Энциклопедия
Здесь Вы сможете найти самое интересное описание и некоторые цены на продукцию

Виктор Драгунский биография 11/04/2017

Виктор Драгунский биография
Виктор Драгунский биография

Виктор Драгунский биография

Биография Виктор Юзефович Драгунский

Однако уже в 1914, незадолго до начала Первой важный войны, семейство вернулась вспять и осела в Гомеле, где и прошло ребячество Драгунского. На становление его личности повлиял не столь до срока умерший от сыпного тифа папа, сколь два отчима – И. Войцехович, погибший в 1920 кумачный комиссар, и артист еврейского театра М.Рубин, с которым семейство Драгунского ездила по юго-западу России. В Москву они перебрались в 1925, но и тот самый брак окончился для матери драматически: Рубин уехал на гастроли и не вернулся. Драгунскому надобно было получать на бытие независимо. После школы он поступил учеником токаря на предприятие «Самоточка», откель его вскоре уволили за трудовую провинность. Устроился учеником шорника на фабрику «Спорт-туризм» (1930).

Поступил в «Литературно-театральные мастерские» (глава А.Дикий) обучаться актерскому ремеслу. После окончания курса был принят в Театр транспорта (в настоящее время Театр им. Н.В.Гоголя). Позднее выступавший на смотре молодых талантов артист был приглашен в Театр сатиры. В 1940 были опубликованы его первые фельетоны и юмористические рассказы.

Во время Великой Отечественной войны Драгунский был в ополчении, потом выступал с фронтовыми концертными бригадами. Немногим больше года работал в цирке клоуном, следом вернулся в театр. Назначенный во снова созданный Театр-студию киноактера (1945) Дикий пригласил туда и Драгунского. Удачно сыграв в нескольких спектаклях, снявшись у М. Ромма в фильме Русский вопросительный мотив, Драгунский тем не менее искал новое поприще: в театре-студии с его огромной труппой, куда входили именитые кинозвезды, молодым и не весьма известным актерам не приходилось полагать на постоянную занятость в спектаклях.

Драгунский создал пародийный «театр в театре» – придуманная им «Синяя птичка» (1948–1958) разыгрывала нечто словно бы забавных капустников. Мгновенно прославившийся коллектив приглашали в Дом актера, в научно-исследовательские институты. По предложению руководства Мосэстрады Драгунский организовал эстрадный ансамбль, тот, что ещё назывался «Синяя птичка» и ставил концертные программы. Здесь играли Е.Весник, Б.Сичкин, тексты писали В.Масс, В. Дыховичный, В. Бахнов. Для этих программ Драгунский придумывал интермедии и сценки, сочинял куплеты, эстрадные монологи, цирковые клоунады. В соавторстве с поэтессой Л.Давидович сочинил немного популярных песен (Три вальса, Чудо-песенка, Теплоход, Звезда моих полей, Березонька). По общему признанию, Драгунский был крайне талантливым человеком, но вряд ли кто-то предполагал, что он станет прозаиком – это произошло как бы в одночасье.

Драгунский обладал особым чутьем на мелочи жизни. Мемуаристы вспоминают, что он находил какие-то замечательные московские уголки, неизвестные другим, знал, где продают чудесные бублики или не возбраняется углядеть что-нибудь интересное. Он ходил по городу и впитывал краски, звуки и запахи. Все это отразилось в Денискиных рассказах, которые хороши не только вследствие того что, что там с необыкновенной точностью передана психология ребенка: в них отразилось свежее, не искаженное восприятие мира – те самые звуки, запахи, ощущения, увиденные и почувствованные вроде бы в первый раз. То, что певчих птиц показывают в павильоне «Свиноводство» (расклад Белые амадины), не нетрудно необычайно острый разворот, дающий вероятность кинуть взгляд на события с иронией, это безделица в то же время и поразительно точная, и многозначная: тут и примета времени (павильон расположен на ВДНХ), и знак пространства (Дениска живет примерно Чистых прудов, а Выставка достижений народного хозяйства находится вдалеке от центра города), и психологическая характеристика героя (отправился в такую даль вместо того, чтобы поехать в воскресенье на Птичий рынок).

Рассказы привязаны к конкретному времени (первые появились в 1959), и хотя самих примет времени не так немало, тут передан дух 1950–1960-х годов. Читатели могут не располагать информацией, кто таковой Ботвинник или что за клоун Карандаш: они воспринимают атмосферу, воссозданную в рассказах. И точь-в-точь так же, если у Дениски и был прототип (сынуля писателя, тезка главного героя), герой Денискиных рассказов существует сам по себе, он целиком независимый дядя, и не он один: рядом с ним его родители, друзья, товарищи по двору, нетрудно знакомые или ещё не знакомые люди.

В центре большинства рассказов стоят как бы антиподы: пытливый, доверчивый и деятельный Дениска – и его дружбан Мишка, мечтательный, немного заторможенный. Но это не цирковая пара клоунов (рыжий и белый), как могло бы показаться, – истории чаще всего веселые и динамичные. Клоунада невозможна ещё и в силу того что, что при всей чистоте и определенности выразительных средств характеры, нарисованные Драгунским, довольно сложны, неоднозначны. Сделанные в дальнейшем экранизации показали, что главное в этом месте – тональность, которая существует только в слове и утрачивается при переводе на язык другого искусства.

Точные детали и определенность ситуаций в тех немногих повестях и рассказах, что написаны Драгунским для взрослых, напротив, придают этим произведениям жесткость. Драматизм их без малого переходит в трагедию (при жизни автора не был напечатан расклад Старухи, тот, что приподнято оценил основной редактор журнала «Новый мир» А.Т.Твардовский). Однако автор не дает оценок, уж тем больше не критикует социальную действительность: он рисует человеческие характеры, по которым, вроде по разрозненным деталям, разрешено воссоздать целое жизни. Повесть Он упал на траву (1961) рассказывает о самых первых днях войны. Герой ее, по инвалидности не взятый в армию младой художник, записался в ополчение и погиб. О человеке, существующем времени вопреки, по крайней мере, не во всем с ним согласном, рассказывается в повести Сегодня и каждый день (1964). Клоун Николай Ветров, отличный коверный, способный спасти любую программу, произвести сборы более того в провинциальном цирке, не в ладу с самим собой – и в жизни ему неуютно, неуклюже. Повесть экранизировалась дважды, в 1980 и 1993.

Умер Драгунский в Москве 6 мая 1972.

Комментариев к записи Виктор Драгунский биография нет

Николай Добронравов биография

Николай Добронравов биография
Николай Добронравов биография

Николай Добронравов биография

Биография Николай Николаевич Добронравов

Родился 22 ноября 1928 года в г.Ленинграде. В начале войны был эвакуирован в Горький. С 1942 года жил и учился под Москвой, в Малаховке, где и окончил в 1942 г. среднюю школу с золотой медалью.

Николай Добронравов имеет два высших образования; он окончил Школу-студию имени Немировича-Данченко при МХАТ СССР имени Горького и Московский городской Учительский институт. В 50-х и в начале 60-х годов работал актером в Московском театре юного зрителя. Сыграл немало ведущих ролей в спектаклях классического и современного репертуара. В эти годы Николай Добронравов начал профессионально заниматься литературной работой. Вместе со своим соавтором артистом Московского ТЮЗа Сергеем Гребенниковым он пишет новогодние сказки, которые ставятся во Дворцах культуры и клубах г.Москвы, в Георгиевском зале Московского Кремля. В соавторстве с С.Гребенниковым пишет инсценировки и оригинальные пьесы для детского и музыкального вещания Всесоюзного радио, а ещё пьесы для кукольных театров «Колосок — волшебные усики», «Тайна старшего брата», которые были поставлены в кукольных театрах Москвы, Ленинграда, других городов Российской Федерации, за рубежом.

В 1960 г. Николай Добронравов и Сергей Гребенников пишут пьесу «Загорается маяк», премьера которой состоялась в Московском театре юного зрителя и в течение нескольких лет с успехом шла на сцене этого театра. (Пьеса «Загорается маяк» издана в 1962 г. в издательстве «Молодая гвардия»). Тогда же, в начале 60-х годов, по либретто Н.Добронравова и С.Гребенникова в Куйбышевском театре оперы и балета была поставлена опера «Иван Шадрин» (музыка композитора Василия Дехтерева).

В эти годы вкупе с С.Гребенниковым написаны повести для детей и юношества «Отчаянный, отчаливай!», «Скоро каникулы», «Третий не лишний» (изд.»Молодая гвардия»), «Остров Ястребиный рог» (изд.»Млада лета», ЧССР). В середине 60-х годов Н.Добронравов заканчивает свою актерскую карьеру и всецело переходит на литературную работу. В июне 1970 г. он был принят в Союз Советских писателей. С 1970 по 1990 г. в столичных издательствах выходят немного поэтических сборников Николая Добронравова «Созвездие Гагарина», «Стихи и песни», «Таежные костры», «Вечная тревога», «Стихотворения». Стихи Н.Добронравова — это лирические раздумья о прошедшей войне, которую он помнит с детства, это поэтические новеллы о театре и о людях искусства, о встречах с друзьями на разных меридианах нашей планеты и вирши о вечных категориях жизни — о добре и зле, о любви и ненависти.

Особую популярность приобрели песни, написанные на вирши Николая Добронравова. Среди соавторов поэта — композиторы Л.Афанасьев, А.Бабаджанян, Полад Бюль-Бюль оглы, С.Кац, Э.Колмановский, К.Листов, Е.Мартынов, А.Островский. С композитором Микаэлом Таривердиевым написаны песни «Ты не печалься», «Маленький принц», «Садовое кольцо». Самые известные, самые популярные песни написаны Н.Добронравовым с композитором Александрой Пахмутовой.

В стихотворении «Пластинка памяти моей» у Н.Добронравова есть такие строки: «…И нет жизни без судьбы,/ И без судьбы — нет песни». В песенных стихах поэта — фатум страны, фатум народа. И некогда всего — память о Великой Отечественной войне: «Белоруссия», «Дети войны», «Кто отзовется». Н.Добронравов навалом ездит по стране. Появляются циклы песен, посвященные современникам, строителям Сибири: «ЛЭП-500», «Письмо на Усть-Илим», «Девчонки танцуют на палубе», «Главное, пацаны, сердцем не стареть!», «Марчук играет на гитаре», «Прощание с Братском». О поездках в Сибирь, о героях этих песен написана сообща с С.Гребенниковым книжка очерков и рассказов «В Сибирь за песнями» (изд.»Молодая гвардия», 1964 г.). Судьба поколения поэта Н.Добронравова — это судьбина начала космической эры на планете. О летчиках и космонавтах написаны песни: «Обнимая небо», «Мы учим летать самолеты», «Запевала звездных дорог», «Знаете, каким он парнем был», «Смоленская дорога», «Как нас Юра в полет провожал», «Созвездие Гагарина». Н.Добронравов побывал на нескольких Олимпиадах. О спорте, о спортсменах написаны песни «Звезды Мехико», «Да неужели сердце позабудет», «Команда молодости нашей», «Мне с детства снилась высота», «Богатырская наша сила», «Трус не играет в хоккей», «Герои спорта», «Марафон», «Эстафета», «До свидания, Москва!» (прощальная песня Олимпиады-80).

Герой песен Н.Добронравова — человек-труженик, дядя долга — «Магнитка», «Геологи», «Усталая подлодка», «Смелость строит города», «Яростный стройотряд».

О детях, о молодежи написаны песни «Орлята учатся летать», «Звездопад», «Любовь, комсомол и весна», «Сигнальщики-горнисты», «Отрядные песни», «И сызнова продолжается бой». Среди сочинений Н.Добронравова хоть отбавляй лирических песен: «Мелодия», «Нежность», «Нам не существовать дружбан без друга», «Люби меня!», «Как молоды мы были», «Надежда», «Добрая сказка», «Я не могу иначе», «Вера», «Птица счастья». В 90-е годы написаны песни, посреди которых наибольшую известность получили «Русский вальс», «Вишневый сад», «Остаюсь с обманутым народом», «Звездная река», «Песенка о господах и госпоже», «Находка», «Мать и сын». Песни на вирши Н.Добронравова исполняли С.Лемешев, Г.Отс, Л.Зыкина, Ю.Гуляев, М.Магомаев, И.Кобзон, М.Кристалинская, Л.Лещенко, Н.Мордюкова, Э.Пьеха, Т.Гвердцители, А.Градский, Э.Хиль, Ю.Богатиков, В.Толкунова, Л.Сенчина, Юлиан, ансамбли «Песняры», «Пламя», «Самоцветы», «Надежда», «Верасы», «Добры молодцы», «Сябры», группа Стаса Намина и многие другие.

Н.Добронравов — лауреат Государственной премии СССР (1982 г.).

Живет и работает в г.Москве.

Комментариев к записи Николай Добронравов биография нет

Александр Дьяченко биография

Александр Дьяченко биография
Александр Дьяченко биография

Александр Дьяченко биография

Биография Александр Станиславович Дьяченко

Родился в 1965 году в Ленинграде. С детства занимается атлетизмом и восточными единоборствами. Окончил факультет Корабельной электрорадиотехники и автоматики Ленинградского института им. В.И. Ленина. Снимался в нескольких иностранных фирмах. В 1993 году побывал в Америке, после этого чего решил перебраться существовать в США. Сразу осел в Чикаго. Первое время рассылал портфолио по актерским и рекламным агентствам; снимался в небольших ролях в кино и рекламных роликах, работал фотомоделью.
В 1994 году познакомился с совладельцами двух чикагских команд: баскетбольной Bulls и бейсбольной White Socks и получил предложение вкусить себя в спортивном менеджменте. Дьяченко с детства любит хоккей, сам недурно играет, и оттого тотчас согласился поработать в качестве агента российских хоккеистов. Несколько ведущих российских игроков были его клиентами. В обязанности Александра входила подготовка их контрактов с клубами НХЛ, содействие в обустройстве, заключение проблем, которые неизбежно возникают из-за незнания языка и особенностей жизни на новом месте.
Работа шла сильно удачно, и Дьяченко стал обретать заманчивые предложения о сотрудничестве от финансовых компаний, инвестирующих средства игроков. И все же стремление сделаться актером пересилило, и в 1998-м Александр ушел из хоккейного менеджмента, сохранив, при всем при том, замечательные отношения с людьми из НХЛ. Окончил актерский факультет Колумбийского университета, учился в актерской студии «Act one» (Чикаго). Но хоккей остался частью его жизни — пять раз в неделю Дьяченко играет за любительские команды.
Многочисленные знакомства Александра с хоккеистами, тренерами и работниками клубов сильно пригодились в ходе американской экспедиции съемочной группы картины «Брат-2». Кроме кино и спорта, Александр занимается музыкой. Он записал немного своих композиций в одной чикагской студии.

Комментариев к записи Александр Дьяченко биография нет

Моше Даян биография

Моше Даян биография
Моше Даян биография

Моше Даян биография

Биография Моше Даян

Правда, в те годы советская политработа изображала его как символ «международного сионизма и израильской военщины». Во-первых, аккурат он разработал проект войны, начавшейся в июне 1967 года. Во-вторых, его внешний вид как воспрещено больше соответствовал образу врага. Жесткое физиономия, черная повязка на левом глазу делали Даяна идеальным отрицательным героем.

Если где-то печаталась статья с разоблачением «израильских агрессоров», там всенепременно была его фотография. Если показывали кинохронику той войны, — непременно присутствовал Даян. Его клеймили на всех партсобраниях, митингах трудящихся и лекциях Общества «Знание». Короче, Даян прочно входил в совдеповский быт…

Он стал популярен — еще раз же как обратная реакция на чрезмерную пропаганду. Он стал и полковником Советской Армии, и Героем Советского Союза, и выпускником Академии имени Фрунзе…

Кем же он был в реальности?

Моше Даян — агент поколения «сабра» (евреи, родившиеся в Палестине), военачальник, принесший Израилю победы в войнах 1956 и 1967 годов. Впрочем, старшее поколение израильтян помнит и его успехи в первой арабо-израильской войне в 1948 году (израильтяне называют ее Войной за независимость). Он известен как хладнокровный, радикальный глава, неотступно отстаивавший свои взгляды, мужественный и крепкий боец. Но на самом деле — это дядя непростой, не однозначный, знавший взлеты и падения.

Родители Даяна были в числе первых переселенцев из Восточной Европы. Отец — Шмуэль Даян (Китайгородский) приехал в Палестину в 1908 году. В 1911-м он стал наемным рабочим на общественной ферме (киббуце) Дгания, основанной двумя годами раньше на южной оконечности Галилейского моря. Это был начальный киббуц в Эрец-Исраэль (Земля Израиля), насчитывавший в то время 11 мужчина. Позднее Шмуэль Даян стал одним из лидеров партии МАПАЙ, депутатом кнессета (парламента) 1-3 созывов.

Мать Даяна — Дебора (в девичестве — Затуловская) приехала в Палестину из России с рекомендательным письмом к одному из членов Дгании. Но она была настолько привлекательной и образованной девушкой (позднее она стала одной из руководительниц женского рабочего движения в Палестине), что в киббуце оказалась не ко двору. Ей вернули заявление о членстве, и она нашла работу в другом поселении.

В 1915 году Дебора вышла замуж за Шмуэля Даяна. И только после этого свадьбы пара была принята в киббуц Дгания, где в том же году родился Моше. Он был первым ребенком, родившимся в этом первом израильском киббуце.

Говорят, что от отца Моше, тот, что в детстве был болезненным мальчиком, унаследовал скрытный, замкнутый нрав. А от матери, которая была сильной и яркой личностью, наделенной недюжинным умом, он приобрел значительную доля своих интеллектуальных качеств.

В 1921 году Шмуэль Даян был одним из мелкий группы энтузиастов, организовавшей новое поселение Нахалал. Они отказались от строгого коллективизма киббуца, и Нахалал стал первым экспериментальным «мошавом» — деревней, где каждая семейство имела свой обитель и небольшое подсобное хозяйство, а основная доля хозяйства была кооперативной.

Детство Моше было нерадостным. В Дгании, а потом в Нахалале поселенцы боролись с бедностью, убогими условиями жизни, жарой и болезнями, в основном малярией и трахомой. Отец всегда отсутствовал, занимался делами движения «мошавов», Партии Труда и Гистадрута (Всеобщая федерация еврейских трудящихся). Мать была вынуждена исполнять тяжелую работу на ферме и растить трех детей — Моше, его сестру Авиву и младшего брата Зохара, убитого во время Войны за независимость.

С детства Моше должен был пособлять по хозяйству и в то же время посещать сельскую школу. В эти годы он познакомился с арабами из близлежащих деревень, подружился с ними, научился разговорному арабскому языку и, как считали многие, «мог мыслить, как араб».

Проходя двухгодичный вектор движения обучения в сельскохозяйственной школе, созданной в Нахалале Всемирной сионистской организацией, он встретил свою будущую жену — одноклассницу Рут Шварц, дочка преуспевающего адвоката из Иерусалима, которая была на два года моложе его. Впрочем, в свое время чем пожениться, они провели одну «операцию», в ходе которой 19-летний Моше показал, что способен на благородные поступки.

По просьбе Рут, он оформил фиктивный брак с ее подругой — еврейской девушкой-беженкой из Германии. Цель «операции» состояла в том, чтобы вручить ей вероятность принять палестинский удостоверяющий личность документ и тем самым предотвратить ее высылку из Палестины назад в Германию.

Год через «брак» был расторгнут. Рут и Моше поженились. Ее родители устроили для них поездку в Англию, чтобы предстоящий генерал мог обучаться в Лондонской академии и глянуть мир.

Однако затея оказалась неудачной. Моше худо знал британский, ему было нелегко устанавливать контакты, не нравился климат и непривычная одежда: пиджак, галстук и ботинки вместо сандалий.

Через немного месяцев молодожены вернулись в Палестину. Именно в это время началось арабское восстание 1936-1939 годов.

Еще подростком Даян стал активным членом Хаганы (в переводе с иврита — «оборона») — еврейских вооруженных отрядов в отрезок времени действия в Палестине британского мандата. В 12 лет он мог обращаться с винтовкой, участвовал в охране поселений от набегов бедуинов, в четырнадцать — ходил в ночные дозоры.

В то время у Хаганы были сложные отношения с английскими мандатными властями. Она представляла собой нелегальное, подпольное вооруженное создание, хотя его члены сообща с англичанами противостояли арабам во время восстания. Даян служил в специальных еврейских охранных подразделениях, взаимодействовавших с английскими патрулями вдоль жизненно важного нефтепровода иракской компании, тот, что проходил посредством Палестину к нефтеперегонным заводам Хайфы.

В 1938 году шотландский офицер капитан артиллерии Чарльз Орд Уингейт получил дозволение набрать группу добровольцев из Хаганы и применять их на северной границе супротив арабских вооруженных отрядов, которые проникали с территории Ливана. Даян и другие будущие военачальники Израиля получили неоценимые уроки в ночных дозорах: находчивость, внезапность, засады, прыть и передвижение в темноте.

Вышедшая в 1939 году английская «Белая книга» по сути дела свертывала политику Великобритании, направленную на создание Еврейского национального дома. Одновременно политический вектор движения Англии смещался в проарабском направлении. К существованию Хаганы больше запрещено было относиться терпимо. Мандатные власти решили, что она представляет собой потенциальное еврейское движение сопротивления, оттого что оно выразило открытое неповиновение ограничениям на въезд евреев в Палестину.

В октябре 1939 года следом начала Второй важный войны Даян был одним из 43 бойцов Хаганы, арестованных мандатными властями за организацию обучения отрядов самообороны обращению с недозволенными видами оружия. Военный трибунал приговорил одного из бойцов к пожизненному заключению. Остальных — к десяти годам.

В тюрьме города Акко к ним относились, как к уголовникам. Обрили головы, выдали тюремную робу, кормили арабской едой и водили на принудительные работы. Тем не менее, Даян не пал духом и более того, по воспоминаниям сокамерников, сочинял вирши.

Шестнадцать месяцев через военное положение союзников на Ближнем Востоке ухудшилось. Немецкий генерал Ромель продвигался к Египту. Сирия была в руках французского правительства Виши, сотрудничавшего с нацистами. Палестина находилась под угрозой вторжения немецких войск.

«Ишув» (еврейское народонаселение Палестины до образования государства Израиль), несмотря ни на что, все свои силы кинул на войну, выступив на стороне Англии. В феврале 1941 года 43 узника были освобождены.

Три месяца через Даян получил директива сформировать и возглавить группу из 31 добровольца Хаганы. Задача — проведение разведки в Сирии с целью подготовки вторжения англичан. Члены группы должны были сделаться проводниками для войск.

8 июля 1941 года Даян перешел рубеж с маленький авангардной группой. Они захватили полицейский пост, но попали под нелегкий обстрел с французской стороны. Даян искал с крыши дома огневую точку, используя бинокль убитого французского офицера. Пуля расквасила линзу, и осколки попали в левый зрачок.

Только посредством шесть часов его смогли эвакуировать и принести в лазарет в Хайфе. Хирурги извлекли остатки стекла и металла, а глазное отверстие зашили.

Так появилась черная повязка, ставшая далее знаменитой во всем мире. Своего рода символом воинственного Израиля и характерной деталью для карикатур. Для Даяна это означало долгое мучительное врачевание и проблемы с мозгом в конце его активной карьеры в Хагане.

После выхода из госпиталя Даян был направлен на штабную работу. Вместе с Ицхаком Саде, первым командиром Хаганы, он занимался вопросами подготовки еврейского населения Палестины к обороне супротив возможного вторжения гитлеровской армии сквозь Египет. Ему принадлежала мысль создания подпольной радиосети, независимой от командования Хаганы, которую намечалось применять в случае немецкой оккупации Палестины. План был одобрен.

В ходе подготовки к его осуществлению Даян установил тесные связи с британской военной разведкой на Ближнем Востоке. Это помогло в дальнейшем установлению сотрудничества с англичанами в области разведки, в том числе на территории оккупированной Европы, в чем руководство Хаганы было в особенности заинтересовано.

В конце 1942 года, когда затем поражений при Эль-Аламейне и под Сталинградом опасность вторжения стран Оси в Палестину уменьшилась, Даян вернулся в Нахалал и занялся земледелием. Однако в 1947 году, когда обострилась схватка с арабами и усилилась подготовка к войне, угрожавшей разразиться после этого провозглашения еврейского государства, он вернулся на службу в Хагану. Ицхак Саде возложил ему сформировать бронетанковые и артиллерийские части.

В мае 1948 года, когда в начале первой арабо-израильской войны сирийцы осадили Дганию, на Даяна (по его просьбе) было возложено руководство оборонявшимися подразделениями. Он отразил атаки сирийцев и положил финал их вылазкам в этом районе. Из Дгании он возвратился на центральный фронт и командовал подразделениями, захватившими Рамле и Лидду.

После этого успеха Даяна вызвали к Бен-Гуриону (первому премьер-министру и министру обороны Израиля), тот, что был очарован молодым командиром. Эта саммит положила начало тесной связи между ними и быстрому продвижению Даяна по служебной лестнице во ещё организованной Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ). Сначала он был послан на южный фронт, следом переведен в район Иерусалима, где был командиром бригады и командующим гарнизоном столицы.

Переговоры, организованные под эгидой начальника штаба наблюдателей ООН генерала Рейли, привели к установлению личного контакта между Даяном и иорданским командующим гарнизоном Старого Иерусалима полковником Абдаллой Теллем. Между двумя командующими была проложена граница, действовавшая в течение 19 часов в сутки. В то время не было других связей между Израилем и арабскими странами.

Этот контакт породил в Израиле толки, главным образом в левых кругах, о «секретной договоренности», достигнутой между двумя государствами при посредстве Даяна и Телля и с одобрения англичан. В соответствие с этой договоренностью предусматривалось, что Израиль не будет работать «серьезных попыток» оккупировать дополнительные территории, находившиеся под контролем иорданской армии, и согласится на присоединение Западного берега реки Иордан к Хашимитскому королевству.

Весной 1949 года Даян участвовал во всех секретных встречах, проходивших на протяжении 4-х месяцев между представителями Израиля и короля Абдаллы. Целью этих переговоров была выработка мирного израильско-иорданского соглашения (мокрое дело короля у входа в мечеть Омара в Иерусалиме в 1951 году положило финал этим переговорам).

Моше Даян остался служить в армии…

В это время арабы-федаины («федаин» в переводе с арабского — «жертвующий собой») организовывали террористические вылазки супротив гражданского населения Израиля, проникая на его территорию из находившегося в руках Египта сектора Газа. Время от времени израильские подразделения нападали на базы террористов, за что Израиль немного раз осуждался в Совете Безопасности ООН.

В спорах, разгоревшихся в 1950-1953 годах между Давидом Бен-Гурионом и министром иностранных дел Моше Шареттом, Даян был одним из главных сторонников «военной линии». Как и большинство офицеров, он считал, что твердый вектор движения и инициативные действия израильской армии воспрепятствуют арабским странам организоваться для проведения «второго раунда» супротив Израиля и более того помогут ему принять поддержку западных держав.

Шаретт выступал за проведение гибкой политики, предусматривавшей подготовленность к уступкам. Он от души верил в вероятность достижения урегулирования с арабами.

Между тем, израильские акции возмездия все больше усиливались. После в особенности резкого осуждения Израиля Советом Безопасности ООН за нападение на иорданскую деревню Кибия (тогда подобные осуждения ещё производили ощущение на руководителей еврейского государства) Бен-Гурион в декабре 1953 года ушел в отставку с постов премьер-министра и министра обороны. Однако перед своим уходом он отозвал Даяна с учебы в Англии и назначил его начальником генерального штаба. «Старик», как называли Бен-Гуриона сподвижники, восхищался умом Даяна, его нетрадиционными методами и уважением к нему со стороны армии.

С приходом Даяна в генеральный штаб в ЦАХАЛе было отмечено повышение боевого духа личного состава. Он развивал физическую подготовку в войсках на всех уровнях, поощрял проявление инициативы и настаивал на том, чтобы офицеры сами вели своих служивый в мордобой. Воздушно-десантные войска при нем приобрели первостепенное важность. В военно-политическом плане Даян продолжал проводить линию «старика».

Новый министр обороны Пинхас Лавон пытался подчинить себе высший командный состав ЦАХАЛа, тот, что при Бен-Гурионе пользовался крайне крупный независимостью. Эти попытки породили все усиливавшуюся напряженность в его отношениях с начальником генштаба.

В это время произошло «позорное дело» — провал израильской разведки в Египте. Министр обороны Лавон был вынужден покинуть в отставку, а Бен-Гурион ещё раз получил портфель министра обороны.

1955 год был полон событиями, вызвавшими в Израиле тревогу. Был создан Багдадский пакт, причем, Израилю более того не было предложено принять в нем участие. Конференция проходила в Бандунге, на которой ведущую образ играл президент Египта Гамаль Абдель Насер, в то время как Израиль по сути дела подвергся бойкоту афро-азиатских и группы других развивающихся стран. Было подписано первое египетско-чехословацкое соглашение о поставках Египту вооружения. Значительно активизировалась занятие «федаинов» на израильской территории.

Крупная акция возмездия супротив египетского командования в секторе Газа явилась наглядным выражением политики решительного реагирования, за которую выступал Даян. Эта политика продолжалась проходить в течение 1955 года, потому что террористические действия «федаинов» не прекращались. Взаимная эскалация на границе ещё больше усилилась в 1956 году.

В том же году сложился документально оформленный союз между Израилем и Францией на фоне антифранцузского национально-освободительного движения в Алжире. Даян немного раз посетил Париж в сопровождении Шимона Переса, являвшегося заместителем министра обороны. В Израиль стало прибывать французское вооружение.

В это же время президент Египта Насер сконцентрировал значительные силы на укрепленных базах в Синайской пустыне рядом с израильской рубежом и подписал боевой пакт с Сирией и Иорданией. Национализация Египтом Суэцкого канала спровоцировала международный кризис, в результате которого Англия и Франция начали составлять объединенную военную экспедицию с целью оккупации зоны канала. Израиль решил порвать затягивавшуюся арабскую петлю, в то время как ещё было не поздненько.

В начале октября 1956 года состоялись засекреченные переговоры с англичанами и французами, в которых Даян участвовал совместно с Бен-Гурионом и новым министром иностранных дел Голдой Меир. Израилю было гарантировано авиационное прикрытие на эпизод египетских бомбардировок, которых крайне опасался Бен-Гурион. Даян в свою очередность боялся, что Израиль будет вынужден прервать военные операции раньше, чем сможет достичь своих главных целей: ликвидировать египетские военные базы на Синайском полуострове и прорвать морскую блокаду порта Эйлат.

Утром 29 октября израильские войска перешли рубеж на трех участках. В течение ста часов непрерывных боев египетская вс была разбита и окружена. Синай и сектор Газа были оккупированы, шесть тысяч служивый взяты в плен сообща с огромным количеством вооружений и боеприпасов.

Одна израильская колонна пересекла залив Акаба и, используя момент внезапности, окружила египетский гарнизон в Шарм аш-Шейхе. Блокада, существовавшая с 1948 года, была снята. Морской стезя к израильскому порту Эйлат был открыт.

В первые дни войны Даян находился то на фронте, то в генеральном штабе. На третий день он остался на авангардный. В своем дневнике он признался, что его отсутствие затрудняло работу генерального штаба. Но он не мог иначе: «Мое местоположение — посреди бойцов на авангардный линии».

Сразу же позже завершения боевых действий Даян начал к созданию военного управления в полосе Газа. Он стремился выявить посреди арабского населения силы, готовые сотрудничать с Израилем, хотя бы для того, чтобы снабдить нормализацию жизни населения этого района.

Именно в те дни Даян сделал немного выводов, которые оказали решающее воздействие на его политику к арабскому населению территорий, оккупированных в июне 1967 года в ходе «шестидневной войны». Один из самых важных выводов состоял в том, что лояльное касательство арабского населения к Израилю зависит от продолжительности пребывания его войск в данном районе. Длительность этого периода, по мнению Даяна, благотворно скажется на обстановке в этом месте более того в случае последующего отвода израильских войск.

Надо заявить, что Даян крайне сопротивлялся уходу израильтян с Синайского полуострова в обмен на международные гарантии и пытался уверить Бен-Гуриона не уступать давлению со стороны мирового общественного мнения. Когда ему стало ясно, что отвод войск неизбежен, он предложил, чтобы Израиль передал Синайский полуостров Египту, а не войскам ООН, с тем чтобы обрести прямо от египтян гарантии свободы судоходства и спокойствия на границах. Такую же позицию Даян вторично занял после этого июня 1967 года в вопросе о путях мирного урегулирования с Египтом.

Вывод израильских войск состоялся через месяцы вслед за тем переговоров. Благодаря тактике затягивания, Израиль добился для себя строй уступок. Основное достижение состояло в гарантии свободного прохода посредством Тиранский пролив и залив Акаба. Миротворческие силы ООН были размещены в секторе Газа вдоль Синайской границы и в Шарм аш-Шейхе. Наступило десятилетие относительного затишья.

Разумеется, что полная эвакуация войск с Синайского полуострова явилась для Даяна «горькой пилюлей». Но он сумел явить при этом ощущение юмора.

В 1957 году, возвращаясь потом официального визита из Бирмы, он решил посетить Тадж-Махал в Индии. В гостинице, где он намеревался встать, все места были заняты приехавшим сюда Гарольдом Макмилланом и его свитой. Напомню, что Макмиллан сменил на посту главы английского правительства Антони Идена, ушедшего в отставку из-за недовольства, вспыхнувшего в связи с участием Англии в Суэцкой операции. Даян попросил администратора гостиницы «передать господину Макмиллану, что прибыл мужчина, благодаря которому он стал премьер-министром». Макмиллан освободил для него два номера…

В январе 1958 года Даян закончил свою службу на посту начальника генерального штаба и демобилизовался из армии. Он вступил в партию МАПАЙ ещё в 30-х года и ожидал, что Бен-Гурион предложит ему местоположение в партийном руководстве в преддверии выборов в кнессет, намеченных на 1959 год.

Когда он встретился со «стариком» и сообщил ему о своем намерении обучаться в университете, Бен-Гурион не взял обязательство, как надеялся Даян, подключить его в руководство потом выборов. Он только похвалил его планы заняться изучением Ближнего Востока. Но учеба в университете не в особенности прельщала Даяна. И вскоре он решил возвратиться к политической деятельности. Ветераны партии были недовольны этим, усматривая в нем соперника по борьбе за лидерство.

Тем не менее, Даян принял участие в выборах 1959 года и был избран в кнессет. Глава правительства Бен-Гурион назначил его министром сельского хозяйства.

Это направление было чем-то словно бы компромисса. С одной стороны, оно произошло вопреки возражениям ряда партийных лидеров. С иной — не удовлетворило влечение Даяна возглавить важное министерство.

Его занятие как министра сельского хозяйства не была очень успешной. Он встретил сильное сопротивление своему плану ликвидации животноводческих ферм кругом городов. Он провел серию мероприятий с целью уменьшить параллелизм в деятельности сельского хозяйства и департамента Еврейского агентства по организации поселений. Однако его проект внедрения нового сорта винограда был провален земледельцами. Именно тогда Даян понял разницу между армией, где отдают и выполняют приказы, и гражданским министерством.

В 1963 году Бен-Гурион ушел с поста премьер-министра, оставшись депутатом кнессета. Его местоположение занял министр финансов Леви Эшкол. Новый премьер передал Даяну портфель министра финансов, но исключил его из круга министров узкого кабинета, принимавших решения в области внутренней политики, и лишил его права высказываться по вопросам обороны. Положение Даяна стало затруднительным, что усиливалось его лояльностью к Бен Гуриону, тот, что поссорился со своим преемником.

Даян совершенно подал в отставку в 1964 году и занялся работой в рыболовецкой фирме и написанием «Дневника Синайской кампании», опубликованного в 1965 году. Почти с жестокой откровенностью он проанализировал не только успехи, но и ошибки, стоившие человеческих жизней. Голда Меир в связи с выходом в свет этой книги заявила, что Даян «льет по каплям яд на раны родителей, потерявших детей».

В том же году, когда в МАПАЙ разразился кризис, Бен-Гурион и немного его сторонников организовали отдельную партийную фракцию РАФИ. Даян не торопился установить свою позицию. Лишь потом многих колебаний, без малого в окончательный миг он присоединился к «старику» и был избран в кнессет.

Даян оставался в стороне от здоровущий политики до начала «шестидневной войны» в июне 1967 года, когда он драматическим образом оказался в центре событий. Что же произошло?

В мае того же года Египет и Сирия заключили армейский союз, угрожая «свалить евреев в море». Больше того, президент Насер закрыл Тиранский пролив и сосредоточил свои войска на Синайском полуострове. Почти разом же Даян превратился в глазах общественного мнения страны, в том числе своих бывших коллег по фракции МАПАЙ, в символ решимости и силы, противостоявшей колебаниям и нерешительности Леви Эучебное заведение и его правительства.

Обратившись к Эшколу, Даян получил позволение ознакомиться с оперативными планами генерального штаба и посетить строй воинских частей. Его явление в подразделениях вызвало энтузиазм боец, многие из которых служили под его командованием в отрезок времени Синайской войны. После проведения инспекции он выразил несогласие с мнением Бен-Гуриона о том, что Израиль «прозевал» время и упустил подходящий миг, и потому у него нет иного выбора, помимо как примириться с блокадой пролива и терпеливо поджидать благоприятной международной ситуации для войны супротив Египта.

Между тем, посреди израильской общественности все больше усиливались требования передать Даяну портфель министра обороны, тот, что находился в руках премьер-министра. Эшкол предложил ему быть своим военным советником или заместителем. Даян отказался, потребовав назначения на пост министра обороны или командующего южным фронтом.

В конце концов Эшкол уступил требованиям общественности. Он включил Даяна в качестве министра обороны в многопартийное руководство национального единства. Это произошло за четыре дня до начала военных действий.

После его включения в состав правительства отрезок времени колебаний кончился, образовалось четкое большинство сторонников решительных действий. Эшколу и Даяну были даны полномочия определить час начала наступления. Новый министр обороны немедля взял ситуацию под собственный надзор и произвел последние изменения в планах операции.

То, что произошло между понедельником 5-го июня и субботой 11-го июня 1967 года, вошло в народную историю. Шесть дней израильская вс удерживала фронт по периметру, протянувшемуся вдоль Суэцкого канала, Суэцкого пролива, залива Акаба, долины реки Иордан и Голанскими высотами.

Даян активно участвовал в осуществлении боевых операций. Его фотографии в джипе в песках Синая обошли газеты всего мира. Характерно, что, будучи к тому времени давнехонько лицом штатским, он появлялся на фронтах только в военной форме. В ней он запечатлен и на известной фотографии, входящим 7-го июня совместно с начальником генерального штаба Ицхаком Рабином в Старый град Иерусалима.

В связи с быстрой победой, одержанной в «шестидневной войне», разгорелся спор о том, какова заслуга в этом Даяна. Были такие, как Голда Меир, которые считали, что он «пришел на готовое» и что израильская виктория «была бы не менее быстрой и сокрушительной и без его участия». Другие заявляли, что Даян «в самом деле не причастен к обеспечению высокой боеготовности израильской армии, но его «ястребиный» дух привел ее в действие».

Изменения, которые Даян привнес в оперативные планы намедни войны, имели, по мнению экспертов, в не меньшей степени политическое важность, чем военное. Он перенес упор с оккупации территорий и захвата важных стратегических пунктов на преследование и истребление как позволительно большего числа египетских военных частей и подразделений.

Даян не был воодушевлен идеей размещения израильских войск вдоль Суэцкого канала. Он считал, что «русские и египтяне не смогут длительно выдерживать такое положение и примут меры, чтобы принудить отойти израильские войска.

Он выдвинул план раздела (хотя бы временного) Синайского полуострова. Египет должен был принять западную количество Синая, что обеспечило бы египтянам надзор над каналом и нефтяными промыслами. В руках Израиля сохранился бы надзор над Шарм аш-Шейхом, обеспечивавший свободу судоходства в Эйлатском заливе. Позднее тот самый план получил формирование в плане «частичного урегулирования» Даяна.

Забегая вперед, скажу, что боязнь перед советским вмешательством с целью оказания поддержки Египту преследовал Даяна с июня 1967 года до того времени, когда египетский президент Анвар Садат удалил советских военных советников летом 1972 года. В директивах, данных израильским летчикам после этого «шестидневной войны», приказывалось по возможности сторониться столкновений с советскими самолетами и ни в коем случае не наносить ущерба базам и сооружениям, обслуживавшим советские подразделения в Египте.

По окончании военных действий Даян заявил, что в Иерусалиме ждут телефонного звонка от арабских лидеров, чтобы инициировать мирные переговоры. «Телефонного звонка» пришлось поджидать продолжительно… А тем временем нужно было править захваченными территориями — Синайским полуостровом, сектором Газа, Западным берегом реки Иордан и Голанскими высотами, где проживало свыше миллиона арабов.

Даян как министр обороны играл важную образ в управлении оккупированными территориями. Его действия во многом определили дальнейшую ситуацию в этих районах. Он разработал структуру военной администрации, стремясь свершить израильское управление до такой степени мягким и ненавязчивым, сколь это быть может. Он собрал «мухтаров» (старост арабских населенных пунктов) и сказал им:

— Мы не просим вас возлюбить нас. Мы хотим, чтобы вы позаботились о своих согражданах и сотрудничали с нами в восстановлении их нормальной жизни. Следует больше трепетать израильской армии, когда сотрудничаешь с террористами, чем террористов, когда отказываешься подсоблять им.

Надо признать, что затем 1967 года израильская политика на оккупированных территориях была очень успешной. С одной стороны, Даян разработал сложную систему активных и пассивных мер безопасности, охватывая подрыв домов арабов, помогавших палестинским террористам. С иной, он разрешил жителям захваченных земель не только вольно передвигаться по всей территории Израиля, но и ввел политику «открытых мостов» между Западным берегом реки Иордан и Иорданией, а при ее посредстве и с арабскими странами.

Местные законы и местные органы управления сохранились, не претерпев изменений. Экономическая бытие процветала, вкладывались средства в планы развития, существовала независимость слова. Об успехе политики Даяна свидетельствовало и пресечение деятельности террористов в Иудее и Самарии, их ликвидация в полосе Газы, широкое участие арабов в выборах в местные органы власти на Западном берегу реки Иордан.

Одно из направлений политики Даяна состояло в том, чтобы применять десятки тысяч рабочих с оккупированных территорий в сельском хозяйстве и промышленности Израиля. По его мнению, главное достоинство этой политики — предоставление евреям и арабам возможности сообща существовать и вкалывать.

После того, как Голда Меир в 1969 году возглавила руководство, Даян остался на своем посту. Постепенно между ними установились нормальные отношения, и появилось взаимное почтение на основе общей позиции «ястребов».

Вскоре Даян понял, что «телефонного звонка» от арабов в ближайшее время не последует. Поэтому он одним духом перестроился и стал настаивать на том, что ожидание призрачного мира без провидения политики «свершившихся фактов» ничего Израилю не даст. Такими фактами должны были сделаться еврейские поселения на оккупированных территориях. Выступая в 1971 году перед выпускниками офицерских курсов, Даян сказал, что Израиль должен подвергать рассмотрению себя в качестве «хозяина территорий, планирующего и реализующего все, что поддается осуществлению, не мечтая понапрасну о достижении мира, тот, что, может быть, ещё сильно далек».

В конце 1972 года усилилось ощущение, что Даян на волне популярности намерен со всей энергией включиться в борьбу за кресло премьер-министра. Но вскоре позиции министра обороны были поколеблены.

Здесь уместно освежить память, что в 1969-1970 годах президент Египта Насер предпринял попытку неудачных военных действий в зоне Суэцкого канала. В последующие три года в политической и военной жизни Израиля обстановка «ни войны, ни мира» стала определяющей. Она была взорвана массированным египетско-сирийским наступлением 6-го октября 1973 года.

Война «Судного дня» («Йом-Киппур») нанесла по репутации Даяна нелегкий потрясение. Министр обороны совершил резкий просчет, не веря, что египетская вс способна предпринять серьезные военные действия супротив Израиля. В результате он стал одним из центральных объектов критики за упущения и неудачи израильской армии на начальном этапе войны.

Правда, комиссия Аграната, расследовавшая причины неудач, сняла с Даяна обвинение в личной ответственности за это. Однако в состав правительства, сформированного Ицхаком Рабином в 1974 году после этого отставки Голды Меир, он не был включен.

В руководство он вернулся при жутко неожиданных обстоятельствах. После победы на выборах в 1977 году блока правых партий «Ликуд» Менахем Бегин, занявший кресло премьер-министра, предложил Даяну портфель министра иностранных дел. Тот принял предложение. Вместе с Бегином он сыграл решающую образ в переговорах, приведших к достижению мира между Израилем и Египтом. В 1980 году он вышел из правительства из-за разногласий по палестинской проблеме.

По свидетельству знавших Даяна людей, — это был «одинокий волк», тот, что ни с кем не делился своими мыслями и переживаниями. То ли вследствие того что, что не был способен на это, то ли в силу того что, что не ощущал в этом потребности. В одном из беседа, до которого он как-то раз снизошел, генерал так сказал о себе: «Я не презираю людей. Они легко нагоняют на меня скуку. Нет такого человека на земле, в обществе которого я был бы заинтересован, если только у меня нет чего-либо конкретного проронить ему».

Он был абсолютным индивидуалистом, которому было тяжело определить близкие отношения с другим человеком. О разладе в супружеской жизни Даяна было известно задолго до того, как он развелся с женой. Его дочка Яэль рассказала, что в одно прекрасное время он заявил, что если бы пришлось активизировать бытие поначалу, то он не стал бы созидать семью.

С первой женой Рут Даян прожил 36 лет и ушел от нее только следом того, как встретил Рахель. Да и то не безотложно. Она была женой преуспевающего иерусалимского адвоката, и ее роман с Даяном продолжался больше двадцати лет. По его словам, он нашел в Рахели то, что искал — материнское начало и рабскую преданность. Именно ей, а не детям, он оставил наследство в немного миллионов долларов.

Яэль и его меньшой отпрыск Аси постепенно отнеслись к решению отца. Первенец же Даяна, Уди, написал книгу, порочащую память генерала.

Увлечение археологией — раскопками в поле с последующей тщательной квалификацией глиняных черепков в павильоне, построенном во дворе его дома, — способствовала уединению. «Это время, когда я размышляю…» — говорил он.

Даяна чуть-чуть трогало, что говорили и писали о его частной, не излишне добродетельной жизни, о его политических взглядах, о его манере водить авто, о его не нимало чистых методах коллекционирования археологических находок, сравнительно законности присвоения которых поднимались вопросы в прессе и кнессете.

Единственно, где он был чувствителен к малейшей критике, — это в военной области.

Когда на заседании правительства обсуждались вопросы, не уж очень его интересовавшие, Даян как правило читал газету. Дискуссии интересовали его постольку, потому как имели касательство к его деятельности. «Я верю в решения, а не в единодушие, — заявил генерал в беседа французскому еженедельнику «Экспресс». — Единодушие — это отвлеченное понятие, не приводящее ни к какому практическому решению».

Еда для него была только физической потребностью, а не источником удовольствия. Бифштекс и зеленый салат — были самой лучшей трапезой. На его письменном столе в министерстве обороны всю дорогу стояла большая ваза, наполненная виноградом, апельсинами и другими фруктами в зависимости от сезона.

Одет он вечно был с «тщательной небрежностью» — штаны и рубаха цвета хаки. Иногда на нем не возбраняется было увидать белую рубашку.

Моше Даян умер от рака 18 числа месяца «тишрей» (16 октября 1981 года) в возрасте 66 лет. Государственный секретарь США Генри Киссинджер писал: «Война была призванием Даяна, мир — его стремлением…» Действительно, войны помогали ему достигать тепла, любви и признания, которых ему так не хватало в детстве…

Комментариев к записи Моше Даян биография нет

Илья Дуров биография

Илья Дуров биография
Илья Дуров биография

Илья Дуров биография

Биография Илья Дуров

— Я не верю в судьбу и в то, что все предопределено, — говорит 26-летний солист Динамита Илья Дуров. Он общался с продюсером намедни, и у них было громадье планов. О том, как в текущее время поживает группа и сам Илья, мы решили узнать у него напрямую.

Принесли в жертву Билану

— Илья, за тот самый год популярность вашей группы видно подскочила. Как это у вас так получилось?

— Да несложно мы работали и рук не опускали, более того когда начали совершаться трагические события. Да, до клипа Моя Ми у нас не снималось видео весь год. Но это было связано с тем, что группа, в которой мы работаем, основные силы бросила на план Димы Билана. Он шел в гору, у него были большие перспективы. А мы работали в обычном режиме. Ездили на концерты, писали песни. К тому же для Билана ставились грандиозные цели: RMA, Евровидение.

— А вам не ставили? Вам премия не нужна?

— Да отчего? Всем нужны премии, в особенности денежные. — Дуров смеется. — Но в этом году нам не за что было ее обретать. А Дима Билан заслуженно ее получил. Юрий Шмильевич в этом смысле доделал до конца одно из своих начинаний — сделал его артистом года.

— Я смотрю, в голосе оптимизм. Уже отошел от недавних событий?..

— Действительно, что ни на есть тяжелый год для нас, точнее месяц — это сентябрь 2005-го. В этом месяце погиб Леня и Юрий Шмильевич скончался.

— Говорили, что у Юрия Айзеншписа было какое-то предчувствие нехорошее. А у тебя было?

— Не было, в силу того что что Леня, к примеру, восемь раз попадал в аварию на своем мотоцикле до этого последнего раза. Юрий Шмильевич весьма непочатый край раз лежал в больнице. Ему становилось хуже, вслед за тем — лучше. Когда я позвонил ему, он бодрым голосом сказал: славно, приезжай в любое время завтра. Но я уже не смог этого произвести. Потому что его не стало.

— После трагедии пошло хоть отбавляй слухов о том, с кем сейчас будет действовать группа…

— Мы работаем с компанией, с которой работали и до этого. Конкретного продюсера у нас нет. Мы сами аранжируем и производим песни, сами отбираем. Советуемся, конечно, с профессионалами, которые работают на радио и телевидении.

Именные презервативы кончились

— Перейдем к легкомысленным вещам: расскажи, как провели время во Вьетнаме, где проходили съемки клипа Моя Ми?

— В перерывах между съемками купались в океане и болели за ЦСКА — как раз был финал Кубка УЕФА. Когда они выиграли, мы отметили это бросанием приятель друга в бассейн.

— Ну и, надеюсь, чисто по-русски отметили? С горячительными напитками?..

— Выпить пивка за это — святое занятие. Но вообще мы с Данильченко без малого не употребляем алкоголь. Я больше люблю дымить кальян. У меня он и дома есть.

— И сколь штук?

— Пока единственный. У меня небольшая квартирка — туда немало кальянов не влезет.

— В прошлом году ты мне, помнится, рассказывал, что Динамит нехило заработал на всякой сувенирной продукции. Как в текущее время с этим занятие обстоит?

— Да никак. Жвачки закончились — мы их все сжевали, духи все выпили. Был оттого что парфюм с нашим именем. Презервативы были. Но мы их использовали. Они улетели на ура разом. Помнится, тетрадки какие-то были. И то их уже школьники исписали — рожки нам подрисовали, усики.

Ролики уже не актуальны

— Признавайся, без конфликтов в группе не стоиь?

— Ну, у нас нет собраний с разборками типа: ты опаздываешь, зараза, ты ходишь не пойми в чем…

— И кто же все время опаздывает?

— Ну… — Илья мнется. — Зудин опаздывает. Но это стандартно. Он не завсегда. А то бывает, у кого-то вообще не заладилось с утра, и он фыркает на всех. Мы ему: слышь, ты че фыркаешь? Ну и по-мужски разбираемся.

— Это как? Морду бьете?

— Да нет. У нас бывают драки, но не серьезные, без увечий. Привели приятель друга в ощущение, обменялись любезностями.

— Как разрешено подраться без увечий?

— Ударить товарищ друга не полно раз, а единственный. — Дуров смеется. — Понятно, что в группе, где больше двух джентльмен, всю дорогу будут разногласия. Например, мы договариваемся, что съемка у нас в молодежной одежде. Все пришли в джинсах-кроссовках, а я пришел в брюках-туфлях. Они мне говорят: Ты че — съемка ОРТ, ты в чем пришел? Но так молодая поросль также ходит! А получается, что я всех подставил. В итоге кто-то из ребят дает мне свои кроссовки. На этом конфликт исчерпан.

— Наверное, у вас у всех без затей характеры разные?

— Ну, это правильно. Зудин — романтик. Очень экспансивный, влюбчивый в красивых девушек. Данила (Илья Данильченко.) сильно физкультурный и домовитый — ему нравится создавать, совершать своими руками. У него тьма шуруповертов, дрелей… Я же — в меру возбудимый, в меру прагматичный, но и не чужд эмоций.

— Ты по-прежнему любишь экстремальные виды спорта?

— Да. В этом году приобрел доску для виндсерфинга. Вещь ломовая. Ролики у меня были, но сегодня это не актуально: похоже, не период, подумал Штирлиц и упал в сугроб… Хочу сноуборд освоить. Данила обещал обучить. Конечно, экстрим — это угрожающе. Надо одевать намордник, чтобы лик человеческий не повредить. Небольшие травмы у меня были. Последний раз спину сорвал — на виндсерфе накатался. Лежал две недели.

Интим полезен только женщинам

— Илья, я слышала, что на заре своей юности, когда ты жил в городе Иваново, ты общался с группой Дискотека Авария, которая также там проживала. Выходит, мог в текущий момент вкалывать в Дискотеке?

— Встрой ли. Я к ним не имел никакого отношения. Единственное, где мы участвовали сообща с Лешей Серовым, — это ребяческий эстрадный ансамбль А плюс Б. А позже этого ничего не связывало, помимо того, что я приходил к ним в клуб. В Иванове у них была своя дискотека, так и называлась — Дискотека Авария. В столицу они уехали раньше меня, но они потому как старше. Сейчас они number one. Единственное, что их также преследуют какие-то неудачи.

— А ещё с кем из коллег общаетесь?

— Со многими: с Кариной из Сливок, с Отпетыми, с А-Студио. Их солистка Кэт — классная девочка. Мы с ними зажигали в их родном Казахстане потом концерта.

— Скажи честно: Динамит завсегда поет вживую?

— Нет. На некоторых съемках нам внятно говорят: пацаны, у нас съемка только под фанеру. А где разрешают распевать живьем — мы, конечно, это делаем.

— То есть если артист говорит: ой, мы поем только вживую — он лукавит?

— Не всю дорогу. Есть артисты, которые отказываются распевать под фанеру. С одной стороны, они, конечно, правы, а с иной — бывает так, что на их выступлениях что-то случается со звуком, микрофоны не работают, они не слышат себя в мониторах. И поют хуже, чем могли бы. Но мы же не преследуем цели кого-то изумить сумасшедшим оперным голосом.

— А ты умеешь?

— Это же несложно. Басков вон также умеет… Нужно действовать упражнения. Держать связки в рабочем состоянии. Нельзя пить кофе перед тем, как будешь распевать, или грызть семечки, а ещё заниматься сексом нежелательно.

— А если произвольный день концерты — что же теперь: ни при каких обстоятельствах сексом не заниматься?

— Я имею в виду — прямо за час до концерта или меньше.

— Такое бывало?

— Ну чуть-чуть ли что бывало?.. — Илья улыбается. — Просто от этого садятся связки, звук перестает слышаться. А женщинам, по-моему, напротив, рекомендуют.

Посмотрел на трусы — и уже приятно

— Раз уж мы заговорили о женщинах… В минувший раз, когда мы общались, ты был с девушкой. Что-то сегодня я ее не вижу…

— Мы с ней по-прежнему вкупе, легко она в текущий момент в Индии. Поехала в гости к своему брату, тот, что там живет. Ей дали отпуск, она ибо сегодня работает в программе Армейский шоп ведущей вместо Даны Борисовой. А я не мог с ней полететь, я работаю.

— Выходит, ваши отношения длятся уже не начальный год. Зудин за это время уже успел разлучиться и жениться…

— Мы нечасто видимся. — Дуров смеется. — Наверное, мы подходим товарищ другу. Может, покуда не поняли, что не подходим.

— Неужели вообще разногласий не бывает?

— Бывают. Но посудой мы не кидаемся, выясняем отношения постепенно. Это, уместно сказать, окружающих бесит. Я ставлю вопросительный мотив ребром, получаю на него отклик. Если не получаю, говорю: покуда ответа не услышу — калякать не буду.

— И продолжительно дуешься?

— Да я вообще не дуюсь. Это она, бывает, обижается. Вообще, знаете, леди подвержена перепадам настроения. У нее ныне хорошее расположение, а завтра что-то переменилось — и уже плохое. Какая-то дурацкая частность может вывести ее из себя.

— Немытая посуда?

— Например, она может внезапно сказать: Ты давнехонько не дарил мне цветы! И это жутко, это кошмар. Все время все было привычно. А вот в эти дни почему-то она вспомнила, что я ей давнехонько не дарил цветы. И все.

— И как выходишь из ситуации? Бежишь за цветами?

— Иногда довольно заключить в объятия и чмокнуть, а другой раз мало, и нужно экстренно мыслить, что же работать.

— Про посуду мы, уместно сказать, не выяснили…

— А чего тут выяснять? Посуду мою я. Меня это не напрягает. На самом деле у меня дома бардак — и ничего. Но посуду помыть… Это не задача. Почему бы мужчине не помыть пол, не свершить какие-то домашние дела?

— Я смотрю, у вас с Таней неплохое взаимопонимание. Когда соедините-то себя узами брака?

— Пока не планируем. У меня обстановка из той области, когда человеку, тот, что не женился до 25, становится тяжко это произвести, вследствие того что что он уже может совершить тот самый шаг только обдуманно. А обдуманно — нелегко. Да в принципе нам и так что надо. Возникнет надобность — женюсь.

— В таком случае вы, ещё не обремененные тяготами семейной жизни, должны придерживаться романтичного настроя, подарки дарить дружбан другу…

— Романтики у нас — хоть отбавляй. Например, я недавно купил прикольный чехол для мобильного телефона в виде мышонка. А Таня мне покупала прикольные трусы, и не одни.

— В сердечко?

— Не только. Со слониками, с картинками какими-то. Я более того могу их не натягивать, они легко в шкафу висят. Заглянул — и мило.

Комментариев к записи Илья Дуров биография нет

Каталина Дэнис биография

Каталина Дэнис биография
Каталина Дэнис биография

Каталина Дэнис биография

Биография Каталина Дэнис

Каталина Дэнис / Catalina Denis

Карьера: Актриса
Дата рождения: —
Место рождения: Ибаге, Колумбия
Жанры: комедия, боевик, криминал
Всего фильмов с участием: 5
Первый фильм: 2007 г.
Последний фильм: 2010 г.

Лучшие фильмы:

Курьер (2010)
Coursier Louise

Сутенер (2009)
Le mac Luna

Дави на газ (2008)
Go Fast Gladys

Такси 4 (2007)
Taxi 4 la fille a la Smart

Комментариев к записи Каталина Дэнис биография нет