальские войны в Бразилии. Колония «Антарктическая Франция», созданная в 1555 г. по берегам залива Рио-де-Жанейро, уже в 1567 г. была разгромлена португальскими войсками. В 1612-1616 гг. в районе города Сан-Луис (штат Мараньян).существовала другая французская колония — «Экваториальная Франция», которая также была быстро ликвидирована португальскими войсками. Куда более масштабной и продолжительной по времени была Голландско-португальская война, с перерывами длившаяся в разных концах мира с 1601 по 1661 гг. В то время Голландия была основным соперником Испании и Португалии в борьбе за мировое господство. На Южноамериканском театре военных действий в конечном итоге победила Португалия, но в Юго-Восточной и Южной Азии победа досталась голландцам. Это было связано, в том числе, и с тем, что в Бразилии дислоцировались намного более многочисленные и боеспособные португальские армейские соединения, проживало большое количество португальских креолов, тогда как в Юго-Восточной и Южной Азии Лиссабон держал меньшие вооруженные силы.

В Португальской Индии (Гоа и ряд других колоний) размещались 2 пехотных полка, 1 артиллерийский полк, 1 кавалерийский полк и 2 легиона туземных индийских солдат (сипаев). В Анголе дислоцировались 1 пехотный и 1 артиллерийский полки, 1 кавалерийский полк. Таким образом, мы видим, что наиболее внушительные силы были размещены в богатейшей колонии — Бразилии, а также в Индии, где существовала опасность восстания местных жителей. В Анголе, как считало португальское командование, для усмирения местного населения могло хватить трех армейских полков.

Продолжение следует…

Комментариев к записи Солдаты Португальской империи Часть 1. Как создавалась португальская армия нет

История штата Гавайи 16/03/2017

Совет вождей на Гавайях (худ. Герберт Кейн)
Рекламный плакат, приглашающий на Гавайи

Рекламный плакат, приглашающий на Гавайи

Несмотря на то, что Гавайи на сегодняшний день самый «молодой», пятидесятый штат США, у него очень интересная история. Гавайи — один из четырех штатов, которые до вступления в состав Соединенных Штатов Америки были, больший или меньший промежуток времени, суверенными государствами (наряду с существовавшей на протяжении четырнадцати лет Республикой Вермонт, созданной в 1836 году Республикой Техас и совсем недолго бывшей независимой Калифорнийской республикой), причем официально признанными в мире были только Техас и Гавайи.

Первыми жителями Гавайев были полинезийцы, переселившиеся сюда с других тихоокеанских островов в период между 300 и 800 годами нашей эры. Они ловили рыбу, выращивали бананы, кокосы, хлебные деревья и некоторые другие культуры, а также разводили свиней и кур. Древние гавайцы делились на касты, у них были достаточно сложные система религиозных верований и социальная структура.

Среди историков существует несколько версий по поводу того, кто именно из европейских исследователей открыл Гавайи. Предполагается, что уже в 1555 году на островах побывал испанский мореплаватель Хуан де Гайтан, но достоверно известно, что 18 января 1778 года в гавань Ваимеа на острове Кауаи зашел корабль Resolution знаменитого английского путешественника Джеймса Кука. Кук назвал открытый им архипелаг «Сандвичевыми островами» (в честь первого лорда британского Адмиралтейства Джона Монтегю, четвертого графа Сэндвича) и вскоре отправился на север Тихого океана, где, в частности, исследовал побережье современных штатов Орегон и Вашингтон.

В январе следующего, 1779 года, Джеймс Кук вернулся на Гавайи и высадился на «Большом острове». Интересно, что гавайцы приняли Кука за одного из главных богов своего пантеона — Лоно, возможно потому, что по их верованиям Лоно когда-то уплыл на большой лодке, пообещав вернуться, а Кук появился на Гавайях как раз во время праздника, посвященного Лоно. Как бы то ни было, через несколько недель между европейцами и гавайцами возник конфликт, островитяне украли одну из шлюпок англичан, а Кук попытался захватить в заложники короля острова Гавайи Каланиопуу. 14 февраля 1779 года во время разгоревшейся ссоры, перешедшей в сражение, Джеймс Кук и четверо его матросов были убиты островитянами. Следует отметить, что гавайцы похоронили тело Кука с соблюдений всех ритуалов, принятых у них для похорон вождей самого высокого ранга.

После того, как экспедиция Джеймса Кука нанесла Гавайи на географические карты, на острова стали все чаще и чаще заходить европейские (преимущественно британские) суда. Результатом этого стало резкое снижение численности населения Гавайев и-за инфекционных болезней, к которым у местных жителей не было иммунитета.

В 1795 — 1810 годах в результате многочисленных сражений Гавайские острова, ранее находившиеся под управлением нескольких вождей, были объединены в единое государство — Королевство Гавайи. Его первым королем стал Камеамеа I Великий (Камехамеху), вождь Большого острова, сумевший с помощью советников-европейцев Исаака Дэвиса и Джона Янга победить конкурентов.

В начале XIX века Гавайи исследовали русские мореплаватели, в частности участник первого русского кругосветного путешествия капитан Юрий Лисянский (его именем назван один из островов архипелага). В 1808 году Гавайи посетила экспедиция, организованная руководившим в то время Русско-американской компанией Александром Барановым. Это был период активного освоения русскими Аляски и Калифорнии, поэтому неудивительно, что был проявлен интерес и к стратегически очень удобно расположенным Гавайским островам. Тем не менее в последующие несколько лет контакты русских с гавайцами оставались нерегулярными и ограничивались покупкой продуктов и сандалового дерева.

В январе 1815 года вождь острова Кауаи Каумуалии захватил севшее на мель в гавани Ваимеа русское судно «Беринг» с грузом мехами. Для того, чтобы вернуть принадлежащее Русско-американской компании имущество, Александр Баранов отправил экспедицию во главе с Георгом Шеффером. Историки спорят, почему выбор Баранова пал именно на Шеффера: тот был врачом, считался недалеким человеком и не имел никакого дипломатического опыта. Возможно, у руководства компании в тот момент просто не было под рукой более подходящей кандидатуры. Баранов проинструктировал Шеффера стремиться к мирному разрешению конфликта, просить Камеамеа I о компенсации за захваченный груз и, в случае успеха, о дальнейшем развитиии торговли. В то же время Баранов передал письмо гавайскому королю, в котором вежливо предупреждал, что в случае отказа решить возникшую проблему мирным путем будет применена сила. Русскую экспедицию миролюбиво приняли как Камеамеа I, так и Каумуалии. У последнего на Шеффера были далеко идущие планы: он хотел с помощью русских избавиться от власти гавайского короля. Каумуалии согласился компенсировать убытки, пообещал предоставить русским купцам монополию на торговлю сандаловым деревом и даже присягнул на верность Российской империи от имени всех Гавайев. Шеффер при поддержке местных жителей построил на острове Кауаи три крепости: форты Елизавета, Александр и Барклай-де-Толли, водрузив над ними флаг Русско-американской компании. Направляемый Каумуалии, Шеффер отправил победные реляции Баранову и в Петербург, он просил военной поддержки для захвата всех Гавайских островов. Тем не менее планы врача-авантюриста не были поддержаны официальными лицами Российской империи. Противостояние Камеамеа I, которому помогали американские торговцы, и Каумуалии закончилось поражением последнего и изгнанием Шеффера с Гавайев в июне 1817 года. На этом закончилась история русской экспансии на Гавайи, принесшая лишь огромные убытки Русско-американской компании.

После смерти Камеамеа I в 1819 году престол Гавайев занял его сын Лиолио, принявший имя Камеамеа II. Вместе с ним (а с 1825 года — вместе с его преемником Камеамеа III) островами правила в качестве «королевы-регента» Каауману, самая влиятельная из жен покойного монарха-основателя. В 1824 году Каауману под влиянием американских миссионеров-протестантов призвала своих подданых и принятию христианства, сама она крестилась в 1825 году. По инициативе Каауману был создан первый на Гавайях свод законов, основанный на «западных», христианских этике и ценностях. В 1826 году Камеамеа III и Каауману подписали договор с Соединенными Штатами Америки, по которому, в частности, американские суда могли свободно заходить в гавайские гавани и вести торговлю с местными жителями.

К концу двадцатых годов XIX века протестантские проповедники смогли убедить Каауману объявить незаконным католицизм и изгнать с островов священников-католиков (французов по национальности). Это вызвало очень серьезное недовольство Франции, направившей в 1839 году на Гавайи военный корабль под руководством капитана Сирила Лапласа, задачей которого было раз и навсегда объяснить островитянам, что не стоит навлекать на себя гнев европейских держав. Лаплас с заданием справился, результатом его экспедиции стала выплата Франции денежной компенсации за изгнание католиков и принятие закона о веротерпимости. Камеамеа III даже подарил католикам землю для строительства церкви.

В 1843 году британский консул на Гавайях Ричард Чарльтон, в определенной мере преследовавший свои личные меркантильные интересы, обратился к капитану военного корабля Carysfort Джорджу Полету с жалобой на притеснение британцев на островах. 11 февраля 1843 года Полет прибыл в Гонолулу и попросил аудиенцию у короля Камеамеа III. Монарх в этот момент находился на другом острове и предложил капитану решить возникшие у него вопросы с королевским советником Герритом Джаддом (американцем по присхождению). Это предложение чрезвычайно возмутило Полета, посчитавшего Джадда самозванцем и узурпатором. Британец пригрозил применением силы и 25 февраля Камеамеа III был вынужден передать власть над Гавайскими островами Джорджу Полету, надеясь все же на решение возникшей проблемы дипломатическим путем. С Гавайев были направлены посланники в Великобританию, Францию и Соединенные Штаты Америки с просьбой о поддержке независимости королевства. В июле информация о событиях на Гавайях дошла до командира Джорджа Полета — адмирала Ричарда Томаса. 31 июля он прибыл на острова и объявил об окончании оккупации и признании Камеамеа III в качестве законного и полноправного правителя. Именно в этот день король Гавайев произнес перед своими поданными речь, фраза из которой «Жизнь страны увековечена в добродетели» стала впоследствии девизом штата Гавайи.

С середины XIX века на Гавайских островах, практически единственным экспортным товаром которых было сандаловое дерево, начало развиваться производство сахара. Дополнительный импульс развитию на островах плантаций сахарного тростника придал заключенный в 1875 году договор с США, по которому гавайский сахар беспошлинно ввозился на американский рынок, а Гавайи в обмен предоставили Соединенных Штатам Америки землю для создания военно-морской базы Перл-Харбор. Подписание этого договора также привлекло на Гавайи американских бизнесменов, инвестировавших значительные суммы в развитие сахарной промышленности и на протяжении последующих десятилетий оказывавших значительное влияние на развитие островов.

После смерти в 1872 году не оставившего наследников Камеамеа V и недолгого, с 1872 по 1874 годы, царствования короля Луналило, на престол Гавайев сел основатель новой династии Калакауа I. В восьмидесятых годах XIX столетия Гавайи сотрясали бунты и восстания, в результате которых в 1887 году король был вынужден подписать Конституцию Королевства Гавайи, значительно ограничивающую права монарха. Сестра Калакауа I Лилиуокалани, ставшая королевой в 1891 году и стремившаяся вернуть себе утерянную власть, была свергнута 17 января 1893 года в результате переворота, организованного американскими гражданами и при поддержке американских морских пехотинцев.

Временное правительство одной из своих первостепенных задач объявило вхождение в состав Соединенных Штатов Америки, но вступивший в должность Президента США 4 марта 1893 года Гровер Кливленд был недоволен ситуацией на Гавайях. Он обратился к Конгрессу с предложением провести расследование обстоятельств смещения Лилиуокалани и, возможно, вернуть ей власть над островами, но не нашел поддержки среди сенаторов.

4 июля 1894 года было провозглашено создание Республики Гавайи, первым (и единственным) ее Президентом стал Сэнфорд Доул. В 1895 году сторонники реставрации королевской власти во главе с Робертом Уилкоксом попытались поднять восстание, но быстро были разгромлены и арестованы. После того, как в 1897 году «хозяином» Белого дома стал Уильям Мак-Кинли, руководители республики вновь обратились к Правительству США с предложением об аннексии. Соответствующее решение было принято и 7 июля 1898 года Гавайи стали территорией США, а первым губернатором был назначен Сэнфорд Доул.

В первые десятилетия XX века на островах продолжала развиваться сахарная промышленность, долго остававшаяся основной отраслью экономики Гавайев. При этом практически все производство сахара контролировалось пятью крупными американскими кампаниями (известными как «большая пятерка»), фактически руководившими и политической жизнью территории. Другой важнейшей сельскохозяйственной культурой стали ананасы, остров Ланаи одно время обеспечивал три четверти мирового производства этих плодов.

С начала прошлого столетия Гавайские острова постепенно стали пользоваться популярностью у туристов, в первую очередь благодаря своему мягкому климату, живописным пейзажам и великолепным пляжам. В значительной степени развитию туризма на Гавайях поспособствовала судоходная компания Matson, которая не только обеспечивала регулярноее сообщение между островами и континентальной частью США, но и построила в Гонолулу роскошные гостиницы.

В середине тридцатых годов Конгресс США обсуждал возможность предоставления островам статуса штата, но основным аргументом против оказался состав населения Гавайев — представители белой расы тогда (как, впрочем, и сейчас) были меньшинством.

Прекрасно понимая стратегическое значение Гавайских островов, практически сразу после аннексии Соединенные Штаты Америки постоянно расширяли и обустраивали свои военные объекты на Гавайях. 7 декабря 1941 года с атаки японской авиации на самый крупный и важный из них, военно-морскую базу Перл-Харбор, началась для Соединенных Штатов Америки Вторая мировая война. В этот день 353 японских самолета нанесли бомбовые и торпедные удары по гавани и аэродрому, в результате которых были повреждены восемь американских линкоров (в том числе четыре потоплены), три крейсера, три эсминца и несколько других кораблей, а также уничтожено около двухсот самолетов. Американцы потеряли убитыми 2 402 человека, еще 1 282 были ранены.

После нападения на Перл-Харбор на Гавайях было введено военное положение, продлившееся до 1944 года. На всем протяжении войны острова оставались чрезвычайно важной для США базой для ведения военных действий на Тихом океане.

В 1954 году в результате победы на выборах демократической партии «большая пятерка» крупнейших компаний-производителей сахара потеряла свои политические рычаги влияния на жизнь Гавайев. Стремление демократов к получению островами статуса штата ускорило этот процесс, приведший в 1959 году к признанию Гавайев в качестве пятидесятого штата США.

В послевоенные десятилетия в «Штате алоха» стремительно развивался туризм, постепенно ставший главной отраслью экономики. В семидесятых годах прошлого столетия начался так называемый «Гавайский ренессанс» — период возрождения интереса к традиционной национальной культуре коренных жителей островов. В 2008 году уроженец Гавайев Барак Обама был избран Президентом США, став первым в истории афроамериканцем, занявшим этот пост.

 

Комментариев к записи История штата Гавайи нет

САН-СЕБАСТЬЯНСКИЙ ПАКТ 17 августа 1930 года 23/02/2017

САН-СЕБАСТЬЯНСКИЙ ПАКТ 17 августа 1930 года
САН-СЕБАСТЬЯНСКИЙ ПАКТ 17 августа 1930 года

САН-СЕБАСТЬЯНСКИЙ ПАКТ
17 августа 1930 года

Сан-Себастьянский пакт был составлен лидерами испанской оппозиции 17 августа 1930 года в Басконии. Нисето Алькала Самора и Мигель Маура выступили инициаторами этого соглашения. Председательствовал Фернандо Сасйайн.

Пакт также подписали:

Алехандро Лерроукс – Радикальная Республиканская партия.

Мануэль Асанья – Республиканское действие.

Марселино Доминго, Альваро де Альборнос, Анхель Галарса – Республиканская партия радикал-социалистов.

Фернандо Сасйайн

Фернандо Сасйайн

Нисето Алькала Самора и Мигель Маура – Республиканские правые либералы.

Мануэль Карраско Формигера – Каталонское действие.

Матиас Мальоль Босч – Республиканское действие Каталонии.

Хауме Аигуадер – Каталонское государство.

Сантьяго Касарес Кирога – Республиканская Галисийская автономная организация.

Лица, не представляющие никаких организаций: Индалесио Прието, Фелипе Санчес Роман, Фернандо де лос Риос, Эдуардо Ортега и Гассет.

Грегорио Мараньон не смог присутствовать лично и заверил своё согласие письмом.

Также был учреждён революционный комитет, возглавил который Нисето Алькала Самора. Этот пакт фактически был направлен на свержения монархии в стране и установления республиканского строя, что и было впоследствии реализовано.

Комментариев к записи САН-СЕБАСТЬЯНСКИЙ ПАКТ 17 августа 1930 года нет

БРАК МЕЖДУ ФЕРДИНАНДОМ АРАГОНСКИМ И ИЗАБЕЛЛОЙ КАСТИЛЬСКОЙ 19 октября 1469 года

Фердинанд и Изабелла – католические короли
Фердинанд и Изабелла – католические короли

Фердинанд и Изабелла – католические короли

19 октября 1469 года в Вальядолиде состоялось тайное венчание инфанты кастильской Изабеллы и инфанта арагонского Фердинанда. Так как действующий король Кастилии Энрике IV, сводный брат Изабеллы, был против этого брака, обоим сторонам пришлось прибыть к месту встречи не гласно. Свита Фердинанда была переодета купцами.

Обвенчал Изабеллу и Фердинанда

«Мадонна Католических монархов». Картина работы художника изображает Фердинанда и Изабеллу с детьми, предстоящими перед Богоматерью

«Мадонна Католических монархов». Картина работы художника изображает Фердинанда и Изабеллу с детьми, предстоящими перед Богоматерью

один из главных сторонников и устроителей этого брака архиепископ Карильо. При этом на венчание не было получено соответствующей буллы папы. Так как Изабелла и Фердинанд приходились друг другу дальними родственниками, требовалось особое разрешение на брак от папы римского. Отцу Фердинанда, также стороннику этого брака, получить её не удалось и будущие Католические короли (так и наречёт впоследствии папа Александр VI), а точнее их окружение требуемый документ сфабриковали.

 

 

Дом в Вальядолиде, где 19 октября 1469 года сочетались браком Изабелла и Фердинанд

Дом в Вальядолиде, где 19 октября 1469 года сочетались браком Изабелла и Фердинанд

Комментариев к записи БРАК МЕЖДУ ФЕРДИНАНДОМ АРАГОНСКИМ И ИЗАБЕЛЛОЙ КАСТИЛЬСКОЙ 19 октября 1469 года нет

ВЗЯТИЕ ТОЛЕДО АЛЬФОНСОМ VI КАСТИЛЬСКИМ 25 мая 1085 года

01. Альфонсо VI Храбрый. Картина XII века. Хранится в кафедральном соборе в Сантьяго де Компостела, столице Галисии
01. Альфонсо VI Храбрый. Картина XII века. Хранится в кафедральном соборе в Сантьяго де Компостела, столице Галисии

01. Альфонсо VI Храбрый. Картина XII века. Хранится в кафедральном соборе в Сантьяго де Компостела, столице Галисии

Толедо на тот момент – крупнейший город Иберийского полуострова.

В 1074 году скончался друг Альфонсо, правитель Толедо Абу Эль Ола. Ему на смену пришёл эмир аль-Кадир. Горожане Толедо изгнали его из города, но тот обратился за помощью к Альфонсо. Король Кастилии вернул эмиру Толедо, потребовав за это увеличение дани. Но уже в следующем году Альфонсо собрал войско и подошёл к Толедо. Осада продолжалась недолго – эмир сдал город. 25 мая 1085 года торжественно въехал в древний испанский город.

 

 

 

01.В 1085 году Толедо был на границе, разделяющей христианский и мусульманский миры Пиренейского полуострова

01. В 1085 году Толедо был на границе, разделяющей христианский и мусульманский миры Пиренейского полуострова

Комментариев к записи ВЗЯТИЕ ТОЛЕДО АЛЬФОНСОМ VI КАСТИЛЬСКИМ 25 мая 1085 года нет

СМЕРТЬ ИЗАБЕЛЛЫ КАТОЛИЧЕСКОЙ

«Завещание Изабеллы Католической». Эдуардо Росалес, 1864 год, музей Прадо
«Завещание Изабеллы Католической». Эдуардо Росалес, 1864 год, музей Прадо

«Завещание Изабеллы Католической». Эдуардо Росалес, 1864 год, музей Прадо

26 ноября 1504 года умирает Изабелла I Кастильская. Так как полного объединения Кастилии и Арагона не было, её муж Фердинанд II Арагонский не стал королём Кастилии. Королевой Кастилии была провозглашена, согласно завещанию, Хуана I Кастильская. Но фактически правителем Кастилии был муж Хуаны Безумной – эрцгерцог австрийский Филипп I Красивый.

Завещание Изабеллы I

Завещание Изабеллы I

Комментариев к записи СМЕРТЬ ИЗАБЕЛЛЫ КАТОЛИЧЕСКОЙ нет

ПЕРВЫЕ СВЕДЕНИЯ ОБ ИСПАНИИ — ИБЕРЫ 3 тысячелетие до н.э. — 2 тысячелетие до н.э. — 1 тысячелетие до н.э

Иберийский полуостров, 1-е тысячелетие до н.э
Иберийский полуостров, 1-е тысячелетие до н.э

Иберийский полуостров, 1-е тысячелетие до н.э

Первые свидетельства об Испании появляются не от самих коренных жителей Иберийского полуострова, а от чужеземцев. Самыми первыми жителями полуострова были иберы (отсюда и название полуострова), которые проживали на территории современной Испании примерно с 3 тысячелетия до н.э. Иберийские племена описывали и греки, и финикийцы, и карфагеняне, и римляне. Собственно название «иберы» впервые упоминается

Декоративная иберийская ваза. Музей Сарагосы

Декоративная иберийская ваза. Музей Сарагосы

греческим путешественником Сцилаксом (VI век до н.э.). Позже иберов на полуостров пришли кельты, оставившие гораздо больше известий о себе. Впервые о них упоминает греческий путешественник Пифей в IV веке до н.э. Впоследствии кельты и иберы отчасти смешаются, образовав кельтиберов. По сведениям древних авторов, которые населяли Испанию уже после прихода туда кельтов, на Иберийском полуострове проживали следующие народности:

01. Гальеги или галисийцы (занимавшие территорию Галисии)
02. Астуры (Астурия)
03. Кантабры (Кантабрия, это территория на севере Испании между рекой Вильявисьоса и Кастро Урдиалес)
04. Аутригоны (сегодняшняя территория страны Басков)
05. Вардулы (Наварра)
06. Васконы (район Уэски в Арагоне)
07. Илергаконы (Каталония)
08. Баргусии (Каталония) 09. Лаэтаны (Каталония)
10. Суэсетаны (Каталония)
11. Конретаны (Каталония)
12. Индигеты (Каталония)
13. Эдетаны (Валенсия и отчасти Кастельон и Сарагоса)
14. Турдетане (Аликанте и Мурсия)
15. Турдулы (центральная и восточная Андалусия)
16. Лузитане (Эстремадура и Португалия)
17. Ваккеи – «самый могучий из иберских народов», по словам одного греческого автора (Старая Кастилия)
18. Кельтиберы (Новая Кастилия и Арагон)
19. Ветоны (область между рекой Дуэро и Гвадианой, Эстремадура, Саламанка, Авила)
20. Карпетаны (Толедо, Гвадалахара, Мадрид)
21. Оретаны (Сьюдад Реал)

Очень сложно выделить культуру именно иберского народа, так как смешение с кельтами произошло до прихода на полуостров греков и финикийцев, которые могли бы передать сведения о социальной жизни и быте иберов.

Собственно происхождение иберов доподлинно неизвестно, есть несколько версий. Многие древние испанские историки придерживались версии, что иберы или сипаны – это народ Тубала, сына Иафета или его потомков, и что поэтому они происходят непосредственно от иудейского народа. Это мнение основано на тексте историка Иосифа Флавия.
Сейчас одни историки предполагают, что иберы пришли со средиземноморского побережья, другие, что из Северной Африки, либо вообще образовались на территории полуострова.
Существует предположение о большом образовании иберов, живших в Испании, Северной Африке, Южной Франции и Северной Италии – Иберо-Ливийской империи. Эта империя боролась за господство в Средиземном море с египтянами и финикийцами, торговала с хетами (народ Малой Азии), пока не была разбита финикийскими колонизаторами, и, в итоге, распалась.
Вероятнее же, что все племена и народности Иберийского полуострова жили в тот период независимо друг от друга и, вследствие трудности сообщений (обусловленных разнообразной и сложной географией Пиренейского полуострова) и свойственной той эпохе общей тенденции человеческих групп к изоляции, едва поддерживали связь друг с другом. Взаимосвязи устанавливались лишь в тех случаях, когда те или иные племена оказывались соседями, если только торговля и войны не приводили различные группы населения к сближению. В последнем случае они создавали союзы, охватывавшие обычно много племён. Так, лузитане представляли собой союз, состоявший из тридцати народов или племён, гальеги – союз, в который входило сорок племён.

У каждого племени имелись свои боги, и, вероятно, их было очень много. Известно, что некоторые считались более важными. Вероятно, это были боги племенных федераций или отдельных больших и влиятельных племён. Именно такими богами были, повидимому, Нетон и Баудваэт, боги войны, Эндовелик, Юнили Юновис – верховное божество и богиня Атаэсина. Были местные боги, такие, как богиня-Мать в Клунии и бог-Солнце в Бадалоне, особые божки, покровительствовавшие определённому классу или профессии (например, Луговес – покровитель сапожников). Богам посвящались особые праздники, с пляской и хором. Повидимому, почитали также и Луну. Известно, что лузитане обрекали на заклание богам людей (пленников) и животных и гадали по внутренностям жертв.
В культурном отношении племена весьма резко отличались друг от друга. У турдетан и турдулов, весьма богатых и высоко развитых племён, живших в Андалусии, сельское хозяйство, ремёсла и торговля стояли на очень высоком уровне. О них шла слава как о народе просвещённом и мудром. Эти племена имели свою письменность, летописи, поэмы, легенды и исчисляли тысячелетиями свою историю. Однако все эти памятники, так же как и литературные произведения других иберских народов, утрачены.
Другие племена, как, например, гальеги, астуры, кантабры, находились в полудиком состоянии, бедные, но в то же время сильные и суровые, с достаточно жестокими традициями. Вообще, наиболее отсталые племена располагались в центре полуострова, а прибрежные (Средиземноморское побережье) имели высокую культуру за счёт постоянных связей с другими, гораздо более высокоразвитыми цивилизациями.
Иберы имели свой язык (иберский язык), который относился к средиземноморским языкам, и свою письменность (иберская письменность), на которую впоследствии сильное влияние оказал греческий язык, а первоначально иберское письмо, возможно, было позаимствовано у финикийцев. Надписи на иберском языке сохранились на камнях, монетах и металлических изделиях.

Почти все связанное с иберами, что сейчас находят археологи, уже несёт на себе отпечатки влияния финикийцев и греков, так что описать быт иберов сложно не только из-за смешения с кельтами.

Комментариев к записи ПЕРВЫЕ СВЕДЕНИЯ ОБ ИСПАНИИ — ИБЕРЫ 3 тысячелетие до н.э. — 2 тысячелетие до н.э. — 1 тысячелетие до н.э нет

ФИНИКИЙСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ ПИРЕНЕЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА 2 тысячелетие до н.э. — 1 тысячелетие до н.э

Пиренейский полуостров в 1 тысячелетии до нашей эры
Пиренейский полуостров в 1 тысячелетии до нашей эры

Пиренейский полуостров в 1 тысячелетии до нашей эры

С финикийцами связаны наиболее древние упоминания о Пиренейском полуострове. Во 2 тысячелетии финикийцы торговали в Египте, на островах Ионического моря, и, наконец, достигли Пиренейского полуострова. Точная дата начала освоения финикийцами Иберийского полуострова неизвестна, но можно предположить, что это произошло во второй половине 2 тысячелетия до н.э. Один античный географ (I век до н.э.) утверждал, что финикийцы по прибытии на полуостров завладели страной Тартесс (район западной Андалусии). Отважные финикийские купцы, прибывшие на противоположный конец средиземного моря, начали основывать торговые фактории. В XI до н.э. финикийцы по одной версии основывают, а по другой захватывают (перед захватом город носил название Агадир) город Кадис (тогда – Гадес). Среди прочих факторий, основанных финикийцами, наибольшее значение имели Эрития (Санкти Петри), Мелькартея (Алхесирас), Малака (Малага), Секси (Хате), Абдера (Адра), Гиспалис (Севилья), Эбуса (Ибица). По западному берегу полуострова финикийцы добрались до Галисии. Основными занятиями финикийцев на полуострове были торговля, рыбная и ловля и добыча руд. Чтобы удобней было вести торговлю, эксплуатировать рудники финикийцы и основывали фактории. Иногда они делали это в незаселённых ранее местах, а иногда в уже освоенных местными жителями местностях. Там они устраивали склады, святилища, возводили крепости, как правило, это были естественные гавани. Все города, основанные финикийцами, были связаны с их важнейшими метрополиями: Тиром, Сидоном, Библосом. Даже если поселение основывалось частными купцами, связь с метрополиями поддерживалась на религиозной почве. Вскоре, не ограничившись занятием прибрежных зон Иберии, финикийцы начали продвигаться и вглубь полуострова.
Именно финикийское название полуострова и легло в основу названия нынешней Испании. Они называли его Спан или Спания, что в переводе означает «неизвестная», скрытая, отдалённая страна.

Финикийцы и местное население.
Финикийцы были гораздо более развиты во всём, нежели иберы и кельты. Иберы очень многое переняли от финикийской культуры: письменность, архитектуру, претерпел преобразование язык иберов и так далее. Пользуясь этим, финикийцы подавляли местное население и вскоре подчинили себе всех иберов, на которое оказали хоть какое-то культурное влияние. Те племена из коренного населения полуострова, кто не хотел подчиняться, испытывали на себе военную силу финикийцев, и, в итоге, подчинялись иноземным колонизаторам. Во многих местах финикийского влияния местные жители вели постоянную борьбу против захватчиков, хотели избавиться от влияния колонизаторов. По мере всё большего развития финикийских городов (главным из которых был Кадис) в оборот были введены деньги, а до этого торговля была построена только на обмене. Финикийцы ввели также свою религию и своих национальных богов – Ваала-Гаммона, Астарту – богиню Сидона, и Ваала-Мелькарта (Геркулеса) – бога Тира. Мелькарту был посвящён большой храм в Кадисе, в котором справлялись большие праздники. Отсюда и возникло название «столбы Мелькарта» или «Геркулесовы столбы», которое в древности было дано скалам на берегах Гибралтарского пролива. Благодаря такой торговой активности финикийцев, на Иберийский полуостров была привнесена культура населения не только Сидона и Тира, но и другого населения Малой Азии и также Египта. Всему этому свидетельствует множество археологических находок на юге, западе и северо-западе Пиренейского полуострова.
Несмотря на огромное культурное влияние, оказанное финикийцами на коренное населения Пиренейского полуострова, ощутимого влияния на антропологическую структуру они не оказали (как и приходившие после них греки и карфагеняне).

Конец финикийского господства на Пиренейском полуострове.
Около VIII века до н.э. Финикия подверглась нападению царей Ассирии и Вавилона. В 676 году ассирийцами был взят Сидон, в 570 году вавилонский царь Навуходоносор подчинил себе Тир. Сильная торговая держава пошатнулась, уже было не до дальних колоний. В соперничестве за торговлю на западе Средиземноморья Финикия стала уступать греческим городам. Города, расположенные на Иберийском полуострове и принадлежащие по сути Финикии, всегда платили подать. С падением же Сидона и Тира, выплата подати была остановлена, а вскоре связь с колониями была и вовсе потеряна.
Одновременно же усилилось влияние на полуостров Карфагена. Эта финикийская колония, казалось, переняла всю мощь Тира себе. Произошло это после того, как коренное население Пиренейского полуострова в VI веке до н.э., почувствовав ослабление финикийцев, начало против них войну. Финикийцы из Кадиса (ставшие уже коренными) позвали на помощь окрепший и имевший огромное влияние Карфаген. Карфагенские войска вступили в Испанию для помощи испанским финикийцам, да так и остались на полуострове. Теперь большая часть Иберийского полуострова находилась именно под властью Карфагена.

Комментариев к записи ФИНИКИЙСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ ПИРЕНЕЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА 2 тысячелетие до н.э. — 1 тысячелетие до н.э нет

ГРЕЧЕСКАЯ ЭКСПАНСИЯ НА ИБЕРИЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ 1 тысячелетие до н.э

1. Самос. 2. Фокея. 3. Родос. Из этих полисов первые греки прибыли на Иберийский полуостров в VII веке до нашей эры
1. Самос. 2. Фокея. 3. Родос. Из этих полисов первые греки прибыли на Иберийский полуостров в VII веке до нашей эры

1. Самос. 2. Фокея. 3. Родос. Из этих полисов первые греки прибыли на Иберийский полуостров в VII веке до нашей эры

Согласно греческому историку Геродоту, первое сообщение, полученное греками о Пиренейском полуострове, относится к 630 году до н.э., когда к берегам Тартесса прибило корабль из Самоса. Именно VII век до н.э. и принято считать временем начала греческого влияния на Испанию. Подобно финикийцам, греки вели обширную торговлю не только на суше, но и на море. Греки стали конкурентами финикийцам в торговле и вообще во влиянии на Иберийском полуострове. В итоге,

Карта, составленная Геродотом около 450 года до нашей эры, на которой обозначена Испания (Иберия) и древнее государство Тартесс

Карта, составленная Геродотом около 450 года до нашей эры, на которой обозначена Испания (Иберия) и древнее государство Тартесс

народы Иберии впитают гораздо больше в себя именно из греческой цивилизации, нежели из финикийской. Хотя греки, как и финикийцы, не окажут какого-либо существенного влияния на антропологическую систему местного населения.
Первыми греками, завязавшими отношения с местным населением Пиренейского полуострова, были торговцы с острова Самос, из города Фокея, города Родос. Как упоминает греческий историк, фокейцы завязали

Геродот, древнегреческий историк

Геродот, древнегреческий историк

дружественные отношения с царём Тартесса, которого они называли Аргентонием. Фокейцы тогда (около 630 года до н.э.) основали опорный пункт Массилию (нынешний город Марсель во Франции), откуда курировали все свои другие колонии на полуострове. Главным поселением фокейцев был Эмпорион (ныне это Кастельон де Ампуриас, провинция Херон), выросший в крупный торговый и ремесленный центр, контролировавший большие прибрежные районы, а также районы внутри Пиренейского полуострова. Также были основаны Гемероскопий, Артемисий и другие города. Все эти земли доставались грекам не без борьбы. Отчасти в жестокой борьбе с финикийцами, карфагенянами, отчасти с местными жителями,

Греческая амфора, найденная в Эмпорионе

Греческая амфора, найденная в Эмпорионе

но греки укреплялись на Иберийском полуострове чем дальше, тем больше. На юге Испании греки обосновывались в Андалусии, на севере достигли Галисии и Астурии. Пиренейский полуостров греки называли тогда Иберией.

Греческие колонии вначале принадлежали частным торговым домам, в торговых и часто даже политических делах колонии не зависели от метрополии. Но тем не мене связь с метрополией была, основывалась она на религии. Бывали же случаи отделения колонии от метрополии и даже борьбы с ней. Позже греческие колонии, особенно афинские, имели гораздо более тесную связь с метрополией, в какой-то мере даже зависимость.

Монета Эмпориона. На аверсе изображена голова нимфы, на реверсе изображён пегас – символ города

Монета Эмпориона. На аверсе изображена голова нимфы, на реверсе изображён пегас – символ города

Греки часто проникали и вглубь полуострова, стараясь наладить как можно больше торговых связей с местными жителями Иберии.

Весьма любопытный пример греческой колонизации в Испании представляет Эмпорион. Сначала греки обосновались на острове, но затем перебрались на берег, неподалёку от находившегося там туземного города, оставив, однако, незаселённой территорию между этими двумя городами. Затем, когда отношения межу колонизаторами и местными жителями стали более близкими, греческая колония приблизилась к испанскому поселению, образовав с ним двойной город, в котором греческая и иберская половины были отделены друг от друга стеной с воротами. В конце концов, обе части города слились воедино, хотя ещё во II веке до н.э. Эмпорион продолжал оставаться двойным городом. Днём ворота были открыты и греки свободно общались с коренным населением полуострова. Впрочем, на испанскую половину колонизаторы отваживались проникать только большими группами. Ночью ворота запирались, и, во избежание неожиданностей, возле них выстраивалась стража.

Влияние греческой культуры. Такое широкое распространение греков на Пиренейском полуострове оказало серьёзное влияние на культуру местных жителей. Во многих местах современной Испании находят монеты, относящиеся к фокейскому периоду влияния на полуострове, это монеты из Эмпориона, Массилии. Также находятся греческие монеты, на которых написаны названия иберских городов – Сагунта и Илерды и монеты с надписями на языке иберов. Это свидетельствует о тесных связях иберов и греков. Греки способствовали распространению земледелия и содействовали распространению культуры винограда и оливковых деревьев.
В Испании не сохранилось ни одного чисто греческого памятника, но в сооружениях местных жителей, архитектуре, скульптуре греческое влияние было подавляющим. До наших дней дошло очень много керамических изделий, в частности красно- и чернофигурные глиняные вазы из Эмпорила. Введение театра, возникновение школ и академий, подобных академии Асклепиада в Андалусии, также на счету греческого влияния.

Комментариев к записи ГРЕЧЕСКАЯ ЭКСПАНСИЯ НА ИБЕРИЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ 1 тысячелетие до н.э нет

УБИЙСТВО АНТОНИО КАНОВАСА АНАРХИСТОМ МИШЕЛЕМ АНЖИОЛИЛО 8 августа 1897 года

Убийство Антонио Кановаса итальянским анархистом Мишелем Анжиолило 8 августа 1897 года. Изображение из журнала того времени
Убийство Антонио Кановаса итальянским анархистом Мишелем Анжиолило 8 августа 1897 года. Изображение из журнала того времени

Убийство Антонио Кановаса итальянским анархистом Мишелем Анжиолило 8 августа 1897 года. Изображение из журнала того времени

Особенно бурно анархизм в действии в Испании начал развиваться с начала 90-х годов 19 века. Непосредственным участником некоторых террористических актов, устраиваемых анархистами, был и Мишель Анжиолило, итальянский публицист и анархист. Выступления рабочих постоянно подавлялись, причем нередко всё заканчивалось смертями со стороны протестующих. Также правительство не смущалось казнить арестованных. Всё чаще повсюду появлялись надписи «Смерть

Мишель Анжиолило - итальянский анархист, террорист и публицист

Мишель Анжиолило — итальянский анархист, террорист и публицист

буржуям!», в провинции их и вправду часто убивали. Так терроризм в Испании обретал национальные масштабы. Ситуация знакомая нам, сравни: массовый террор 1904-1908 гг.

В июне 1896 года в Барселоне была брошена бомбу в религиозную процессию, собравшуюся по поводу праздника Тела и Крови Христовой. Это вызвало логичную жесткую реакцию властей против анархистов, да и вообще социалистов. Было много арестованных и впоследствии казнённых. Были и смерти в результате пыток.

Всё это сильно поразило анархистские

Антонио Кановас дель Кастильо - премьер-министр Испании

Антонио Кановас дель Кастильо — премьер-министр Испании

круги. И итальянский анархист Мишель Анжиолило решил отомстить за товарищей, убив главного, с их точки зрения, виновника этого террора – председателя кабинета министров Антонио Кановаса дель Кастильо. Для этого он и приплыл в Испанию из Парижа.

Вообще поначалу Анжиолило хотел убить какого-нибудь члена королевской семьи, но был переубежден небезызвестным революционером Рамоном Эметерио Бетансесом. Он же помог Анжиолило добраться до точки назначения.

Также Анжиолило имел связи в кругах борцов за независимость Кубы, которые, как и все неанглийские революционеры, преспокойно

Гаррота. Казнь удушением Мишеля Анжиолило 20 августа 1897 года

Гаррота. Казнь удушением Мишеля Анжиолило 20 августа 1897 года

базировались в Лондоне. От них он также получил финансовую помощь.

Итальянский террорист прибыл в Мадрид, где Бетансес уже узнал маршруты следования премьера. А Антонио Кановас поехал на курорт в Мондрагон (провинция Гипускоа). В первых числах августа 1897 года Анжиолило из Мадрида на поезде доехал до Сумарраги, а оттуда на повозке добрался до Санта Агеды (так назывался этот курорт). Везде он представлялся как Эмилио Ринальди, писатель и публицист, публицистом он и вправду был.

Антонио Кановас сидел на лавке и читал газету, Анжиолило подошёл и хладнокровно выстрелил в него три раза. Премьер-министр был смертельно ранен.

Террорист был сразу же схвачен. Суд приговорил его к смерти, вид казни – гаррота, то есть удушение. На суде Анжиолило заявил, что это была месть за расстрелянных товарищей после инцидента со взрывом религиозной демонстрации. Также он заявил следующее: «в глубине своего сердца почувствовал непреоборимое чувство ненависти против государственного деятеля, управляющего посредством террора и пыток, против министра, посылающего на бойню тысячи и тысячи солдат и разоряющего поборами народ, который мог бы быть счастливым в своей стране, против этого наследника Калигул и Неронов, преемника Торквемады, … против этого чудовища — Кановаса — и я счастлив и горжусь тем, что избавил от него землю».

После убийства Антонио Кановаса ситуация не изменилась Сагаста, сменный Кановаса на посту председателя правительства, лишь заметил, что на его месте мог быть любой политик. Но репрессивную политику против анархизма он не изменил. И кардинальным образом это убийство на ситуацию в Испании не повлияло.

Один из главных идеологов терроризма в России Владимир Львович Бурцев посвятил Анжиолило статью «Памяти героя». А один из лидеров не только русского анархизма князь Пётр Алексеевич Кропоткин в своём письме в редакцию журнала «Хлеб и Воля», где он вступил с редакцией в полемику по вопросам применения тактики терроризма и его нравственного оправдания писал: «Но уверять читателей, что люди несут голову на плаху, чтобы «изъять из обращения с педагогической целью» — просто возмутительно. Такого тона в анархической прессе никогда не было. Так говорили только буржуи, врывавшиеся в движение в Париже, чтобы блистать ницшеанским цинизмом. Но не так говорил Анжиолило и все те, которые понесли свою голову на плаху. Они — мстили. Слова Анжиолило, перепечатанные вами, привлекут к себе всякое честное молодое сердце. Ваша же статья — я думаю о её 1-й части — может только оттолкнуть русскую молодёжь.»
То есть Кропоткин, который оценивал терроризм довольно неоднозначно, Анжиолило считал героем и террористический акт Анжиолило можно считать ещё и показным для понятия терроризма в философии Кропоткина.

Комментариев к записи УБИЙСТВО АНТОНИО КАНОВАСА АНАРХИСТОМ МИШЕЛЕМ АНЖИОЛИЛО 8 августа 1897 года нет