Рубрика: 1979 год

Огнен Ашкрабич биография

Огнен Ашкрабич биография

Огнен Ашкрабич биография

Огнен Ашкрабич биография

Огнен Ашкрабич биография

Карьера: Баскетболист

Дата рождения: 28 июля 1979, знак зодиака лев

Место рождения: —

В преддверии Финала четырех Кубка России форвард подмосковного «Триумфа» Огнен Ашкрабич в интервью Sports.ru рассказал о состоянии команды, отметил прогресс молодых одноклубников и объяснил, почему не уехал в НБА.

Биография Огнен Ашкрабич

— Огнен, теперешний период получается для вас не до того удачным, как предшествующий. Тому виной травмы или то, что ваша образ в команде изменилась?

– Думаю, все сообща сыграло свою образ. Да, в этом сезоне было немного неприятных травм. Но, с иной стороны, в этом сезоне все изменилось. Пришли новые игроки, изменилась организация ротации, и я стал проводить на площадке меньше времени. Тренер определил для меня идеально новую образ на площадке. Передо мной встали иные задачи. В первой половине сезона мы старались больше игрывать на Крстича, а я должен был пособлять.

— Насколько для вас лично важен этакий перепад в статистических показателях?

– Честно говоря, я вовсе не обращаю внимания на такие моменты. Стараюсь действовать то, что хочет от меня тренер. Никогда не обращаю внимания на то, сколь я забиваю, сколь подбираю. Самое важное – это виктория. Если выигрываешь, все великолепно, если нет, то любые цифры не имеют ровным счетом никакого значения.

— Как изменилась команда позже ухода трех легионеров?

– Могу изречь, что к началу этого сезона по именам у нас складывалась весьма сильная, закрытая по всем позициям команда. Но, я думаю, ключевой проблемой стал тот факт, что всецело команда собралась только за неделю до старта сезона. Мы совершенно не знали приятель друга и только начинали игрывать сообща. Кто-то из игроков приехал после этого игр за сборную, кто-то не успел влиться в команду, и оттого «Триумф» не крайне твердо начал период. Последовали крайне обидные, нехарактерные для нас, поражения. Не так давнехонько команда претерпела некоторые изменения: уехали Крстич, Андерсон, Тунчери. Я не знаю, что произошло, повлиял ли на нас отбытие этих игроков, или повлияло что-то другое. Знаю одно – в текущее время мы показываем больше стремительный баскетбол, команда сильно сплоченная, дружная, игроки, получив больше игрового времени, доказывают, что они достойны этого времени. Потому не ненароком, что мы выиграли десять из последних одиннадцати матчей.

— После ухода Крстича вам нередко приходится игрывать пятого номера. Вам комфортно на этой позиции?

– Мне не нравится игрывать «центра», я ни в жизнь не играл на этой позиции. Но, если тренер видит меня как пятого номера, то я буду работать все от меня зависящее, чтобы наше колечко было закрыто.

— Чего вы ждете от полуфинального матча с «Динамо»?

– «Динамо» в текущее время находится в отличной форме. В чемпионате мы уже встречались с динамовцами, потому могу заявить, что побороть у «Динамо» нам по силам. Я знаю, что новичок Динамо – Чейз – дебютирует в кубковом матче с нашей командой. Это дюжий игрок. Безусловно, он поможет своей новой команде. Но, считаю, что нам в первую очередность нужно улучшать свою игру, трудиться над собой, и уже вслед за тем осматриваться на соперника, на его сильные и слабые стороны.

— Вы проводите в клубе уже второй период. Заметен ли прогресс у молодых российских игроков?

– Еще как. Они, истина, не постоянно получают навалом времени. Но когда их выпускают, они впрямь помогают команде. Федя Дмитриев, Вадим Панин, да и другие. У них хорошие данные и большие перспективы для роста. Их прогресс зависит только от количества минут, которые им дают провести на площадке. И это сильно броско по сравнению с предыдущим сезоном.

— А вы можете сравнить свой дорога в баскетболе с тем, как учатся молодые российские игроки?

– Это весьма сложно сравнивать. Я начал игрывать в баскетбол только в 14 лет. Сейчас пацаны приходят в баскетбол уже в семь-восемь лет. Я же попал в баскетбол достаточно невзначай. У меня был товарищь, с которым мы нередко играли на улице. И как-то он предложил мне тренироваться профессионально. И вот со скуки я начал игрывать в местном клубе. Мне повезло, единственный из тренеров, тот, что знаком с моими родителями, увидел меня на тренировке, и вот уже посредством пять месяцев мне позвонили из «Белграда» и предложили игрывать за кадетов. Через год, в 15 лет, я стал тренироваться со второй командой. Ещё сквозь период мне позвонили из «Беовука», игравшего в первой лиге. Там было немного отличных тренеров по работе с молодежью, которые крайне мне помогли. Я тренировался вместе с тем и с молодежной, и с главной командой. Так что могу заявить, мне крайне повезло. Мой дорога был стремителен. Я провел два года в «Беовуке» два года, до 17 лет. Мы стали чемпионами Сербии на молодежном уровне.

— То, что вы начали заниматься профессионально только в 14 лет, это последствия войны?

– Да, я родился в Сараево. Ровно за два дня до начала войны меня, брата и кузину отправили в Белград к дяде, а родители остались в Сараево. Мой папа работал в военном госпитале во время войны, но через два года они с мамой приехали к нам в Белград. Поначалу я и не собрался игрывать в баскетбол. Просто ходил на площадку, потому как что мне нравилось, там было здорово. В детстве я вообще-то больше увлекался футболом и скорее хотел бы сделаться футболистом. Но вслед за тем, когда я начал вырастать, об этом и речи не шло. Это было довольно необычно, оттого что я был значительно выше, чем остальные.

— Есть ли какое-то логическое разъяснение эдакий популярности баскетбола в Сербии?

– Конечно. Прежде всего, успехи национальной команды. У нашей сборной богатейшая история побед, которая началась задолго до Диваца и Бодироги. Поэтому все обожают баскетбол. Поэтому дети идут в баскетбольные секции. Это, на самом деле, касается не только баскетбола. Мы маленькая держава, но у нас крайне полно талантливых ребят в командных видах спорта: футболе, волейболе, водное поло, гандбол. В целом же, это довольно сложно растолковать. С одной стороны, у нас шибко маленькая держава, и в последнее время мы столкнулись со множеством проблем. С прочий, баскетбол в Сербии развивается, растут новые таланты. Частично это объясняется преемственностью тренерской школы. Когда я играл в Сербии, там тренировал в настоящее время покойный профессор Александр Николич. Ему тогда было уже полно лет. Именно он воспитал многих современных сербских тренеров: Желько Обрадовича, Душко Ивановича и многих других.

— Сербские болельщики весьма эмоциональны. Насколько уютно вы себя чувствуете в России, где весьма зачастую позволительно заприметить пустые трибуны?

– На самом деле, значительно сложнее игрывать там. Они проклинают тебя всю игру и не могут примириться с поражением. Они необычайно требовательны. Хотят, чтобы игроки отдавались на 200 процентов. И более того если так, но ты все одинаково проигрываешь, приходится туго. Они обожают команду и со всей душой сопереживают ее успехам и неудачам, но психологически сильно сложно справится с давлением. Конечно, они проклинают тебя не оттого, что ненавидят, а вследствие того что что требуют от тебя полной самоотдачи или же напротив хотят сшибить тебя, чтобы подмогнуть своей команде. У «Железника», за тот, что я выступал, и «Партизана» без затей чумовые болельщики. С таким же отношением сталкиваешься, скажем, и в Греции. Так что в России я ощущаю себя так, чисто попал в театр.

— Это вас не смущает?

– Да нет. Ведь люди нетрудно любят спорт. В Сербии люди пережили как собак нерезаных проблем, войн, и им нужна какая-то отдушина, что-то, что бы им нравилось, чем они могли посвящать себя. Поэтому они отдают полно энергии игре.

— После «Железника» вы оказались в питерском «Динамо». Почему выбрали Россию, и сколь удачным оказался тот навык?

– Когда я выступал за «Железник», поступило немного предложений из Испании, ряда европейских клубов и более того НБА, но у меня был громадный контракт, и не нашлось желающих его выкупать. Потом появилось и «Динамо», которое предложило хорошие условия и для меня и компенсацию, которая устроила «Железник». Мне лично тогда позвонил Дэвид Блатт, тот, что до этого работал в «Маккаби» и с которым я хотел бы поработать. Это был единственный из самых важных этапов в моей карьере. Мой первостепеннный период за пределами Сербии, я оказался в прекрасной команде у замечательного тренера, и выступали мы легко здорово.

— Можно сравнить Дэвида Блатта и вашего нынешнего тренера Станислава Еремина?

– Они как пить дать разные по стилю тренеры. Блатт больше ориентирован на нападение, на набирание очков, а в защите практикует смешанную зону. Еремин же, в прошлом всего, требует от команды жесткой защиты, строя игру команды от этого.

— Потом вы отправились в «Лоттоматику». Почему там не получилось?

– Во-первых, я приехал в команду шибко поздненько. Когда стало известно о том, что «Динамо» прекращает близкое наличие, потребовалось время на оформление документов. Поэтому я приехал в Рим, когда клуб уже провел шесть матчей. У всех игроков уже была своя образ в команде. Они тренировались совместно три месяца, потому что было сложно влиться. В принципе, я начал недурственно, но проворно получил травму. После того как я вернулся сквозь полтора месяца, я не мог нарыть себя, свою игру. Частично из-за того, что у меня был боязнь, не дай бог, опять не принять травму. Они предложили мне поставить подпись новое соглашение, но я отказался, сказав, что в этой системе есть что-то, что мешает мне игрывать.

— Уровни российской суперлиги и итальянской лиги сопоставимы?

– На мой точка зрения, чемпионат России значительно сильнее. Много хороших команд с большими финансовыми возможностями, полно великолепных игроков. Играть в России значительно сложнее, чем там.

— Насколько вам нравится выступать в России в целом?

– Это прочий миг. Чувствую себя тут крайне уютно. Я провожу в России уже четвертый период, мне нравится и игрывать, и тренироваться, и существовать. Конечно, погода и то, что нам приходится делать длительные перелеты, являются негативными моментами, но в целом, я всем доволен.

— Как бы вы сами оценили свою карьеру на данный миг? Вы хотели бы что-то изменить?

– Да нет. В принципе, я всем доволен и ни о чем не жалею. Я недурно выступал в Сербии, сегодня играю тут, принимал участие в чемпионатах Европы, мира. Мне многое удалось. Возможно – аккурат вероятно, я не уверен – моя карьера могла бы быть ещё лучше, но в целом я доволен тем, что есть.

— И не жалеете, что не уехали в НБА?

– Ни разу не пожалел. Когда мы победили на молодежном чемпионате мира, и я был признан MVP турнира, и мне позвонили из «Далласа» и предложили поставить подпись контракт. Но более того когда мы участвовали в товарищеских матчах на молодежном уровне, когда я тренировался с американцами, я ни при каких обстоятельствах не чувствовал, что НБА – это мое. Моя точка зрения в американской лиге предполагает большую мощность, больше жесткую игру. Мои соперники завсегда были значительно лучше физически подготовлены. Уверен, что я не смог бы там закрепиться.

— В таком случае как вы бы сами охарактеризовали свои сильные и слабые стороны?

– Сложно отозваться на тот самый вопросительный мотив. Не люблю оценивать себя, лучше спросите об этом тренера.

— А в детстве был кто-то, на кого вы хотели бы походить по стилю?

– Мне нравились многие баскетболисты, но я ни при каких обстоятельствах не стремился копировать кого-то одного, старался забрать что-то от каждого, выработать личный манера. Многому научился в позапрошлом году, играя совместно с Бодирогой. Он проводил свой крайний период тогда. Бодирога единственный из лучших баскетболистов в истории сербского баскетбола. Просто тренируясь с ним, разрешено научиться крайне многому.

— Вы говорили, что ваша баскетбольная греза сыграть за сборную Сербии. Она воплотилась в бытие, а отчего в текущее время вы не получаете приглашение?

– Сейчас они делают ставку на молодых игроков. Я играл на чемпионате Европы 2003 года за Югославию в Швеции и на чемпионате мира 2006 года в Японии. А сегодня, наконец-то, удалось справить в сборную сильных молодых игроков, и Ивковичу удалось проделать с ними великолепную работу во время прохождения квалификации на чемпионат Европы. Думаю, что у этой команды ещё все спереди.

— Но при этом не приезжают игроки, выступающие в НБА. Почему так?

– Это решают тренеры. Они хотят испытать что-то новое, воспитать новое поколение игроков. Несколько лет обратно, когда они старались звать всех, это не приносило результата. Потому сегодня ставка делается на молодая поросль.