Энциклопедия
Здесь Вы сможете найти самое интересное описание и некоторые цены на продукцию

Вивальди Антонио 4 марта 1678 года – 28 июля 1741 года 14/03/2017

Вивальди Антонио 4 марта 1678 года – 28 июля 1741 года
Вивальди Антонио 4 марта 1678 года – 28 июля 1741 года

Вивальди Антонио
4 марта 1678 года – 28 июля 1741 года

4 марта 1678 года в Венеции в семье Вивальди появился первенец. Родившийся на седьмом месяце ребенок отличался столь слабой конституцией, что из-за смертельной опасности был тут же крещен повивальной бабкой под именем Антонио Лучио.
Хотя у Вивальди родились затем еще два сына и три дочери, никто из них, за исключением первенца, не стал музыкантом. Младшие братья унаследовали от отца профессию парикмахеров.
О первых годах жизни Антонио известно немного. Его музыкальное дарование проявилось очень рано. Уже в возрасте десяти лет он часто замещал в оркестре собора Св. Марка своего отца, когда тот выступал за пределами Венеции. Первым и главным учителем Антонио был Джованни Баттиста, к тому времени уже ставший известным виртуозом. Полагают, что юный Антонио брал уроки композиции у маститого Дж. Легренци, умершего в 1690 году. Первое приписываемое Вивальди сочинение датируется 1691 годом. Виртуозный стиль игры молодого Вивальди и особенности его первых произведений также дают основание предполагать, что в начале 1700-х годов он занимался в Риме у Арканджело Корелли, знаменитого итальянского скрипача и композитора. Огромное влияние на формирование юного Вивальди оказала музыкальная атмосфера города, где он родился и вырос.
Вероятно, на решение Антонио избрать карьеру священника повлияла многолетняя деятельность его отца в соборе Св. Марка. Согласно документам, 18 сентября 1693 года, в возрасте 15 с половиной лет, Антонио Вивальди получил тонзуру и звание «вратаря» — низшей степени священства, предоставлявшей право отворять врата храма. В последующие годы он принял еще три низших и две высших степени посвящений, необходимых для получения звания священника и права служить обедню. Все эти годы музыка была главным его увлечением. Судя по документам, Вивальди использовал возможность стать помощником священника, минуя специальный духовный семинар. Благодаря этому у него оставалось значительно больше времени для занятий музыкой. Неудивительно, что еще до завершения своего духовного образования он приобрел репутацию выдающегося скрипача-виртуоза. В сентябре 1703 года, вскоре после принятия сана священника, Антонио Вивальди был приглашен в одну из так называемых венецианских консерваторий «Оспедале делла Пиета». Так начался первый период его блестящей педагогической и творческой деятельности.
Став педагогом одной из лучших «консерваторий» Венеции, Вивальди оказался в среде с блестящими музыкальными традициями, где перед ним открылись возможности для осуществления самых различных творческих замыслов. Подобно другим композиторам XVIII века, выступавшим в роли педагогов, Вивальди должен был регулярно создавать для своих учащихся огромное количество духовной и светской музыки — оратории, кантаты, концерты, сонаты и произведения других жанров. Кроме того, он занимался с хористами, репетировал с оркестром и дирижировал концертами, а также преподавал теорию музыки. Благодаря столь интенсивной и многогранной деятельности Вивальди его «консерватория» стала заметно выделяться среди других в Венеции.
Первые годы пребывания в ней Вивальди уделял особое внимание инструментальной музыке. Это неудивительно: ведь Венеция и весь север Италии были в XVIII веке обетованным местом для великих инструменталистов, в первую очередь скрипачей. Подобно другим композиторам-современникам Вивальди впервые предстал перед широкой музыкальной общественностью в качестве автора трио-сонат. В 1705 году издательство Джузеппе Сала в Венеции опубликовало его 12 сонат, обозначенные опусом 1.
В последующие годы Вивальди неоднократно обращался к жанру сонаты для одного и нескольких инструментов (всего известно 78 его произведений такого рода). Второй опус Вивальди, опубликованный в Венеции издательством Бартоли в 1709 году, —12 сонат для скрипки с сопровождением чембало.
В 1711 году он получил твердый годовой оклад и стал главным руководителем концертов воспитанниц. С этого момента его известность выходит за пределы родного города. Знатные иностранцы, гостящие в Венеции, не упускают возможности посетить концерты Вивальди. Известно, что еще в 1709 году среди его слушателей был датский король Фридрих IV, которому композитор посвятил свои сонаты для скрипки.
Произведения Вивальди издаются не только в Венеции, но и за пределами Италии. Его знаменитые 12 концертов для одной, двух и четырех скрипок с сопровождением впервые выходят в Амстердаме в 1712 году. Лучшие из концертов данного опуса принадлежат к наиболее часто исполняемым. Таковы концерты си минор для четырех скрипок, ля минор для двух и ми мажор для одной. Их музыка должна была поражать современников новизной жизнеощущения, выраженного в необычайно ярких образах. Уже в наши дни один из исследователей писал о предпоследнем сольном эпизоде из третьей части двойного концерта ля минор: «Кажется, что в роскошном зале эпохи барокко распахнулись окна и двери, и вошла с приветствием вольная природа; в музыке звучит гордый величественный пафос, еще не знакомый XVII веку возглас гражданина мира».
В годы, когда Вивальди впервые выходит на широкую европейскую арену, кажется, сама судьба благоприятствует его успешной творческой деятельности. В 1713 году Вивальди официально становится главным композитором «Пиеты», в обязанности которого входит регулярное сочинение музыки для учащихся. В это же время Вивальди обращается к новому для него жанру — опере, которая на долгие годы станет важной сферой его деятельности. В 1713 году он берет месячный отпуск для постановки в Виченце своей первой оперы «Отгон на вилле». Начиная со второй — «Роланд, притворяющийся безумцем» (1714) — следует ряд успешных премьер в родном городе (всего 8 за 5 лет!), упрочивших его славу оперного композитора. Так начался новый этап творческой биографии Вивальди, когда он решительно разрывает ставшие узкими для него рамки прежней деятельности в «консерватории», стремясь получить признания самых широких масс слушателей.
Первая опера Вивальди, «Отгон на вилле», представляет собой характерный образец тогдашней оперы с ее растянутостью действия и с запутанной сюжетной интригой.
Премьера «Отгона» состоялась в Виченце 17 марта 1713 года («Театр делле Грацие»). По-видимому, постановка имела успех, гак как привлекла внимание венецианских импресарио. Вскоре Вивальди получил заказ на новую оперу от Модотто, владельца театра «Сант-Анджело», с которым он поддерживал контакт вплоть до своей последней датируемой оперы «Фераспе» (1739). Вторая опера Вивальди, «Роланд, притворяющийся безумцем», написана на либретто Грацио Браччьоли, представляющее собой свободную переработку известной поэмы «Неистовый Роланд» итальянского поэта Лодовико Ариосто.
Несмотря на внушительные успехи на оперном поприще, на заманчивые предложения из других мест, он остался верен венецианской «консерватории» и неизменно возвращался в нее после длительных отпусков. Характерно, что в первые же годы страстного увлечения театром появляются две его оратории на латинские тексты: «Моисей, бог фараона» (1714) и «Юдифь торжествующая» (1716).
К сожалению, партитура его первой оратории «Моисей» утрачена; в римской консерватории Св. Цецилии сохранился только ее текст с указанием имен исполнителей, из которого видно, что все партии, включая мужские персонажи, исполнялись девушками-воспитанницами. Оратория «Юдифь торжествующая», отличающаяся свежестью мелодического вдохновения и тонкостью оркестрового колорита, относилась к лучшим созданиям Вивальди.
В этот период к знаменитому итальянскому виртуозу приехать учиться считают за честь. Однако ни новые ученики, ни обилие композиторской работы в «Оспедале делла Пиета» не могли отвлечь Вивальди от интенсивной работы в театре. Его новый заказ для театра «Сант-Анджело» — 12 главных арий в опере «Нерон, сделанный цезарем» — исполнялся на карнавале 1716 года.
Опера «Коронация Дария» — также для театра Сант-Анджело — была заказана Вивальди в качестве третьей премьеры карнавала 1716 года. С оперой «Постоянство, торжествующее над любовью и ненавистью» Вивальди завоевал второй театр Венеции — «Сан-Мойзе», с которым был тесно связан в последующие годы. Премьера состоялась на карнавале того же 1716 года.
После пяти лет растущего признания в Венеции слава выдающегося оперного композитора Вивальди быстро распространяется в других городах Италии и различных странах Европы.
В первые годы своих оперных турне Вивальди еще связан с Венецией. Однако затем положение меняется. С 1720 года начинается трехгодичная служба Вивальди у маркграфа Филиппа фон Гессен-Дармштадского, возглавлявшего в то время войска австрийского императора в Мантуе.
С пребыванием в Мантуе связано событие, оказавшее значительное влияние на всю последующую судьбу Вивальди, — его знакомство с оперной певицей Анной Жиро, дочерью французского парикмахера. Как пишет К. Гольдони в «Мемуарах», Вивальди представил ему Жиро в качестве своей ученицы. Это сообщение кажется вполне вероятным, коль скоро итальянские оперные композиторы обычно в совершенстве знали секреты вокальной техники. О занятиях Вивальди с оперными примадоннами говорят и другие источники. Современники находили Жиро искусной и одухотворенной певицей с приятным, хотя и скромным по диапазону голосом. Тот же Гольдони писал, что «она была некрасива, но очень изящна, имела тонкую талию, красивые глаза, прекрасные волосы, прелестный ротик. У нее был небольшой голосок, но несомненное актерское дарование».
Постоянной спутницей Вивальди стала также сестра Анны Жиро, Паолина, принявшая на себя заботы о здоровье больного композитора. Обе они постоянно жили в доме Вивальди и сопровождали его в многочисленных путешествиях, связанных в то время с опасностями и лишениями. Эти слишком тесные для духовного лица взаимоотношения с сестрами Жиро неоднократно вызывали нарекания со стороны церковников. Позднее это нарушение норм поведения священника приведет к тяжелым для Вивальди последствиям. Как явствует из письма 1737 года, он всегда с большой душевной твердостью отстаивал честь и человеческое достоинство спутниц своей жизни, неизменно отзываясь о них с глубоким уважением.
После трехгодичной службы в Мантуе Вивальди возвращается в Венецию. Вместе с ним приезжает и Анна, которую острые на язык венецианцы скоро назовут «подругой рыжего священника». Но и далее Вивальди продолжает путешествовать по крупнейшим европейским центрам.
В 1723—1724 годах Вивальди в течение трех карнавальных сезонов пожинал триумфальный успех в Риме, выступление в котором считалось наиболее серьезным испытанием для любого композитора. Вивальди выступил в Риме с операми «Геркулес на Термодонте» (1723), «Юстин и Добродетель, торжествующая над любовью и ненавистью» (1724).
Характерно, что наиболее популярными у современников стали программные концерты, особенно знаменитые «Времена года». Под этим названием приобрели известность первые четыре концерта для скрипки и струнного оркестра. В Париже они постоянно исполнялись с 1728 года и были выпущены отдельным изданием; еще в 1765 году там исполнялась вокальная аранжировка концерта «Весна» в виде мотета.
Всего известно 28 инструментальных произведений Вивальди, наделенных программными названиями.
Но программными в подлинном смысле слова являются лишь «Времена года». В амстердамском издании 1725 года каждому из концертов предпослан стихотворный сонет, содержание которого определяет характер музыкального развития. Судя по тексту посвящения, концерты цикла были известны без сонетов задолго до издания; их тексты, возможно, сочинялись уже под готовую музыку. В посвящении автор сонетов не назван, и не исключено, что им был сам Вивальди. Перед публикацией цикла он основательно переработал партитуру, чтобы сделать более понятным программный замысел музыки.
В концерте «Зима» — в партитуре «Ад» — композитор достигает вершин художественной изобразительности. Уже в первых тактах мастерски передано ощущение пронизывающей зимней стужи («под порывами ледяного ветра все живое дрожит в снегу»). Затем с поразительной наглядностью воспроизводятся удары капель дождя в окно, скольжение на коньках и внезапное падение конькобежца, трещание льда и, наконец, неистовая борьба южного сирокко с северным ветром.
Подлинно новаторский по замыслу цикл «Времена года» значительно опередил свое время, предвосхитив искания в области программной музыки композиторов-романтиков XIX столетия.
Во время карнавала 1734 года зрители театра «Сант-Анджело» увидели новую оперу Вивальди на либретто «Олимпиады» Метастазио — одного из самых знаменитых творений поэта-драматурга. Столь многоплановый по драматическим коллизиям сюжет, несомненно, вдохновил композитора на создание высокохудожественного произведения. Такой авторитетный знаток оперного творчества Вивальди, как А. Казелла, писал, что «Олимпиада» выделяется среди других опер итальянского композитора несравненной красотой музыки.
Несмотря на приближение композитора к преклонному возрасту, его творческая продуктивность оставалась поразительной. В Вероне исполняются его «Тамерлан» и «Аделаида» (1735), а во Флоренции «Джиневра, принцесса шотландская» (1736). Однако в следующем году, в разгар подготовки к карнавалу в Ферраре, Вивальди постиг тяжелый удар судьбы. 16 ноября 1737 года апостольский нунций в Венеции запретил ему от имени кардинала Руффо въезд в Феррару, в то время принадлежавшую к Папской области, и «это потому, — писал композитор, — что, будучи духовным лицом, я не служу обедни и пользуюсь расположением певицы Жиро».
По тем временам этот запрет был неслыханным позором и означал для Вивальди, некогда игравшего перед папой римским, полную дискредитацию его как духовного лица. Не менее значительным был и материальный ущерб.
Последнее исполнение музыки Вивальди в «Пиете» связано с пребыванием в Венеции курфюрста Саксонии Фридриха Кристиана. При его посещении 21 марта 1740 года исполнялись концерты композитора для многих инструментов. Однако отношения Вивальди с администрацией семинара продолжали ухудшаться — и не только из-за его частых путешествий. В годы, когда в Италии выдвинулось новое поколение композиторов-скрипачей, музыка Вивальди уже казалась устаревшей.
Ш. де Бросс, познакомившийся с Вивальди в 1739 году, писал из Венеции: «К моему большому изумлению, я нашел, что его здесь ценят далеко не столь высоко, как он того заслуживает, — здесь, где все зависит от моды, где слишком долго слушали его вещи и где прошлогодняя музыка уже не делает сборов».
В конце 1740 года Вивальди навсегда расстался с «Пиетой», на протяжении стольких лет обязанной ему своей музыкальной славой. Последнее упоминание его имени в документах «консерватории» связано с распродажей им 29 августа 1740 года множества концертов по одному дукату за штуку. Такая низкая стоимость, несомненно, объясняется материальными затруднениями Вивальди, вынужденного готовиться к длительному путешествию. На 62 году он принял мужественное решение навсегда покинуть неблагодарную родину и искать признания на чужбине.
Всеми забытый и покинутый, Антонио Вивальди скончался в Вене 28 июля 1741 года «от внутреннего воспарения», как было записано в погребальном протоколе.

Комментариев к записи Вивальди Антонио 4 марта 1678 года – 28 июля 1741 года нет

Венявский Генрик 10 июля 1835 года — 31 марта 1880 года

Венявский Генрик 10 июля 1835 года - 31 марта 1880 года
Венявский Генрик 10 июля 1835 года - 31 марта 1880 года

Венявский Генрик
10 июля 1835 года — 31 марта 1880 года

Великий польский скрипач и композитор. Родился 10 июля 1835 г. в Люблине, умер 31 марта 1880 г. в Москве.
В 1843 г. был принят в консерваторию в Париже, где с 1844 г. был учеником Л. Массарта. В 1846 г., успешно закончив консерваторию, начал активную концертную деятельность. В 1851-1853 гг. вместе с братом Юзефом выступал в Польше, России, Германии, а затем концертировал во Франции и Англии. В 1860-1872 гг. был солистом императорского двора в Петербурге. В 1862-1868 гг. — профессор по классу скрипки Петербургской консерватории. Вместе с Антоном Рубинштейном совершил большое турне по странам Америки (1872-1874). В 1875-1877 гг. — профессор Брюссельской консерватории по классу скрипки. Затем вновь вернулся к концертной деятельности.
Венявский был блестящим виртуозом, которого по яркости таланта сравнивали с великим Н.Паганини. Представитель романтического исполнительского искусства. Как композитор обогатил скрипичный репертуар (полонезы, мазурки и др.). Его именем названы многие международные конкурсы, учрежденные в Варшаве (с 1935), в Познани (с 1952), а также конкурсы композиторов и скрипичных мастеров (с 1956).
В русскоязычном интернете мало сведений о Генрике Венявском. Я всегда был уверен, что это выдающийся сын польского народа. Однако, читая книгу, засомневался. Польского то польского, да не совсем. Отвечая требованиям тогдашней (да и совсем недавней) польской и советской цензуры Чекальский (автор книги о музыканте) обходит подробности происхождения Венявского, но иногда случайно, а может и намеренно проговаривается малыми, ничтожными подробностями о его еврейском происхождении. Может он крещенный еврей, тогда такое было не в диковину, так скажите об этом. Везде видны уши советского государственного антисемитизма, даже в такой малости, как не дать возможности евреям гордиться своими героями. А на сайте Sem40 имя Венявского помещено в ряду выдающихся евреев, что дает мне основания больше не сомневаться в его происхождении.
Давид Титиевский

Эустахий Чекальский. Книга «Волшебная скрипка»
Фрагменты из книги:
И вот… наконец. Профессор Массар громко оповещает…
Педагогический совет Парижской консерватории в нынешнем году допустил к выпускному экзамену четырнадцать скрипачей из класса профессора Массара. Все они на этой эстраде демонстрировали свои таланты. Нет никакого сомнения — в мире появилось четырнадцать новых виртуозов-скрипачей. Уже давно не было столь благодатного года. Выпускники нашей консерватории представляют огромные, исключительные достижения нашей музыкальной школы, которые подтверждают правильность нашего педагогического метода. Педагогический совет единодушно присудил первое место молодому скрипачу, поляку Генрику Венявскому. Его техника, его музыкальность выдвигают его на ведущее место среди скрипачей мира. Генрик Венявский получает большую золотую медаль, почетный диплом и скрипку Гварнери дель Джезу.
Этот дар, прислал… царь Николай I в качестве приза победителю конкурса.
Профессор Массар пожимает Генрику руку, вручает медаль, диплом, скрипку. Зал аплодирует, музыканты из оркестра одобрительными возгласами приветствуют решение комиссии.
Вот и сегодня в Кремле выступает аристократический квартет. Кто играет? Граф Толстой — вторая скрипка, альт — князь Вяземский, виолончель — музыкант-любитель князь Долгорукий, а партию первой скрипки исполняет Генрик Венявский.
На этот камерный концерт собирается только самое избранное московское общество.
…в Баден-Бадене переполненном курортниками, господствует другая атмосфера.
Какие туалеты, какие бриллианты демонстрировали дамы, разъезжавшие по курорту в каретах и ландо, на козлах которых сидели жирные кучера. В кургаузе все столики заняты с утра. Хозяин предприятия мосье Беназе был рад приезду Венявских.Он платил скрипачу по 1500 франков за концерт и устраивал ему в день по три выступления.
Но все, что зарабатывал Генрик в концертном зале, он проигрывал в рулетку.
Обеспокоенная Иза начала отбирать у мужа деньги. Ничто не помогало. Он умел заложить в ломбарде своего Страдивария и садился за рулетку. Здесь бывало по разному. Выигрывал — бросал деньги, не считая, направо и налево, проигрывал — запирался в номере гостиницы и целыми часами упражнялся на скрипке.

…Антон Рубинштейн основал Петербургскую консерваторию, а Венявский был человеком честолюбивым и хотел образцово поставить свой виртуозный класс в новой консерватории.
Класс фортепианной игры вели Теодор Лешетицкий и Александр Дрейшок. Классом виолончели руководил Карл Давыдов. Сам Антон Рубинштейн ведет курс теории композиции. В числе учеников консерватории оказался и Петр Ильич Чайковский, будущий создатель «Евгения Онегина» и шести великих симфоний. Стремясь хорошо вести класс и желая, чтобы ученики в совершенстве овладели мастерством игры на скрипке, скрипач много работал. Он сочинял специальные этюды. Крейцеровские упражнения его не удовлетворяли. Он хотел иметь свое, собственное.

Великий князь подошел к ним и потрепав скрипача по плечу, сказал:
— Вы меня электризуете своей игрой. Я ни в чем не смогу вам отказать.
Скрипач склонился в придворном поклоне и скромно ответил:
— И все же я полагаю, что вы, ваше императорское высочество, не всякую мою просьбу исполните.
— Если это от меня зависит…
— Мне кажется, зависит именно от вас, ваше императорское высочество.
— В таком случае, говори, говори, — оживленно сказал великий князь.
— У меня есть брат; он принимал участие в событиях, имевших место в моей стране. Теперь он в эмиграции. Я молю об амнистии.
Константин нахмурился и после минутного раздумья сказал:
— Это единственная вещь, о которой я не могу говорить с братом. Император обижен на поляков. Он запрещает упоминать при нем об этих событиях.
Князь повернулся к Трепову.
— Может быть генерал что-либо сможет сделать без обращения к самому императору. Пожалуйста поговорите с ним, — разрешил великий князь.
Трепов выслушал скрипача внимательно. Он заинтересовался его просьбой.
Только что была объявлена амнистия повстанцам. Но Юльян Венявский под амнистию не попал, хотя соответствующее прошение было им подано в русское посольство в Париже. Генерал Трепов узнал об этом от скрипача. Некоторое время он раздумывал и наконец тихо, еле слышно, сказал:
— Если ваш брат не подписывал и не приводил в исполнение смертных приговоров и если не входил в состав жандармерии повстанцев, то пусть явится с повинной. А повинную голову, как говорится, и меч не сечет.
— Можно сказать об этом моему брату?
— Скажите осторожно и, возможно, все будет в порядке.
Юльян, т.е. Киця, был избавлен от серьезных последствий, благодаря следствию, которое вел Тухолка, двойному штрафу, стараниям Регины Венявской, деньгам Генрика и благосклонности генерала Трепова. Он отделался несколькими месяцами тюрьмы на Павиаке и в Варшавской цитадели. А ведь в те времена повстанцы тысячами шли в Сибирь, в Нерчинские рудники, в тайгу и тундру, на берега Ледовитого океана.

Отец четырех детей, волшебник скрипки, астматик, гений и толстяк с солидным брюшком, избегает всяческого искушения. Он уже слишком слаб, чтобы рисковать собой, своим здоровьем, но жить без азарта, без игры уже не может. Ухаживание за женщинами — какими попало, вошло у него в привычку. Он обольщает их своим вкрадчивым голосом.

В Америке Венявский встретил Паулину Лукка, которая порвала контракт с Берлинской оперой и изъездила с ним Соединенные Штаты вдоль и поперек. Словно какая то сила гоняла виртуоза из города в город, от успеха к успеху. Лукка не жалела ему своих ласк. Среди дикого ритма концертов и выступлений, скрипач находил время для азартной игры. Он словно сознательно прожигал жизнь, не щадя и без того слабого здоровья. Он сорил деньгами, выбрасывал их на ветер. В Нью-Йорке и Чикаго играл в запрещенную рулетку. Все же он собирал доллары для посылки жене. Лукка, выступая вместе с Венявским, сама зарабатывала такую уйму денег, о которой в Европе нечего было и мечтать.

Комментариев к записи Венявский Генрик 10 июля 1835 года — 31 марта 1880 года нет

Вольф Гуго 13 марта 1860 года — 22 февраля 1903 года

Вольф Гуго 13 марта 1860 года - 22 февраля 1903 года
Вольф Гуго 13 марта 1860 года - 22 февраля 1903 года

Вольф Гуго
13 марта 1860 года — 22 февраля 1903 года

В городке Виндишграц 13 марта 1860 года родился выдающийся австрийский композитор Гуго Вольф. Гуго, четвертый ребенок в семье, своей музыкальной одаренностью пошел в отца, неукротимым нравом и железной волей — в мать. В пять лет Гуго пошел в четырехклассную начальную школу. В этом же возрасте отец познакомил его с фортепианной клавиатурой, с первой позицией скрипки. Вскоре домашние заметили, что у ребенка чрезвычайно тонкий слух и успехи в музыке он делает необыкновенно быстро. Пришлось поручить его музыкальное воспитание учителю музыки из городской школы.
В 1870-м, через год после успешного окончания школы в Виндишграце, отец отвез Гуго в Грац и определил его в первый класс местной гимназии.
На следующий год отец устроил Гуго в конвикт бенедиктинского монастыря Св. Павла. Это был удачный выбор прекрасная природа, уединение, располагающее к возвышенным думам, патер Салес — отличный учитель игры на фортепиано. И Гуго много музицирует, участвует в трио, разучивает попурри из итальянских опер. По воскресеньям его допускают играть на церковном органе. С 1873 года Гуго учится в гимназии Марбурга-на-Драве. Любя музыку и желая, чтобы сын постиг все ее премудрости, Ф. Вольф вовсе не собирался сделать сына профессиональным музыкантом. К тому же консерватория не давала никакого образования, кроме музыкального. Все дело решила приехавшая из Вены в гости сестра Филиппа Катарина Винценцберг, обе дочери которой учились именно в консерватории. Она убедила брата в правомерности просьбы Гуго, обещала, что племянник будет жить в ее доме, и сама увезла его в Вену на вступительные экзамены.
В сентябре 1875 года пятнадцатилетний Вольф впервые переступил порог Венской консерватории. Как пианист он оказался настолько подготовленным, что его зачислили сразу на второй курс. Уровень музыкальных сочинений абитуриента показался экзаменаторам недостаточным. И пришлось здесь начинать с азов гармонии. Этот шаг назад ученик переживал болезненно, отделываясь на замечания профессора ответом «Это и так понятно». Однако Роберт Фукс, у которого Гуго Вольф постигал гармонию, понимал, что строптивый подросток творчески очень одарен. Учитель интересовался личностью ученика, его композиторскими опытами их занятия выходили за пределы программы курса. Одновременно с Вольфом у Фукса занимался гармонией его сокурсник — Густав Малер.
Наряду с консерваторией важнейшим источником музыкального образования стало для будущего композитора посещение оперы. В первые же месяцы жизни в Вене юный Вольф стал свидетелем незаурядного события воцарения Рихарда Вагнера на подмостках придворной оперы. Творчество автора «Тангейзера», «Тристана», «Парсифаля» навсегда станет сильнейшей его привязанностью в музыкальном искусстве.
Последующие каникулы дома в Виндишграце — это бесконечные рассказы о Вене, это безжалостное к старенькому пианино исполнение увертюры «Тангейзер» Вагнера.
На втором курсе у Вольфа начались занятия в классе композиции. Казалось бы, это должно было обрадовать его сбылась его мечта. Воодушевленный, он принимается за симфонию. Но вышло наоборот — с этого момента учеба в консерватории стала быстро терять для него свою привлекательность. Причина тут особая — профессор Франц Кренн, которого никто не называл иначе как «старый Кренн». В класс этого педанта и попал Гуго. Рутинные и при этом систематические уроки Кренна были непереносимы для Гуго, и однажды он сказал в сердцах директору консерватории, что хочет покинуть это учебное заведение.
В начале 1879 года вновь пересеклись пути двух соучеников по консерватории — Гуго Вольфа и Густава Малера. Оба стремятся писать музыку и мучительно страдают от невозможности найти тихий уголок для занятий. Оба бедны. Вместе с третьим товарищем — будущим дирижером Рудольфом Крижановски — они вскладчину снимают тихую комнату; как позднее вспоминал Малер, им приходилось с Вольфом спать на одной кровати, чтобы как-то разместиться в помещении, явно не рассчитанном на троих.
В первые годы самостоятельной жизни в Вене попытки Вольфа утвердиться, как композитору не привели к ощутимым результатам. Друзья — и профессионалы самого высокого ранга, и любители музыки — были убеждены в большой ценности того, что он сочинял, пытались содействовать изданию его песен. Но даже в скромном венском издательстве их хлопоты не привели к успеху.
Для становления Гуго Вольфа как композитора много значили отзывы крупнейших авторитетов. Еще подростком он обращался за отзывом к Вагнеру, но не получил ничего. И вот в 1879 году он решает показать свои сочинения Брамсу. Несмотря на увлеченность Вагнером, Вольф в молодые годы вовсе не был противником Брамса, как некоторые из его друзей-вагнерианцев. Лично же Вольф и Брамс не были знакомы.
Брамс принимает Вольфа у себя дома, внимательно знакомится с его музыкой, видит, что какие-то вещи тому несомненно удаются. Однако Брамсу кажется, что его гостю недостает полифонической техники. Маститый композитор объективен Вольф, недоучившись в консерватории, скорее всего не успел пройти курса контрапункта. Брамс советует юноше восполнить пробел и откладывает рекомендацию. Вольфа это глубоко ранит неужели такой мастер не может отличить одаренность от технической оснастки, талант от ремесла
Вскоре Вольфа ожидали и совершенно особые испытания чувств он познакомился с Валли Франк. Вероятно, Гуго Вольф познакомился с Валли Франк в начале 1878 года и сразу же влюбился в девушку, влюбился по-юношески горячо — ведь то было первое его чувство. Три с лишним года переполняла его эта любовь, причиняя муки, сравнимые лишь с теми, какие причиняли ему неудачи на пути в большую музыку. К сожалению, взаимное непонимание росло, и весной 1881 года Валли после нескольких месяцев молчания написала Вольфу из Франции, что окончательно порывает с ним. Скитания Гуго Вольфа по Вене продолжаются до конца 1884 года. По-прежнему единственным его заработком остаются уроки музыки. К ним добавляются занятия с певцами, и это ему ближе и интереснее, чем обучать детей игре на рояле.
Выход из тупика помогли найти друзья, с которыми Вольф сблизился, возвратившись из Зальцбурга в Вену, — супруги Генрих и Мелания Кёхерт. Много лет спустя Вольф подарит Мелании рукописи всех своих песен, написав стихотворное посвящение «Из всех, кто глубоко воспринимает искусства звуков волшебство, никто меня не понял так полно, как ты». В этом даре косвенно отражено и безграничное великодушие супругов к гонимому нуждой молодому музыканту.
Имея знакомства в редакции, Кёхерт составил протекцию Вольфу, и того пригласили в еженедельную газету «Венский салонный листок» в качестве музыкального рецензента. Встав на поприще музыкальной критики, Вольф не имел достаточного положения в главном деле своей жизни — в композиции. Это положение ему только предстояло завоевать, обращаясь к певцам, музыкантам, дирижерам. Резко критикуя исполнителей, Вольф нажил в Вене множество врагов, и когда ему приходилось обращаться к исполнителям, он порой сталкивался с невниманием к его просьбам, бойкотом и даже саботажем. Такой жестокий удар ожидал Вольфа с «Пентазилеей», полностью законченной автором к осени 1885 года.
И все же композитор не теряет веры в свою звезду. С конца 1886 года из-под его пера опять начинают выходить прекрасные песни, но их немного, потому что все время занимает работа в газете. 24 апреля 1887 года был опубликован последний критический обзор Гуго Вольфа.
Творческий подъем продлился у Вольфа с января 1888 года до конца апреля 1890 года, то есть немногим более двух лет. За этот срок он создал примерно половину — причем лучшую! — своих произведений более 160 песен, многие из которых настоящие жемчужины.
Значительные творческие свершения нередко бывают вызваны потрясениями в личной жизни художника. Для Вольфа таким событием оказалось обрушившееся на него горе — смерть отца. Вместе с утратой произошло трезвое понимание того, что настал, наконец, крайний срок, когда надо ответить и себе, и окружающим на вопрос, правильный ли путь ты избрал в жизни.
Поздней осенью 1887 года Вольф случайно встретил на улице своего друга — Фридриха Экштейна, которого давно не видел. В разговоре Вольф пожаловался другу, что не может найти издателя для своих сочинений, и Экштейну пришла в голову неплохая идея он готов был внести своему знакомому издателю крупную сумму денег на покрытие издательских издержек при публикации нескольких лучших песен Вольфа и просить членов Вагнеровского общества раскупить часть тиража для возмещения внесенных денег. И действительно, удалось уговорить одного мелкого венского издателя. Вольф отобрал 12 песен из созданных за предыдущие десять лет, и началась подготовка их к изданию.
Работал Вольф увлеченно, но жил по строгому распорядку. Он рано вставал и каждое утро начинал с небольшой прогулки. Возвратившись домой, Вольф принимался за работу. Много раз читал он вслух стихотворение, которое собирался положить на музыку, и тут же за роялем находил музыкальное зерно. Далее он на каких-нибудь клочках бумаги подыскивал сочетания звуков, которые развивали бы найденную музыкальную идею. Лишь пройдя горнило такого «изучения», пришедшая в голову звуковая последовательность и становилась его, Вольфа, темой. Всю жизнь это правило было неизменным в его композиторской работе.
16 февраля 1888 года Вольф, остановившись на стихотворении Мёрике «Барабан», написал первую песню цикла. И с этого дня рождаются все новые песни на стихи Мёрике.
22 февраля Вольф сообщает в письме «И сегодня я написал новую песню. Скажу Вам, божественная песня! Совершено божественно прекрасно!.. Мои щеки раскраснелись от волнения, как расплавленное железо, и это состояние вдохновения для меня — удивительная пытка, отнюдь не чистое счастье». Песня, которую имеет в виду автор письма, это «Паренек и пчелка», преобразившая наивный и игривый текст Мёрике в лирическую поэму с прекрасной, по-шубертовски распевной мелодией. В тот же день композитор пишет новое письмо тому же адресату во второй половине дня родилась «Охотничья песня» в необычном размере. Но это не все. «Презирайте меня! Совершенное мальчишество! — заключает Вольф свое письмо. — Третья песня «За час лишь до утра» мне также удалась, и как!» И этот случай — не единственный у него в периоды творческого подъема — раскрывает нам то действительно неповторимое, что сопровождало расцвет его музы способность в один день создать две — три изумительные по совершенству песни, ни одной из которых невозможно отдать предпочтение перед другой.
За четыре месяца пребывания в Перхтольдсдорфе, а завершилось оно в связи с тем, что хозяева дома были должны уже переезжать сюда на дачу, Вольф создал 43 песни на стихи Мёрике. Весна 1888 года была вообще радостной для Вольфа в марте, к большому удовлетворению автора, первая тетрадь с его произведениями увидела, наконец, свет.
Песни Вольфа на стихотворения Мёрике объединены не только смыслом, но и настроенностью композитора на поэтическое чувство жизни любимого им поэта. Поэтому опус получился цельным и по эмоционально-выразительному и стилистическому строю музыки. Позднее у Вольфа возник замысел создать сборник песен на стихи Гёте. Обращение к поэзии Гёте означало для Вольфа проверку творческих сил по самому большому счету. «Песни на стихотворения Гёте» отличает от остальных сборников Вольфа эпически величавый, масштабный тон музыкального высказывания.
Эти песни рождались у Вольфа в таком же творческом порыве, что и сборник Мёрике. Пятьдесят гётевских песен были созданы за три с половиной месяца, с 27 октября 1888 года по 12 февраля 1889 года.
Написав последнюю песню для гётевского сборника, вот-вот направляемого в печать, Вольф сразу же обратился к «Испанскому песеннику» — антологии народно-песенной испанской и португальской поэзии. Обращение к антологии Гейзе и Гейбеля обозначило в творческой биографии композитора очень важный поворот отныне и до конца жизни все его крупные работы будут связаны не с немецкой поэзией, а исключительно с литературой романской традиции в переводах на немецкий язык.
«Испанский песенник» был начат 27 октября 1889 года, а завершен 27 апреля 1890 года. Особенно увлеченно творил Вольф в ноябре и в последние дни марта — начале апреля, когда порой из-под его пера выходили по две песни в день. От работы над сборником его отвлекла только инфлюэнца, бродившая в ту зиму по Вене. Она вынудила композитора покинуть Перхтольдсдорф, но в конце марта он вновь возвратился туда, полный творческого горения. В «Испанском песеннике» Вольф на каком-то новом для себя, зрелом и совершенном уровне использует по-вагнеровски насыщенные гармонии. С завершением последней, сорок четвертой по счету песни из «испанского» сборника закончился у Вольфа его «год песен» — период необычайного творческого подъема, растянувшийся в действительности на два с половиной года. Близился уже май 1890 года.
С завершением «Испанского песенника» творческий подъем у Вольфа не проходит, но темы для такой же крупной работы пока не находится. В самом конце сентября композитор сообщает из Унтераха «Я прослеживаю в себе подозрительные признаки влечения к творческой работе, каждый момент ждите взрыва». И точно на следующий день после отправления письма, 25 сентября родилась первая песня «Итальянского песенника». Собрание итальянской народной поэзии в переводах П. Гейзе стало основой для последней из крупных работ Вольфа в песенном жанре. Если ничто не отвлекает от сочинения музыки, композитор ежедневно создает по новой прекрасной песне, однажды — и две в один день. Но после первых семи песен он надолго откладывает в сторону захватившую его работу. Полностью закончить «Итальянский песенник» Вольфу удается к маю 1896 года.
После этого Вольф собирается в Берлин, где вечер его песен взялся провести крупнейший концертный агент Герман Вольфф. Денежную помощь композитору опять оказало Вагнеровское общество, и Вольф даже смог купить себе фрак и цилиндр.
Приятные события на этот раз, увы, не вдохновили Вольфа на творчество. В 1892—1893 годы он переживает такой длительный период творческого бездействия, какого он не знал раньше.
В начале января 1894 года в Берлине с триумфальным успехом прошел совместный авторский вокально-симфонический концерт Брукнера и Вольфа, прославивший в Германии обоих замечательных австрийцев. Из Берлина Вольф выехал 25 января и проследовал в Дармштадт, откуда началось его концертное турне по городам Южной Германии. В вечерах его песен приняла участие и молодая солистка Майнцской оперы меццо-сопрано Фрида Черни. Вольфа поразили благородная красота ее внешнего облика, сила характера, то, как она тонко чувствовала его музыку. Они полюбили друг друга и решили связать свои жизни.
Внезапно пришедшая любовь заставила Вольфа отвлечься от своих творческих проблем. Ему теперь предстояло найти в Вене средства для того, чтобы устроить домашний очаг. Денег, позволявших наладить свой быт, как принято в кругу, где он вращался, у него было недостаточно, и не было надежды на то, что положение скоро изменится.
Острую внутреннюю борьбу в его душе вызывает еще одно обстоятельство, имя которому — Мелания. В последние годы, годы странствий, у него появилась потребность писать ей едва ли не каждый день, искать у нее совета и понимания. Их связывали дружеские узы; каждый из них занимал ключевое положение в жизни другого. Появление Фриды неизбежно должно было бы разрушить их по-своему глубокую и сильную привязанность. Развязать запутанный узел Вольф оказывается не в силах и освобождает себя от данного Фриде слова.
В конце декабря 1894 года Вольф, наконец, нашел либретто, которое искал 12(!) лет. Накануне своего 35-летия Вольф занес на нотную бумагу первые такты будущей оперы. А через четыре месяца на столе композитора уже лежал полностью законченный клавир комической оперы «Коррехидор»; еще пять месяцев понадобилось на оркестровку. Удивительная быстрота, если учесть, что это первая его опера.
Теперь Вольф должен начать жить по-иному, как и подобает признанному композитору. После многолетних скитаний он решается снять себе квартиру, но такую, которая стала бы его домом, а не временным пристанищем. На тихой Швиндгассе он нашел себе квартиру, выходившую окнами во двор с садиком. Вольф успевает написать на новой квартире только восемь песен. В этих философских монологах композитор с впечатляющей силой и глубиной вновь проявляет себя как романтический художник. Вряд ли Вольф полагал, что «Стихотворения Микельанджело» — последняя в его жизни возможность выразить себя в музыке, вряд ли предчувствовал, что спокойно работать в собственном доме ему придется всего лишь 15 месяцев своей быстротечной жизни…
В апреле 1897 года Вольф приступил к осуществлению еще одного оперного замысла, который вынашивал пять лет, — к опере «Мануэль Венегас», опять-таки по новелле Педро Аларкона.
Весь август, когда в Вене стояла страшная, изнурительная жара, Вольф не покидал своей квартиры, он работал до изнеможения и серьезно заболел.
Диагноз, установленный врачами, не оставлял никаких надежд. С осени 1899 года болезнь усилилась и уже не отпускала Вольфа до конца его дней.
Зимой 1903 года из-за похолодания началась вспышка туберкулеза, и неделю спустя трагедия завершилась. 22 февраля 1903 года Гуго Вольфа не стало…

Комментариев к записи Вольф Гуго 13 марта 1860 года — 22 февраля 1903 года нет

Бутусов Вячеслав 15 октября 1961 года 12/03/2017

Бутусов Вячеслав 15 октября 1961 года
Бутусов Вячеслав 15 октября 1961 года

Бутусов Вячеслав
15 октября 1961 года

Естественно, все знают Вячеслава Бутусова в первую очередь как лидера ныне почившей, а некогда ультрапопулярной группы «Наутилус Помпилиус», окончательно и бесповоротно, по твердому убеждению Вячеслава, прекратившей свое существование в 97-м году. Последнее, что сделал Бутусов, будучи участником «Нау», — это записал альбом «Яблокитай», ряд песен из которого, кстати, стали основой саундтрека к первому «Брату» Алексея Балабанова.
«Большинство времени я провожу в стационарной обстановке, в студии. Если брать относительно – всегда легче работать с коллективом. Потому что это чувство поддержки – один упал, другой заменил и так далее. Некоторые вещи, конечно, лучше исполнять одному – можно петь громче, можно петь тише. Когда же вступает ритм-секция, уже выхода нет. Но и это – не ответ. Можно искать положительные моменты и в сольном выступлении. Но чтобы это выглядело как идеальная форма концертной деятельности – я считаю, что это неправильно. Вообще, чем больше возможностей трансформации концертной деятельности – тем лучше»
Впрочем, Бутусов никогда не избегал side-проектов. Определенную известность получил совместный альбом с экс-гитаристом «Кино» Юрием Каспаряном под труднопроизносимым названием «НезаконНоРожденый Альхимик доктор Фауст — Пернатый Змей». Здесь Бутусов выступил в роли композитора, а для одного из треков написал текст. Автором идеи проекта выступил питерский художник Сергей де Рокамболь. К слову, сейчас в работе находится еще один проект, «Звездный падл», участниками которого являются те же Бутусов, Каспарян, еще один экс-«киношник» Игорь Тихомиров и Евгений Головин, известный как автор некоторых песен группы «Ва-БанкЪ». Но на этот раз Бутусов должен выступить исключительно в роли вокалиста.
Полноценным возвращением Вячеслава в активную музыкальную жизнь считают выход в 1998 году сольного альбома «Овалы», одна из песен с которого, «Берег», попала в ротацию «Нашего Радио» и стала хитом. 27 марта прошлого года состоялось долгожданное возвращение Бутусова и к концертной деятельности – с сольной же программой «Тихие игры», составленной как из новых вещей, так и богатого творческого наследия «Наутилуса». С ней Вячеслав выступает и по сей день, хотя довольно редко – программа была представлена за полтора года на алтайском фестивале «В горах на быстрой реке», в некоторых крупных городах бывшего Союза, а в Москве – еще однажды в Горбушке, а также в СДК МАИ, «Свалке» и «16 тоннах».
«Очень часто приходилось видеть ту публику, которая стоит ближе всего к сцене. Это особо оголтелый народ, доведенный до определенного состояния. Хочется очень аккуратно, тихо им что-то исполнить, чтобы они перестали друг друга бить головами об конструкции или устраивать своей девушкой короткое замыкание об какой-нибудь софит. Так ли иначе ты берешь на себя ответственность за все происходящее»
2000 год ознаменовался участием Бутусова сразу в нескольких проектах. Для начала он представил в Москве, Питере и Минске музыкально-театрализованное шоу «Бибигония» с участием белорусской группы «Плато» и театра «Лицедеи». На пресс-коференции, посвященной столичному концерту, Вячеслав рассказал о создании собственного проекта «Бибигония», в рамках которого чего только не планируется – от поддержки молодых музыкантов до выпуска книги Бутусова, над которой она работает не первый год.
«Скорее это похоже на музыкальные иллюстрации к теме, потому что параллельно я рисую иллюстрации в чистом виде. Вообще в идеале бы это был трехплановый проект – графика, музыка и литературная часть. Но я об этом даже пока и не задумывался. Было бы здорово и видеоряд сделать.»
Совместно с БГ, Александром Васильевым, Настей Полевой, Чижом, Максимом Леонидовым и музыкантами «Аквариума» Бутусов принял участие в записи альбома на стихи Джорджа Гуницкого «Пятиугольный грех», песня с которого «Гибралтар/Лабрадор» стала одной из ключевых в саундтреке уже ко второму «Брату» и была признана экспертами журнала «Фузз» лучшей песней 2000 года.
Тем же летом Бутусов записал свою версию легендарной цоевской «Звезды по имени Солнце» для альбома-трибьюта «Кино». А в начале нового года увидел свет долгожданный совместный проект Бутусова и электронной группы Deadушки «Элизобарра-Торр».
«Я до сих пор не определился в дифференциации понятий «дар» и «талант». Мне кажется, дар — это то, что дано человеку природой или Господом Богом, талант — то, что культивируется человеком из дара. Человек, который развивал в себе талант, не позволит никаких гадостей. А тот, кто даровит, может быть невоспитанным и может себе позволить все что угодно, не задумываясь как это отразится на близких»

Комментариев к записи Бутусов Вячеслав 15 октября 1961 года нет

Бах Иоганн Себастьян 21 марта 1685 года – 28 июля 1750 года

Бах Иоганн Себастьян 21 марта 1685 года – 28 июля 1750 года
Бах Иоганн Себастьян 21 марта 1685 года – 28 июля 1750 года

Бах Иоганн Себастьян
21 марта 1685 года – 28 июля 1750 года

Иоганн Себастьян Бах родился 21 марта 1685 года. Бах принадлежал к разветвленному немецкому роду, подавляющее большинство представителей которого на протяжении трех столетий были профессиональными музыкантами, служившими в разных городах Германии. Начальное музыкальное образование получил под руководством отца (игра на скрипке и клавесине). После смерти отца (мать умерла ранее) был взят в семью старшего брата Иоганна Крис-тофа, служившего церковным органистом при Санкт-Михаэлискирхе в Ордруфе. В 1700-03 гг. учился в школе церковных певчих в Люнебурге. Во время учебы посетил Гамбург, Целле и Любек для знакомства с творчеством знаменитых музыкантов своего времени, новой французской музыкой. К этим же годам относятся и первые композиторские опыты Баха — произведения для органа и клавира.
Годы странствий (1703-08)
После окончания учебы Бах был занят поиском работы, обеспечивающей хлебом насущным и оставляющей время для творчества. С 1703 по 1708 он служит в Веймаре, Арнштадте, Мюльхаузене. В 1707 женится на своей кузине Марии Барбаре Бах. Его творческие интересы были сосредоточены тогда, главным образом, на музыке для органа и клавира. Известнейшее сочинение той поры — «Каприччо на отъезд возлюбленного брата» (1704).
Веймарский период (1708-17)
Получив в 1708 место придворного музыканта у герцога Веймарского, Бах обосновывается в Веймаре, где проводит 9 лет. Эти годы стали временем интенсивного творчества, в котором основное место принадлежало сочинениям для органа, в их числе многочисленные хоральные прелюдии, органная токката и фуга ре-минор, пассакалья до-минор. Композитор писал музыку дли клавира, духовные кантаты (более 20). Используя традиционные формы, он доводил их до высочайшего совершенства. В Веймаре у Баха родились сыновья, будущие известные композиторы Вильгельм Фридеман и Карл Филипп Эммануил.
Служба в Кетене (1717-23)
В 1717 Бах принял приглашение на службу герцога Анхальт-Кетенского Леопольда. Жизнь в Кетене поначалу была счастливейшим временем в жизни композитора: князь, просвещенный для своего времени человек и неплохой музыкант, ценил Баха и не мешал его творчеству, приглашал его в свои поездки. В Кетене были написаны три сонаты и три партиты для скрипки соло, шесть сюит для виолончели соло, Английские и Французские сюиты для клавира, шесть Бранденбургских концертов для оркестра. Особый интерес представляет сборник «Хорошо темперированный клавир» — 24 прелюдии и фуги, написанные во всех тональностях и на практике доказывающие преимущества темпериро-ванного музыкального строя, вокруг утверждения которого шли горячие споры. Впоследствии Бах создал второй том «Хорошо темперированного клавира», также состоящего из 24 прелюдий и фуг во всех тональностях. Но безоблачный период жизни Баха оборвался в 1720: умирает его жена, оставляя четырех малолетних детей. В 1721 Бах женится второй раз на Анне Магдалене Вилькен. В 1723 состоялось исполнение его «Страстей по Иоанну» в церкви св. Фомы в Лейпциге, и вскоре Бах получил должность кантора этой церкви с одновременным исполнением обязанностей учителя школы при церкви (латынь и пение).
В Лейпциге (1723-50)
Бах становится «музыкальным директором» всех церквей города, следя за личным составом музыкантов и певцов, наблюдая за их обучением, назначая необходимые к исполнению произведения и выполняя многое другое. Не умея хитрить и манкировать и не будучи в состоянии исполнять все добросовестно, композитор неоднократно попадал в конфликтные ситуации, омрачавшие его жизнь и отвлекавшие от творчества. Художник достиг к тому времени вершин мастерства и создавал великолепные образцы в разных жанрах. В первую очередь, это духовная музыка: кантаты (сохранилось около двухсот), «Магнификат» (1723), мессы (в том числе бессмертная «Высокая месса» си-минор, 1733), «Страсти по Матфею» (1729), десятки светских кантат (среди них — комические «Кофейная» и «Крестьянская»), произведения для органа, оркестра, клавесина (среди последних необходимо выделить цикл «Ария с 30 вариациями», так называемые «Гольдберг-вариации», 1742). В 1747 Бах создал цикл пьес «Музыкальные приношения», посвященный прусскому королю Фридриху II. Последней работой стало произведение под названием «Искусство фуги» (1749-50) — 14 фуг и 4 канона на одну тему.
Судьба творческого наследия
В конце 1740-х годов здоровье Баха ухудшилось, особенно беспокоила резкая потеря зрения. Две неудачные операции по удалению катаракты привели к полной слепоте. Дней за десять до смерти Бах неожиданно прозрел, но затем с ним случился удар, сведший его в могилу. Торжественные похороны вызвали огромное стечение народа из разных мест. Композитора похоронили вблизи церкви св. Фомы, в которой он прослужил 27 лет. Однако позже по территории кладбища проложили дорогу, могила затерялась. Лишь в 1894 останки Баха случайно были найдены во время строительных работ, тогда и состоялось перезахоронение. Сложной оказалась и судьба его наследия. При жизни Бах пользовался известностью. Однако после смерти композитора имя и музыка его стали предаваться забвению. Подлинный интерес к его творчеству возник лишь в 1820-е годы, начало чему положило исполнение в 1829 году в Берлине «Страстей по Матфею» (организованное Ф. Мендельсоном-Бартольди). В 1850 году было создано «Баховское общество», стремившееся выявить и опубликовать все рукописи композитора (за полвека было издано 46 томов).

Бах — крупнейшая фигура мировой музыкальной культуры. Его творчество представляет собой одну из вершин философской мысли в музыке. Свободно скрещивая черты не только разных жанров, но и национальных школ, Бах создал бессмертные шедевры, стоящие над временем. Будучи последним (наряду с Г. Ф. Генделем) великим композитором эпохи барокко, Бах вместе с тем пролагал пути музыке нового времени.
Среди продолжателей исканий Баха — его сыновья. Всего у него было 20 детей: семеро от первой жены – Марии Барбары Бах (1684 — 1720), и 13 от второй — Анны Магдалены Вилькен (1701 — 1760), только девять из них пережили отца. Четверо сыновей стали композиторами. Кроме упомянутых выше — Иоганн Кристиан (1735-82), Иоганн Кристоф (1732-95).

Комментариев к записи Бах Иоганн Себастьян 21 марта 1685 года – 28 июля 1750 года нет

Брукнер Антон Йозеф 4 сентября 1824 года — 11 октября 1896 года 08/03/2017

Брукнер Антон Йозеф 4 сентября 1824 года - 11 октября 1896 года
Брукнер Антон Йозеф 4 сентября 1824 года - 11 октября 1896 года

Брукнер Антон Йозеф
4 сентября 1824 года — 11 октября 1896 года

Bruckner, Anton австрийский композитор. Родился 4 сентября 1824 в Ансфельдене (близ Линца) в семье сельских школьных учителей. Как музыкант Брукнер развивался медленно: ему было около сорока, когда появилось первое его значительное произведение, около пятидесяти, когда к нему как к композитору начали относиться серьезно, и около шестидесяти, когда его музыка наконец завоевала известность. В течение ряда лет Брукнер служил органистом собора в Линце, позже преподавал по классам органа, гармонии и контрапункта в Венской консерватории. Умер Брукнер в Вене 11 октября 1896.
Наследие Брукнера состоит главным образом из симфоний и произведений для хора. На стиль композитора оказала большое воздействие австрийская музыка эпохи барокко (17–18 вв.) с характерными для нее антифонами – перекличками разных групп голосов и инструментов. Помимо этого в оркестровом письме Брукнера проявилось и его превосходное знание органа и вообще старинной музыки для клавишных инструментов. Симфонизм Брукнера может быть охарактеризован как типично австрийский, тесно связанный с традициями Гайдна, Бетховена и Шуберта и вместе с тем несущий приметы сильного влияния Вагнера – автора, перед которым Брукнер преклонялся всю жизнь. В своей основе симфонии Брукнера имеют классическую четырехчастную форму, без всяких уклонений в сторону свободного программного симфонизма берлиозовско-листовской школы, но брукнеровские циклы отличаются от ранней венской классики грандиозными масштабами и усилением группы медных духовых. Брукнер увлекался мистицизмом, и его духовный мир нашел отражение в своеобразном музыкальном языке, что и обеспечило композитору совершенно особое место в симфонической музыке 19 в. Но однотипность его симфоний, вместе с некоторым маньеризмом и расплывчатостью форм, долго препятствовала их полному признанию. Только в Австрии и отчасти в Германии Брукнер был оценен по достоинству, в то время как англоязычные страны выказывали весьма слабый интерес к его творчеству.
Основу наследия Брукнера составляют девять симфоний. Среди них – Третья, ре минор, посвященная Вагнеру; Четвертая, ми-бемоль мажор, «Романтическая»; Пятая, си-бемоль мажор, «с хоралом»; Седьмая, ми мажор – одно из вершинных достижений композитора; Восьмая, до минор; Девятая, ре минор – незаконченная, в трех частях. Единственное камерно-инструментальное произведение композитора – струнный квинтет фа мажор. В церковных жанрах им созданы прекрасный «Te Deum» и три мессы (в их числе месса № 2, ми минор для хора и духового оркестра, и величественная месса № 3, фа минор).
Довольно необычная дискуссия, связанная с симфониями Брукнера, развернулась через тридцать лет после его кончины и продолжается по сей день. Дело в том, что композитор имел обыкновение показывать все свои партитуры до публикации музыкантам – друзьям и ученикам, среди которых были, например, Артур Никиш, Герман Леви, братья Шальк, Иоганн Лёве. Их советы в основном сводились к предложениям сокращать и больше ориентироваться на типично вагнеровскую технику инструментовки. Во многих случаях Брукнер следовал подобным рекомендациям, и его автографы (главным образом хранящиеся в Венской национальной библиотеке) ясно показывают, сколь сильно расходятся первоначальные редакции партитур с теми, которые композитор отдавал в печать. В результате остается до сих пор неразрешенной проблема, что предпочтительнее как основной текст симфоний – авторская рукопись или прижизненное издание.

Комментариев к записи Брукнер Антон Йозеф 4 сентября 1824 года — 11 октября 1896 года нет

Людвиг ван Бетховен 17 декабря 1770 года – 26 марта 1826 года 07/03/2017

Людвиг ван Бетховен 17 декабря 1770 года – 26 марта 1826 года
Людвиг ван Бетховен 17 декабря 1770 года – 26 марта 1826 года

Людвиг ван Бетховен
17 декабря 1770 года – 26 марта 1826 года

Немецкий композитор, которого по праву считают величайшим творцом всех времен. Его творчество относят как к классицизму, так и к романтизму; на самом же деле оно выходит за рамки подобных определений: сочинения Бетховена — прежде всего выражение его гениальной личности.
Бонн во второй половине XVIII века был небольшим пиренейским городком, резиденцией кёльнского князя. Именно здесь в декабре 1770 года и родился будущий гениальный композитор. Точная дата рождения Людвига не установлена, известна только дата его крещения — 17 декабря.
Княжество это, как и любое другое в Германии, носило церковный характер. Но церковь, на радость жителям, а в особенности многочисленным придворным и городской знати, не препятствовала всяческим развлечениям и удовольствиям. В то время, когда не было ни телевидения, ни радио, ни компьютеров (хотя нам, людям, избалованным цивилизацией, трудно себе такое представить), большое место в жизни людей играла музыка, живая музыка.
Многие черты своего характера Людвиг унаследовал от своего деда, Луи Бетховена. Гордость, независимый нрав, настойчивость и работоспособность — все эти качества были присущи как деду, так и его знаменитому внуку.
До Луи Бетховена в их семье все были простыми фламандскими ремесленниками и пахарями. И только ему посчастливилось стать музыкантом, что и предопределило судьбу Людвига. 1732 году, молодой музыкант оставил свой родной городок в поисках счастья и благополучия. Судьба закинула его в Бонн. Через много лет усердной работы, молодой человек, пришедший в город пешком с котомкой за плечами, стал капельмейстером в придворной капелле, что позволило ему занять уважаемое положение в обществе.
Иоганн ван Бетховен — отец Людвига — также служил в капелле. Певец, скрипач и клавесинист, говорят, он был способным музыкантом, но губительная страсть к алкоголю сделалась причиной многих страданий семьи и особенно Людвига — старшего сына. К сожалению, Иоганн не унаследовал характер своего отца, но, слава генетике, смог перенести и передать его своему сыну.
Женой Иоганна в 1767 году стала молоденька вдова старшего лакея, работавшая в то время кухаркой, Магдалена Кеверих. Луи Бетховен не одобрил выбора сына. Но, несмотря на это, в 1770 году у молодых родился сын, названный в честь деда Людвигом (немецкий вариант фламандского имени Луи). Родился он на чердаке, в небольшой комнатке с косой стеной и одним лишь окошком, проделанным в скате черепичной крыши. Именно в такой бедной обстановке и начал свою жизнь гений, которого до сих пор помнят и любят миллионы.
Вскоре после рождения Людвига, умер Луи Бетховен. После этого печального события семья стала действительно нуждаться, Иоганн же просиживал большую часть времени в кабаке. Но даже на спиртное нужны деньги.
Талант всегда себя проявит, рано или поздно. Уже в четырёхлетнем возрасте нельзя было не заметить способностей мальчика. Отец сразу отнесся к этому как к новому источнику доходов. Людвигу нужно было развиваться, практиковаться со способным преподавателем, но у отца были одни методы — принуждение и побои. Один учитель сменял другого, редко когда среди них попадался действительно хороший музыкант, никто из них так и не оказал сколь либо значимого влияния на талантливого ребенка. Цель Иоганна была в том, чтобы скорее подготовить Людвига к концертам, чем скорее начнутся концерты, тем скорее потекут в карман Иоганна деньги. Первый концерт был дан в Кёльне, где восьмилетний мальчик, в рекламных целях, был назван шестилетним. Но выступление не дало ожидаемых доходов, возможно поэтому о других концертах в детском возрасте никаких свидетельств нет.
1782 год, Бетховену 12 лет. В этом возрасте он свободно играет на клавесине, скрипке, органе, легко читает с листа. Именно в этот год происходит важнейшее событие в жизни юного Бетховена, событие, которое предопределило всю его последующую жизнь и карьеру.
Христиан Готлоба Нефе стал новым директором придворной капеллы в Бонне. Этот человек сделался подлинным наставником и учителем Людвига, он упорядочил его музыкальное образование. Нефе пробудил в своём ученике интерес к музыке И. С. Баха, Генделя, Гайдна и Моцарта, на образцах клавирной музыки Ф. Э. Баха Бетховен учится тонкостям современного фортепианного стиля.
При помощи Нефе в том же году публикуются первые сочинения Бетховена: вариации на тему марша Дресслера, три фортепианные сонаты. К этому событию была приурочена и газетная заметка директора капеллы, в которой говорилось: «Этот юный гений заслуживает поддержки для своих артистических путешествий. Если он будет продолжать в том же духе, как и начал, из него выйдет второй Вольфганг Амадей Моцарт». (Вот вам и первая реклама:)
На юного композитора были возложены большие надежды, теперь оставалось их оправдать.
Нефе прекрасно понимал, что развитием одних музыкальных способностей ограничиваться нельзя. Бетховен, не получивший общего образования, которое мало беспокоило отца, поглощенного корыстными соображениями, с удовольствием начал изучать древние языки, литературу, философию. Его кумирами стали Шиллер и Гёте, а в творчество Шекспира он был просто влюблён.
«Не существует сочинения, которое было бы для меня чересчур учено; не претендуя ни в малейшей степени на учёность в собственном смысле этого слова, я все же с детства стремился понять сущность лучших и мудрейших людей каждой эпохи. Да будет стыдно всякому художнику, не считающему своей обязанностью делать, по меньшей мере, то же, что и я» — писал Бетховен уже в 1809 году своему издателю Гертелю, оценивая тот отрезок своей жизни.
С 13-ти лет Людвигу приходится работать, практически ему приходится содержать семью. Он работает помощником органиста в капелле, подрабатывает в театре, разучивая партии с певцами и аккомпанируя им во время репетиций. За годы этой упорной и многообразной работы Бетховен становится заметной фигурой в музыкальном мире города. Молодой музыкант мечтает о признании великих музыкантов, о занятиях с Моцартом.
Вена — это город музыки, музыки и еще раз музыки. Бонн, конечно, город хороший, и Бетховен мог стать там хорошим музыкантом, как его дед, например, но великим.
Преодолев всевозможные трудности, 17-летний Людвиг приезжает в прославленный город. Его цель — встреча с Моцартом.
Маэстро был полностью поглощён работой над своей оперой «Дон Жуан», поэтому игру молодого музыканта он слушал довольно рассеяно и высказал лишь скромную похвалу.
— Задайте мне тему для импровизации, — в то время умение импровизировать на заданную тему было широко распространено среди пианистов. И Моцарт задал: две строчки полифонического изложения. К чести Людвига он не растерялся, более того, отлично справился с заданием, поразив своими способностями прославленного композитора. «Обратите внимание на него, он всех заставит о себе говорить» — так, по воспоминаниям присутствующих, отозвался Моцарт о юном Бетховене. Когда о тебе так говорит один из величайших музыкантов всех времён, это сулит большую перспективу. Но здесь происходит еще один резкий поворот в жизни Людвига. Мать тяжело больна и ему приходится вернуться в родной Бонн.
«Желание еще раз увидеться с больной матерью было столь сильным, что устранило с пути все препятствия и помогло мне преодолеть величайшие затруднения», — писал Бетховен после смерти матери. «Она было мне такой доброй, любящей матерью, лучшим моим другом».
Когда мать умерла, в 1787 году, на Людвига легло все бремя забот о семье, так как отец совсем опустился, вскоре он последовал за своей женой.
Молодой Бетховен вынужден был брать дополнительные работы, увеличивать количество уроков, к тому же еще и следить за хозяйством и всем бытом семьи. Все эти непосильные нагрузки сказались на здоровье Людвига, он перенёс тиф и оспу, навсегда оставившую на его лице следы, напоминавшие ему об этом тяжелом времени всю его жизнь.
Жизнь в Бонне опостылела, молодой композитор не мог реализовать все свои амбиции, город был ему тесен. Пребывание здесь ему скрашивают посещения дома Елены фон Брейнинг. Скорее всего именно там он находил домашний уют, которого был лишён с детства, эта интеллигентная семья стала ему близка. Почти всю свою жизнь его связывала дружба со старшим сыном Стефаном, а дочь Лорхен — стала его первой юношеской романтической любовью. Семья Брейнингов всегда поддерживала Бетховена в его музыкальных увлечениях, они же оказали влияние на полноценное развитие личности будущего великого композитора. Во многом благодаря им Людвиг поступил в 1789 году вольнослушателем на философский факультет Боннского университета, но пребывание там не было длительным.
Как музыкант Бетховен давно уже стал настоящим виртуозом, он стоял на одном уровне с крупнейшими пианистами Европы. Но как композитор ему было необходимо совершенствование своего таланта, новые идеи, чувства, впечатления — все то, чего он не мог получить в приевшемся Бонне.
И молодой музыкант дождался своего часа. Случилось это отчасти по воле случая в 1792 году, когда на обратном пути из Лондона в Вену в Бонне ненадолго остановился Йозеф Гайдн. На торжестве, устроенном по такому поводу музыкантами капеллы, Бетховен был представлен известному в то время композитору. Сочинения молодого человека произвели впечатление на Гайдна, он пообещал всяческую поддержку и порекомендовал ехать в Вену. Заручившись рекомендательными письмами к влиятельным людям в музыкальной столице Европы, Бетховен покинул родной город, покинул его навсегда.
К 22 годам жизни Людвига ван Бетховена закончился так называемый Боннский этап жизни композитора. В 1792 году он был автором уже 50 сочинений, хотя если сравнить его с великим Моцартом, который к этому возрасту имел более солидный багаж произведений (несколько сот), его прогресс как композитора не был слишком велик. Но, скорее всего, это было затишье перед бурей, перед тем, как Бетховен пронесётся ураганом по всем устоям музыки того времени.
Вена. Бетховен снова попадает в этот волшебный город музыки. Отовсюду звучат австрийские и немецкие, венгерские и славянские мелодии. А на придворной сцене «гвоздь сезона» — великая и неподражаемая итальянская опера. Множество оркестров, хоровых капелл, оперных трупп состояли на службе у крупных магнатов — это было безумно модно среди людей «выше среднего уровня достатка». Не меньшее количество одарённых молодых музыкантов тянулось в Вену в поисках покровителей и меценатов. Бетховен был одним из таких амбициозных и талантливых людей.
Как известно, талант не спрячешь. Вскоре молодой Людвиг становится одним из первых виртуозов Вены, игра его потрясающа! Лестные отзывы несутся со всех сторон, его считают одним из самых перспективных музыкантов. Характер исполнения даже называют революционным, он играет совершенно новую музыку.

— Правила запрещают такую последовательность аккордов.

— А я её разрешаю, — возражает молодой вольнодумец.

Музыка — это фантазия, положенная на ноты. Какие, к черту, правила?! Разве возможно воображение гения загнать в какие-то рамки, навешать ярлыков, оградить глупыми предрассудками?!
Первым учителем Бетховена в Вене стал Гайдн, человек по достоинству оценивший таланты молодого музыканта. Он писал: «И знатоки, и несведущие должны по этим пьесам беспристрастно признать, что со временем Бетховен займет место одного из величайших композиторов Европы, а я буду гордиться правом называть себя его учителем». Но, не смотря на столь высокую оценку творчества Людвига, Гайдн не находил полного взаимопонимания со своим учеником. И это не было удивительно, они были слишком разными людьми, музыкантами. Гайдн говорил своему молодому ученику:
— В Ваших сочинениях будут находить много прекрасного, даже удивительного, но кое-что покажется тёмным и странным, потому что Вы сами человек странный и мрачный, а стиль композитора — это он сам. Посмотрите мои сочинения. Вы в них часто найдете нечто весёлое, потому что я сам таков.
Около полутора лет Бетховен под руководством Альбрехтсбергера, учёного-теоретика, изучает курс контрапункта. Но различное понимание музыки, мироощущение, мышление также стали непреодолимой стеной между этими двумя людьми.

— Этот ничему не научился и ничему не научится! — так отзывался Альбрехтсбергер о своём ученике. Но спросите сейчас, спустя века, у любого человека, хоть сколь сведущего в музыке, знает ли он имя Бетховена? А Альбрехтсбергера? Не менее значительными были занятия Бетховена у Сальери, знаменитого итальянца, он известен нам как «отравитель» Моцарта, хотя эта история всего лишь миф, легенда того бурного и удивительного времени. Известный оперный композитор в их далеко нерегулярных и довольно редких занятиях открыл Бетховену так называемое «вокальное письмо». Хотя молодой композитор и был далек от итальянских мастеров в этой области, но Сальери помог открыть Бетховену его собственный вокальный стиль.

Первые несколько лет, прожитых в Вене, поистине стали для Людвига счастливейшим временем в его жизни. Он с успехом выступал перед знатной публикой, привлёк внимание профессионалов, и, что было особенно важно для него, меценатов. Бетховен писал одному из братьев, гастролируя в Праге: «Мои дела хороши, очень хороши. Мое искусство порождает уважение у окружающих и привлекает друзей: Также и денег получу я на сей раз достаточно». Но это был только успех пианиста, музыканта, хотя уже скоро вся Европа узнает композитора по имени Людвиг ван Бетховен.
В эти годы Бетховен вырабатывает свой собственный стиль, формируется как яркий и неординарный композитор-новатор, который стремится придумывать и создавать что-то новое, а не повторять уже написанное до него. Стиль — единство и гармония всех элементов произведения, он характеризует не столько само произведение, сколько личность автора. Бетховен обладал всем этим в достатке.
С 1775 по 1802 год композитор пишет 19 фортепианных сонат, 3 концерта для фортепиано с оркестром, 2 симфонии, 6 струнных квартетов ор.18, фортепианные и струнные трио, а также множество других сочинений. Венчает все эти произведения Третья, Героическая, симфония, которая служит неопровержимым доказательством зрелости Бетховена-композитора.
Новые произведения очень популярны, особенно среди молодых музыкантов. Издатели охотно печатают все сочинения композитора, в общем дела идут неплохо. Людвиг попадает в высокие круги венской аристократии, но здесь Бетховен остается Бетховеном.
Имение князя Лихновского, известного мецената и покровителя людей искусства. Некоторое время Бетховен жил в этом гостеприимном доме. На улице шел проливной дождь, имение заполонили офицеры наполеоновской армии, захватившие к тому времени Вену. Приятный вечер в прекрасном доме, но чего-то все-таки не хватало. Музыки! И не просто музыки, а музыки в исполнении великого мастера! Ну конечно же, это ведь так удобно всегда иметь при себе музыканта-виртуоза, стоит только щелкнуть пальцами и он уже у фортепиано, исполняет свои гениальные произведения для полупьяного офицерского общества. Бетховен категорично отказался. Тогда хозяин перешёл на требования (по-видимому, он за это время так и не узнал своего гостя). Людвиг взбесился, это он умел делать не хуже, чем писать музыку, и в ненастную погоду, громко хлопнув дверью, немедленно покинул имение. Каков характер! Придя домой, он напишет эти гордые строки: «Князь! Тем, чем вы являетесь, вы обязаны случайности рождения. Тем, чем являюсь я, я обязан самому себе. Князей существует и будет существовать тысячи. Бетховен же — лишь один».
Врожденная независимость его (вспомните деда Бетховена) характеризуется ещё одним случаем из его жизни, вернее даже всего лишь одной фразой, сказанной в адрес принца Людвига Фердинанда. Услышав в Берлине игру принца, надо отметить, что он действительно был не плохим музыкантом, Бетховен сделал заслуженный комплимент: «Вы играете не как принц, а как настоящий артист».
Действительно ли гений должен быть скромным, бедным и полуголодным? Как говорит один популярный радиоведущий. Действительно ли истинное творчество создается и познается в муках, и должно быть обращено к бедным людям?

— Мое искусство должно посвятить себя только благу бедных. О блаженная минута! Как счастлив я, когда смогу тебя приблизить! — писал Бетховен.

Не знаю. Но за свою жизнь этот человек был и бедным и богатым, счастливым и несчастным, и всё это только открывало нам новые грани его таланта. Но оставим сии рассуждения читателю и продолжим повествование об удивительной биографии Людвига ван Бетховена.
В жизни многих людей когда-нибудь наступает моменты, требующие локализации всех жизненных сил. Кому-то здесь везет больше, кому-то меньше.
Что значит для человека потерять слух? Когда ты уже не можешь делать какие-то привычные и очевидные вещи, когда слышишь только изнуряющий шум, пронизывающий всю голову, и осознаешь, что жить с этим придется долгие годы, без пения птиц, звуков прилива, даже стука каблуков по мостовой, смеха.
А что значит потерять слух для музыканта? Первые признаки глухоты у Людвига проявились в 26 лет. А в 1801 году, когда ему стукнуло 31, своему другу юности Вегелеру Бетховен написал: «Я веду, можно сказать, жалкую жизнь; два года уже, как я избегаю всякого общества, так как у меня недостаёт духу сказать людям: я глух. Если б у меня была какая-нибудь другая профессия, было бы ещё терпимо, но при моей профессии это ужасно. Что будут говорить по этому поводу мои враги, которых не мало!.. Я часто уже проклинал и себя и создателя за своё существование. Хочу, если удастся, пойти наперекор судьбе, хотя в моей жизни будут моменты, когда я буду несчастнейшим созданием». Несмотря на столь отчаянное положение, Бетховен сохранил здравость рассудка и ясно представлял себе всю сложившуюся ситуацию.
Но беда не приходит одна. Случилось это всё в том же 1801 году. Угрюмый и нелюдимый композитор полюбил. Полюбил страстно, безрассудно, полюбил так сильно, всем сердцем, что готов был без малейшего промедления отдать жизнь свою за любимую. Кто же она, покорившая сердце гениального творца? Милая, по-весеннему прекрасная, с ангельским личиком и божественной улыбкой, глазами, в которых хотелось утонуть, шестнадцатилетняя аристократка Джульетта Гвиччарди.

— Теперь я чаще бываю в обществе, — пишет Людвиг. — Эту перемену произвела во мне милая, очаровательная девушка, которая меня любит и которую люблю я.

Она стала той соломинкой для Бетховена, за которую он всеми силами старался удержаться. Она, казалось, готова была ответить взаимностью, Людвиг снова почувствовал прилив сил, надежду на выздоровление, счастье было так близко.
«Ты едва поверишь, как одиноко и печально провел я последние два года: глухота, точно призрак какой-то, являлась мне повсюду, я избегал людей, казался мизантропом, на которого так мало похож. Раньше я постоянно хворал, а сейчас — телесные мои силы, а вместе с тем и духовные с некоторого времени всё больше крепнут. С каждым днём я все ближе к цели, которую чувствую, но не могу определить. Только этим может жить твой Бетховен. Не надо покоя! Иного покоя, кроме сна, я не признаю. Вы должны видеть меня счастливым. Я схвачу судьбу за глотку, совсем согнуть меня не удастся. О, как прекрасно жить тысячекратной жизнью!». Это письмо тоже написано Вегелеру, но несколько месяцев спустя.
Как ужасно поступит с ним судьба, эта иллюзия вскоре рассеется и Бетховену предстоит выдержать ещё одно испытание. И опять старый аристократический предрассудок, с которым Людвиг уже встречался до и ещё не раз встретится после этой трагической истории. Для семьи Джульетты музыкант был человеком второго сорта, всего лишь артистом, обслуживающим персоналом. Да и сама девушка была легкомысленна, вскоре она вышла замуж за графа Галленберга, ничтожного человека и бездарного композитора. В жизни Бетховена разыгралась драма, достойна пера великого Шекспира, столь любимого композитором!
Глухота стала очевидной, неудачи в личной жизни стали для тридцатидвухлетнего Бетховена тупиком. Что делать?.. Как жить дальше, и стоит ли жить?.. Самоубийство?.. Будет ли это выход?..
Гейлигенштадт — тихое и уединенное местечко недалеко от Вены. Живописная природа на берегах Дуная должна была способствовать выздоровлению композитора. Этот городок стал историческим местом в биографии Бетховена. К сожалению, оно было связано больше с печальными событиями. Здесь были похоронены последние надежды на возвращение слуха, так как рекомендованное врачами лечение не дало никаких результатов. Более того, мысли о смерти, такой близкой и такой исцеляющей, не покидают его.

1802 год. Октябрь. Гейлигенштадт.

Людвиг пишет своё Гейлигенштадтское завещание, адресованное его братьям Карлу и Иоганну. Прочитано оно должно было быть только после смерти Бетховена.
«О, вы люди, полагающие или толкующие, будто я злобен, упрям, мизантропичен, — как вы ко мне несправедливы; вам неведома тайная причина того, что вам мнится. Сердцем своим и разумом я сызмальства предрасположен к нежному чувству доброты, я всегда был готов к совершению великих дел. Но подумайте только, что вот уже шесть лет нахожусь я в злосчастном состоянии: из года в год обманываюсь в надежде на излечение, я принуждён был, наконец, признать, что стою перед длительным недугом (излечение которого отнимет, быть может, годы, а то и вовсе невозможно); наделённый от природы пылким живым темпераментом, питал даже склонность к развлечениям света, я должен был рано уединиться и повести замкнутую жизнь: мыслимо ль мне было открыться в слабости чувства, которое должно у меня быть намного совершеннее, чем у других, чувства, которым я владел когда-то в высшей степени совершенства, в той степени, в какой им владеют, да и владели, наверное, только немногие из представителей моей профессии — о, нет, это выше моих сил. Для меня нет отдохновения в обществе, в непринуждённых беседах и во взаимных излияниях, я должен находиться почти наедине с собой и могу себе позволить появляться на людях лишь при крайней необходимости; я должен жить как изгнанник, потому что как только я приближусь к какому-нибудь обществу, меня охватывает жгучий страх перед опасностью обнаружить свое состояние: какое унижение приходилось мне испытывать, когда кто-нибудь, стоявший подле меня, слышал издалека звук флейты, а я ничего не слышал, или он слышал пение пастуха, я же опять ничего не слышал. Такие случаи доводили меня до отчаяния, недоставало немногого, чтобы я покончил с собой. Только оно, искусство, оно меня удержало. Ах, мне казалось невозможным покинуть мир раньше, чем исполнено мною все то, к чему я себя чувствовал призванным, и так я влачил эту жалкую жизнь. Терпение — так зовется то, что я должен избрать себе путеводителем, и я обладаю им. На двадцать восьмом году жизни я принужден уже стать философом; это — не легко, а для артиста труднее, чем для кого-нибудь другого. Если она (смерть.? авт.) придет раньше, чем представится мне случай полностью проявить свои способности в искусстве, то, несмотря на жестокую судьбу мою, приход её будет преждевременным, и я предпочитаю, чтобы она пришла позднее».
А на обороте, покидая этот небольшой городок, Бетховен записал: «Итак, я покидаю тебя — и покидаю с печалью. Да, надежда, которую лелеял я, которую принёс сюда с собой, надежда исцелиться хотя бы до какой-то степени, окончательно потеряна. Как опали с ветвей и зачахли осенние листья, — так и она для меня увяла. Я удаляюсь отсюда почти в том же состоянии, в каком сюда прибыл. Даже высокое мужество, часто меня вдохновлявшее в прекрасные летние дни, — теперь исчезло. О, провиденье, дозволь испытать мне хоть один чистый день настоящей радости — так давно уж её эхо умолкло в моей груди. О когда, о когда, о божество — смогу я его вновь услышать в храме природы и человечества — никогда? Нет! Это было бы слишком жестоко».
Практически на всех портретах, дошедших до наших дней, Бетховен изображён угрюмым и нелюдимым, его внешность отталкивала людей, но когда я впервые прочел эти строки, то неожиданно для себя осознал, что человек, за этой каменной маской способен ещё и думать, чувствовать. Это не просто имя в истории, которое твердят нам преподаватели или пишут в учебниках музыкальной литературы, это личность, он жил, радовался и страдал, решал свои проблемы, и, как любой настоящий художник, задумывался о судьбах мира. Понять его музыку не сложно, ведь в ней он выражал свои мысли, настроения, он писал для тех, кто хотел его слушать.
Но вернемся к композитору Бетховену. Всё разнообразие чувств, переживаемое им в этот период, было отражено и в его произведениях. Активная деятельность, страсть, жажда покоя и смирение — эти противоположные чувства гармонично соприкасаются в произведениях, написанных в этот сложный для Бетховена период.
Не могу утверждать, что страдания человека способствуют его творческому раскрепощению, но судите сами: Третий фортепианный концерт c-moll, ор.37 (1800); cоната As-dur, ор.26 с похоронным маршем и «Соната в роде фантазии» («Лунная соната», кстати, посвящена она была Джульетте Гвиччарди) (1802); эмоционально-импульсивная соната d-moll с речитативом, ор.31 (1802); «Крейцерова» соната для скрипки и фортепиано (1803) и ряд других сочинений. Они великолепны!
Сейчас, спустя года, оценивая и анализируя всю жизнь великого композитора, мы можем утверждать, что спастись, сохранить свою жизнь и здравый рассудок, ему удалось благодаря всё той же музыке. Умирать Бетховену было просто некогда. Жизнь для него всегда была борьбой, со своими победами и поражениями, и он продолжал бороться, иначе он не мог.
Огромное количество идей и проектов заполнило сознание Людвига, их так много, что приходится работать над несколькими произведениями одновременно. Создается Третья симфония (Героическая симфония), в этот же период появляются наброски Пятой симфонии и «Аппассионаты». Близится окончание работы над Героической симфонией и сонатой «Аврора», а Бетховен уже берётся за работу над оперой «Фиделио», дорабатывает «Аппассионату». После оперы опять возобновляется работа над Пятой симфонией, но не надолго, так как пишет Четвёртую. В период между 1806-1808 годами выходят: Четвёртая, Пятая и Шестая («Пасторальная») симфонии, увертюра «Криолан», Фантазия для фортепиано, хора и оркестра. Безумная работоспособность! И каждое последующее произведение абсолютно не похоже на предыдущее, они все лежат в разных плоскостях и каждое из них гениально! На заглавном листе Героической симфонии, в честь которой и был назван этот период жизни композитора, рукой Бетховена было написано «Буонапарте», а чуть ниже «Луиджи ван Бетховен». Тогда, весной 1804 года, Наполеон был кумиром многих людей, ожидавших перемен в мировой идеологии, мировом устройстве, людей, жаждущих сбросить со своих плеч груз старых предрассудков. Бонапарте был олицетворением республиканских идеалов, героем, который был достоин Героической симфонии. Но еще одна иллюзия была развеяна, когда Наполеон провозгласил себя императором.
— Этот — тоже обыкновенный человек! Теперь он будет топтать ногами все человеческие права, следовать только своему честолюбию, он будет ставить себя выше всех других и сделается тираном! — заглавный лист был разорван автором в клочья. «Eroica» — новое заглавие симфонии.
После Третьей симфонии в свет выходит опера «Фиделио», единственная опера, написанная Бетховеном, и одно из самых любимых им самим произведений, он говорил: «Из всех моих детей, она стоила мне наибольших мук при рождении, она же доставила мне наибольшие огорчения, — поэтому-то она мне дороже других».
После этого периода, столь насыщенного симфониями, сонатами и другими сочинениями, Бетховен и не думал отдыхать. Он создаёт Пятый фортепианный концерт, Седьмую и Восьмую симфонии (1812). Людвиг задумывает написать музыку к трагедии Гёте «Эгмонт», он очень любил поэзию своего кумира, она легко ложилась на музыку. Два великих современника некоторое время переписывались, свидетельством их сотрудничества стала музыка к «Эгмонту». Однажды они даже встретились, но об этом чуть позже…
Но чём же живет сам Бетховен, как устроилась его жизнь в Вене? Несмотря на довольно большую популярность, он время от времени имеет определённые проблемы в финансовом плане. Во многом из-за своей пресловутой независимости, но, как мне кажется, благодаря этому он и сохранил свой собственный стиль, который и сейчас выделяет его среди других великих композиторов во всём мире. Изменения коснулись и личной жизни. Ещё в 1799 году Людвиг начал преподавать у двух милых сестер Терезе и Жозефине Брунсвик. До недавнего времени считалось, что влюблен он был именно в Терезу, но уже в двадцатом веке были найдены письма Бетховена, относящиеся к тому периоду, и адресованы они были к Жозефине. Вот так официальные отношения переросли в крепкую и сердечную дружбу, а дружба в любовь.
Одновременно он предлагает свои услуги композитора, написав письмо в дирекцию королевско-императорских придворных театров, они же в свою очередь даже не удосужились ответить. Почему же профессионал с именем известным на всю старушку Европу обязан выпрашивать себе работу? В очередной раз убеждаешься, что история всегда идет по спирали. В прочем он сам объяснил свое положение все в том же письме: «путеводной нитью для нижеподписавшегося (Бетховена. ? авт.) искони являлось не столько добывание хлеба насущного, сколько — в гораздо большей степени — служение искусству, облагораживание вкуса и устремления музыкального гения к высоким идеалам и к совершенству: он был вынужден бороться со всевозможными трудностями и до сих пор ему не выпало счастья создать себе здесь положение, сообразное с его желанием посвятить свою жизнь исключительно искусству:». Это вам не попса!.. Ответ так и не пришёл, а сам Бетховен охарактеризовал «почтенную» дирекцию очень просто и лаконично — княжеская сволочь.
Под гнетом всех этих неудач, гонимый обстоятельствами, Людвиг принимает решение покинуть Вену. Вот тут то наши «дорогие» меценаты и поняли что теряют. Эрцгерцог Рудольф, граф Кинский и князь Лобковиц в 1809 году обязуются выплачивать композитору ежегодную пенсию, взамен же он обещает не покидать Австрию. Позже об этой пресловутой пенсии, обязательство по которой выполнял лишь эрцгерцог Рудольф, скажут, что Бетховену она принесла больше неприятностей, чем помощи. «Чувствовать себя способным к великому делу и не выполнить его, рассчитывать на обеспеченную жизнь и быть лишенным её вследствие ужасных обстоятельств, которые не уничтожают во мне потребности в семейной жизни, а лишь мешают устроить ее. О, боже, боже, сжалься над несчастным Б.!». Нужда и одиночество сопровождают его жизнь.
Все сейчас знакомы со знаменитой Пятой симфонией, именно так судьба стучится в двери. Она постучалась и в дверь Бетховена. Бесконечные наполеоновские войны, вторичная оккупация Вены, массовый отъезд из столицы Австрии — на фоне этих событий и приходится работать Людвигу. Но ещё одно обстоятельство повлияло на столь стремительный взлёт популярности Бетховена, да и на развитие музыки в целом — изобретение метронома. Имя известного механика-изобретателя Мельцеля навсегда вошло в историю благодаря метроному. «Битва при Виттории» — сочинение на очень популярную военную тему — была написана по предложению того же Мельцеля для сконструированного им прибора. Произведение было очень эффектным, игралось оно симфоническим оркестром, усиленным двумя военными оркестрами, различные приспособления воспроизводили ружейную и пушечную пальбу. Огромный успех у публики превознес Бетховена на вершину его прижизненной славы. Императорский театр вдруг вспоминает о бетховенской опере «Фиделио», но глухота сильно мешает автору дирижировать, за его спиной капельмейстер Умлауф осторожно исправляет ошибки. Мода, именно мода, на Бетховена растёт. Его приглашают на презентации, простите, на светские приемы, тогда это были ещё приемы. К чести великого композитора он все ещё предпочитает круг близких друзей в скромном ресторанчике. Там, в кругу друзей, он давал волю своим эмоциям, он говорил все что думает, не боясь ни шпионов и доносчиков. Доставалось всем, и австрийскому правительству, и католической религии, и императору. Слух был практически уже утерян, поэтому Людвиг пользовался специальными «Разговорными тетрадями», в который записывались вопросы и ответы. До нас дошло около 400 таких тетрадей, записи в них более чем смелые: «Правящая знать ничему не научилась!», «Наше время нуждается в могучих умах, чтобы хлестать эти подлые человеческие душонки!», «Через пятьдесят лет повсюду будут республики…». Бетховен все-таки остался самим собой. А в это время, в этом же ресторанчике, за дальним столиком сидит молодой человек, который восторженно наблюдает за своим кумиром, имя этого человека — Франц Шуберт.
С 1813 по 1818 год Бетховен сочиняет довольно мало и медленно, но даже написанные в состоянии депрессии его произведения великолепны. Соната для фортепиано ор.90, e-moll, две виолончельные сонаты, выходят его обработки народных песен. Не много, но в этот период можно заметить изменение манеры, стиля написания, в наше время он получил название «позднего стиля» Бетховена. Следует выделить цикл песен «К далекой возлюбленной», абсолютно оригинальный, от него повеяло новизной. Именно это произведение оказало не малое влияние на романтические вокальные циклы Шуберта и Шумана. В период с 1816 по 1822 год появляются пять последних фортепианных сонат, их композиция довольно сложна, как, впрочем, и композиция поздних квартетов (1824-1826). Он отступает от классических форм сонат, в очередной раз разрушает все рамки, скорее всего, это связано с его философско-созерцательным настроением.
Словно самый крупный драгоценный камень в королевской короне, Девятая симфония заняла свое, господствующее, место среди произведений великого Бетховена. Спустя почти 170 лет что-то подобное еще будет, хотя конечно в других масштабах, уже в наши девяностые годы двадцатого столетия такое же место в дискографии Фредди Меркьюри займёт его великая, и ставшая уже нарицательной, «The Show Must Go On». Кто знает, может быть, ещё через пару веков, уже наша современная музыка последних тридцати лет будет значить для наших потомков то, что для нас значит классическая музыка сейчас.
Задумывалась Девятая симфония еще в годы кризиса, но реализовываться эта идея стала только в 1822 году, параллельно с Торжественной мессой (Missa solemnis). В 1823 году Бетховен заканчивает мессу, а через год и симфонию. В финальную часть своего бессмертного творения автор ввел хор и певцов-солистов, поручая им слова из оды Шиллера «К радости»:

Люди — братья меж собой!
Обнимитесь, миллионы!
Слейтесь в радости одной!

Для столь грандиозных идей было найдено и столь же грандиозное воплощение в музыке. Девятая симфония является развитием темы знаменитых «Героической» и Пятой, «Пасторальной» и Седьмой симфоний, оперы «Фиделио». Но она всё-таки наиболее значимая во всем творчестве Бетховена, наиболее совершенная во всех отношениях.
Вскоре скоротечная слава прошла, и о Людвиге опять все забыли, многие друзья уже давно покинули Вену, некоторые умерли. Где же сам Бетховен? Давайте попробуем найти композитора в суетливой столице Австрии с помощью одного из его современников.

— Кажется, г-н Бетховен живёт здесь рядом, я часто видел, как он сюда входил. — Продавец селёдок указал на соседский дом.

Дом выглядит очень жалким, опровергнув все наши ожидания. Каменные ступеньки, от которых веет холодом и сыростью, ведут на третий этаж, прямо в комнату мастера. Маленького роста, плотный, с зачесанными назад волосами с сильной проседью человек обязательно выйдет вам навстречу:

— Я имею несчастье быть покинутым всеми своими друзьями и торчу один в этой безобразной Вене, — скажет он, затем он попросит говорить громко, так как теперь слышит очень плохо. Он немного смущён, отчего говорит очень много и громко. Говорит, что часто нездоровится, мало сочиняет. Всем недоволен, особенно проклинает Австрию и Вену.

— Меня приковывают здесь обстоятельства, — скажет он, ударив кулаком по роялю, — но здесь все мерзко и грязно. Все сверху до низу — мерзавцы. Никому нельзя доверять. Музыка тут в совершенном упадке. Император ничего не делает для искусства, и остальная публика довольствуется тем, что есть. — Когда он молчит, его лоб морщится, и композитор выглядит особенно мрачным, иногда это даже пугает.

Много сил Бетховен тратит на помощь своему племяннику, после смерти брата он смог отдать всю неутолённую потребность в любви. Но и тут Людвигу опять пришлось бороться, оставив много сил и здоровья в зале заседаний суда, где проходили слушанья по вопросу опеки над Карлом. Оппонентом композитора стала мать мальчика, корыстная и неблаговидная стерва. Сам племянник не оценил по достоинству всего того, что сделал для него дядя, который тратил со столь большим трудом добываемые средства на то, чтобы замять многочисленные скандальные истории, связанные с Карлом. Ценой неимоверных усилий близких друзей Бетховена, 7 мая 1824 года была исполнена Девятая симфония. Это событие примечательно еще и тем, что в это время наибольшую популярность приобрели эффектные сочинения, исполненные виртуозами, когда Бетховен, особенно его произведения позднего периода, отличаются своей глубиной и величием. Оркестром дирижировал Умлауф. Сам композитор же стоял у рампы, давал темпы для каждой части, хотя к тому времени он совершенно потерял слух. Публика была в восторге, гром аплодисментов! Музыканты и певцы были потрясены успехом симфонии, и лишь один человек стоял по- прежнему, не реагируя на восторженные возгласы, он просто их не слышал. В его голове всё еще играла симфония. Молодая певица по имени Унгер подбежала к композитору, взяла его за руку и повернула лицом к публике. Только в этот момент он смог убедится в успехе своего произведения. Второе исполнение Девятой симфонии проходило в полупустом зале, что ещё раз подтвердило вкусы, а вернее их отсутствие, у тогдашней публики.
Незадолго до смерти Бетховен едет к одному из своих братьев Иоганну. Людвиг предпринял это обременительное для него путешествие ради того, чтобы уговорить Иоганна составить завещание в пользу племянника Карла. Не добившись желаемого результата, взбешенный Бетховен возвращается домой. Эта поездка стала для него роковой. На обратном пути Людвиг тяжело простудился, ему так и не удалось встать на ноги, слишком много сил было потрачено, после нескольких месяце тяжёлой болезни Людвиг ван Бетховен умер. Вена довольно безучастно относилась к его болезни, но когда весть о его смерти облетела столицу, потрясенная многотысячная толпа проводила великого композитора на кладбище. Все учебные заведения в этот день были закрыты.

Послесловие.

В 1812 году на известном в то время чешском курорте Теплице встретились два великих творца своего времени, имена которых были записаны золотыми буквами в истории искусства Бетховен и Гёте. На одной из аллей поэт и композитор повстречались с группой австрийской знати, окружавшей императрицу. Гёте, сняв шляпу, посторонившись к краю дороги, приветствовал «высоких» гостей почтительными поклонами. Бетховен, напротив, низко надвинул на глаза шляпу и, заложив руки за спину, быстро прошел сквозь гущу великосветской толпы. Лицо его было сурово, голова высоко поднята. Он лишь слегка прикоснулся к полям своей шляпы.
Миновав гуляющих, Бетховен обратился к Гёте:

— Я подождал Вас, потому что уважаю и почитаю Вас, как Вы этого заслуживаете, но Вы оказали этим господам слишком уж много чести.

Непреклонный в отстаивании своих убеждений как художественных, так и политических, ни перед кем не сгибая спины, с высоко поднятой головой, прошёл свой жизненный путь великий композитор Людвиг ван Бетховен.

Комментариев к записи Людвиг ван Бетховен 17 декабря 1770 года – 26 марта 1826 года нет

Бородин Александр Порфирьевич 12 ноября 1833 года — 15 (27) февраля 1887 года 06/03/2017

Бородин Александр Порфирьевич 12 ноября 1833 года - 15 (27) февраля 1887 года
Бородин Александр Порфирьевич 12 ноября 1833 года - 15 (27) февраля 1887 года

Бородин Александр Порфирьевич
12 ноября 1833 года — 15 (27) февраля 1887 года

БОРОДИН Александр Порфирьевич — русский композитор, учёный-химик, общественный деятель. Получил разностороннее домашнее, в т. ч. и музыкальное, образование. Окончил петербургскую Медико-хирургическую академию (1856). Доктор медицины (1858). Профессор (с 1864), заведующий кафедрой химии (с 1874), академик (1877) Медико-хирургической академии. Один из организаторов (1872) и педагогов (до 1885) Женских врачебных курсов. Дружба с прогрессивными учёными — Д. И. Менделеевым, И. М. Сеченовым, Н. Н. Зининым (педагог Бородина) и др., а также изучение статей В. Г. Белинского и А. И. Герцена способствовали формированию передовых общественных взглядов Бородина — просветителя-шестидесятника. Много времени отдавал он музыке, самостоятельно постигнув композиторское искусство. В 1860-х гг. стал членом «Могучей кучки». Под влиянием М. А. Балакирева, В. В. Стасова, а также общения с А. С. Даргомыжским сложились музыкально-эстетические взгляды Бородина как последователя М. И. Глинки. В эти годы написаны 1-я симфония, опера-фарс «Богатыри» (пародия на псевдоисторическую оперу), романс «Спящая княжна» и др. Большая занятость научной, педагогической работой и в то же время высокая требовательность к композиторскому творчеству обусловили длительность работы над каждым музыкальным сочинением. Так, музыка 2-й симфонии (впоследствии названной Стасовым «Богатырской») написана в основном в течение 2 лет, но завершение партитуры потребовало ещё несколько лет. Над оперой «Князь Игорь» Бородин работал 18 лет (не была завершена, её дописали по материалам Бородина и дооркестровали Н. А. Римский-Корсаков и А. К. Глазунов).
Творческое наследие Бородина невелико по объёму. В его сочинениях нашли воплощение любовь к родине, идея величия русского народа, свободолюбие. Центр, место в музыке Бородина занимают богатырские образы русской истории, героического эпоса, к которым он обращался, чтобы понять современность. Эпическая широта сочетается у Бородина с глубоким лиризмом. Его лирика — мужественная, уравновешенная и в то же время страстная, трепещущая. Наряду с чутким проникновением в характер русского музыкального фольклора композитор постигал музыку народов Востока. В его произведениях соседствуют русские образы и восточные — пленительные, полные неги и воинственные.
Не только для образного содержания, но и для всего музыкального стиля Бородина характерна эпичность. Музыкальная драматургия его произведений основана на принципе неторопливого развёртывания музыкального материала, длительного пребывания в одном эмоциональном состоянии. Мелодии близки русским обрядовым народным песням (по своему строению, ладовым признакам). Отличительные черты метода Бородина — при опоре на народную музыку обобщённое воспроизведение её характерных признаков через оригинальные музыкальные образы; отсутствие фольклорных цитат; использование классических форм. Для гармонического языка, в основе своей диатоничного (хотя композитор использует и изысканный хроматизм), характерна мелодичность насыщенность, идущая от русской народной подголосочной полифонии.
Наиболее значительное сочинение Бородина, образец национального героического эпоса в музыке — опера «Князь Игорь» (по «Слову о полку Игореве»). В ней объединены черты эпической оперы и исторической народно-музыкальной драмы. Бородин — один из создателей русской классической симфонии. Его симфонии (1-я написана одновременно с первыми образцами этого жанра у Н. А. Римского-Корсакова и П. И. Чайковского) знаменовали героико-эпическое направление в русском симфонизме, вершиной которого стала 2-я симфония. Бородин был также одним из творцов русского классического квартета (особенно выделяется своей лиричностью 2-й струнный квартет). Бородин явился новатором и в области камерно-вокальной лирики. Первым ввёл в романс образы русского богатырского эпоса. Наряду с эпическими романсами-балладами («Море», «Песнь тёмного леса») ему принадлежат также сатирические песни. Тонкий художник романса, он создал неповторимую по глубине и трагичности чувства, благородству выражения элегию «Для берегов отчизны дальней». Яркое самобытное творчество Бородина оказало плодотворное воздействие на всю последующую русскую, а также и зарубежную музыку.

Комментариев к записи Бородин Александр Порфирьевич 12 ноября 1833 года — 15 (27) февраля 1887 года нет

Биография Филиппа Киркорова 28/02/2017

Биография Филиппа Киркорова
Биография Филиппа Киркорова

Биография Филиппа Киркорова

Филипп Бедросович Киркоров (1967) – певец, композитор, актер, народный артист России и Украины.

Родился Филипп 30 апреля 1967 года в Варне, Болгария, в семье певца. С раннего детства Филипп Киркоров в своей биографии ездил на гастроли – с родителями, а сам мечтал о собственной карьере певца.

Образование получил в музыкальном училище Гнесиных, которое окончил в 1988. Выступать начал в 1985. Познакомился с Ильей Резником, а в 1988 – с Аллой Пугачёвой, которая вскоре пригласила Филиппа участвовать в «Рождественских встречах».

Первый клип в биографии Филиппа Киркорова был снят в 1988 году – на песню «Кармен». В следующем же году выступает вместе с Пугачёвой, но вскоре принимает решение начать самостоятельную деятельность. Гастроли певца проходили в США, Канаде, Израиле, Германии. Множество творческих побед было достигнуто в биографии Киркорова в то время. Его шоу становится лучшим шоу года, самого Филиппа называют лучшим певцом года, он получает премии «Золотой Орфей», «Овации».

15 марта 1994 года был зарегистрирован брак между Киркоровым и Пугачёвой. За свою биографию Филипп Киркоров выпустил множество успешных альбом, среди них: «For You» (2007), «Дуэты» (2004), «Незнакомка» (2003), «Влюбленный и безумно одинокий» (2002), «Вчера, Сегодня, Завтра и…» (2001), «Огонь и вода» (2000), «Лучшее, Любимое и только для Вас!

» (1998), «Ой, мама, шика дам!» (1998), «С любовью к Единственной» (1998), «Небо и земля» (1991). В 2008 году Киркоров получил звание народного артиста сразу в двух странах – в России и в Украине.

Комментариев к записи Биография Филиппа Киркорова нет