Рубрика: Легкая атлетика

Николай Авилов биография

Николай Авилов биография

Николай Авилов биография

Николай Авилов биография

Николай Авилов биография

Карьера: Легкая атлетика

Дата рождения: 6 августа 1948, знак зодиака лев

Место рождения: —

Выдающейся советский легкоатлет, десятиборец, рекордсмен мира, Олимпийский чемпион, участник 3-х Олимпийских игр.

Биография Николай Викторович Авилов

Заниматься легкой атлетикой начал в 13 летнем возрасте, совмещая занятия с тренировками в баскетбольной секции. В 16-ти летнем возрасте Николай Авилов делаться мастером спорта в прыжках в высоту. В 1964 году попадет в юношескую сборную УССР, уже как многоборец. В 1967 году принимает участие в IV Спартакиаде народов СССР, в 19-ти летнем возрасте занимает итоговое пятое местоположение. В 1968 году заделываться бронзовым призером чемпионата СССР. В 1968 году отправляется на свою первую Олимпиаду в Мехико, занимает на ней 4-е местоположение. В 1972 году выигрывает чемпионат СССР, и сию минуту же отправляется на Олимпийские игры в Мюнхен, откель возвращается Олимпийским чемпионом и рекордсменом мира, с результатом 8454 очка. В 1975 и 1976 годах дважды к ряду заделываться Чемпионом СССР, и отправляется на свои третьи Олимпийские игры в Монреаль, и делаться бронзовым призером соревнований. В 1980 году в 32-х летнем возрасте предпринимает попытку отобраться на Олимпийские игры в Москве, при всем при том занимает в отборочном турнире только пятое местоположение, после этого чего принимает заключение об уходе из большого спорта, делаться тренером. Как тренер готовил к стартам как отечественных спортсменов, так и спортсменов Ирака, Китая, Египта и Сейшельских Островов, где он проработал больше 10 лет . В действительный миг спортсмен проживает в Одессе.

Владимир Голубничий биография

Владимир Голубничий биография

Владимир Голубничий биография

Владимир Голубничий биография

Владимир Голубничий биография

Биография Владимир Голубничий

В 17 лет он без труда выигрывает чемпионат Украины посреди взрослых в ходьбе на 10 километров, оставив сзади многих известных мастеров. Затем устанавливает немного рекордов Украины на различных дистанциях. А сквозь два года на соревнованиях в Киеве становится и мировым рекордсменом в ходьбе на 20 километров. Тогда, в 1955 году, плод Голубничего — 1 час 30 минут 2,8 секунды считался выдающимся, тем больше что показал его 19-летний спортсмен. Пройдет 21 год, и в том же Киеве на чемпионате страны, где будет отбираться команда для участия в Олимпийских играх в Монреале, Голубничий покажет феноменальный по нынешним временам результат— 1 час 23 минуты 55,0 секунды. И еще раз все удивятся: юмористика ли изречь, потому как обладателю этого достижения посредством месяц исполнится 40 лет!

1956 год Володя встречал с особыми надеждами. Ему, лидеру советских скороходов, грезилась олимпийская виктория. Но мечтам не суждено было сбыться. На Олимпиаду в Мельбурн поехали другие. Весной 1956 года Голубничий занедужил. Воспаление печени грозило разлучить его со спортивной ходьбой. Он не хотел сдаваться, усердно лечился и посредством немного месяцев ещё раз вышел на дорожку стадиона. Пока, конечно, и речи не могло быть о занятиях спортивной ходьбой. Небольшие пробежки, многообразные прыжки, метание медицинболов —таков был арсенал его упражнений на первых порах.

И ещё раз ему не везет. В единственный из октябрьских дней 1956 года, когда уже зажегся жар Мельбурнской олимпиады, «скорая» увезла в больницу мирового рекордсмена Владимира Голубничего. На этот раз боль пронзила его на стадионе во время зачета по бегу (он тогда учился в школе тренеров). Предстояло «сдавать» бег на 110 метров с барьерами. Если бы Володя пробежал только для зачета, то, может быть, ничего бы и не случилось. Но он завсегда — ив жизни, и в спорте — стремится быть первым. Вот и тогда Володя решил выказать славный плод. Стремительно пронесся над шестью барьерами и… Дальше мчаться не смог—скрутила боль.

Серьезное недомогание печени снова вывело из строя талантливого спортсмена. На этот раз взгляд врачей было как приговор: никаких тренировок, никаких нагрузок. Он не смог сладиться с этим, хотя в глубине души понимал, что врачи на 99 процентов правы. Но у него оставался единственный процент надежды. И тут ему на глаза попалась книжка Бориса Раевского «Только вперед» —о мужестве, удивительном трудолюбии и целеустремленности пловца Леонида Кочеткова, сумевшего позже тяжелого ранения на фронте не нетрудно возвратиться в бассейн, но и сделаться мировым рекордсменом. Особенно приободрился Володя, когда узнал, что Кочетков — фигура не вымышленная, что прообразом ему послужил свойский прославленный спортсмен Леонид Мешков.

«Кочеткову врачи говорили, по сути, те же слова, что и мне:

«Держать ложку таковый рукой, вероятно, сумеет, плавать— нет!» — писал Володя в своем дневнике. — А он взял и всем назло поплыл. Чем же я хуже его? Ведь и у него эпизод был из ряда вон выходящий, но хворь не сломила его волю, и он выкарабкался».

Книга «Только вперед» стала для него настольной. Отдельные страницы ее он и сегодня знает наизусть. Она вселила веру в вероятность скорого возвращения в спорт, звала на стадион.

Володя беспрекословно соблюдал предписания врачей. Конечно, помогли лекарства, диета, порядок. И ещё, а может быть в свое время всего, сильная свобода, огромное охота возвратиться в спорт.

Володя почувствовал себя лучше, начал к занятиям в школе тренеров и помаленьку начал тренироваться. Он старался не полагать о болезни. Впрочем, она сама напоминала о себе. Не раз ещё случались приступы. Но Голубничий не помышлял о том, чтобы сдаться, и продолжал тренировки.

Долгих три года он боролся с болезнью, и всякий раз, выходя на старт, не был уверен в том, что дойдет до финиша. Но, видно, не бесполезно говорят— виктория любит героев. В конце концов, он победил хвороба и ещё раз вошел в группу лидеров важный спортивной ходьбы. К нему пришли большие победы и настоящее признание.

Сильный нрав Володи сформировался ещё в детстве… Вот единственный момент. Однажды совместно с друзьями-шестиклассниками Володя гулял на берегу Псела, а рядом рабочие грузили на понтоны песок. Попросили ребят подсобить. Те не отказались. Работа была тяжелая, но пацаны с ней справились. Рабочие попросили своих помощников прийти и на следующий день. В назначенное время на берегу появился только единственный Володя. Ему выделили понтон. За день он в одиночку его нагружал, а следом в другом месте разгружал. Нестерпимо ныла поясница, болели руки, ноги. Какие-то незнакомые пацаны, наблюдавшие за его работой, советовали ему кинуть это трудное дело. А он девять дней неотступно грузил песок, покуда не выполнил всю работу. Мужество не завсегда броско, не всю дорогу броско. Представьте, сколь сил, сколь энергии нужно воротить в самом конце нескончаемо длинного и трудного пути, чтобы схватить да и оставить от своих соперников. Так было на Олимпийских играх в Риме и Мехико. Именно в самых главных, самых ответственных соревнованиях он ощущал третье дыхание, о котором знают только чемпионы.

Во втором матче СССР — США по легкой атлетике в душной Филадельфии в 1959 году он финишировал первым, несмотря на то что врачи диагностировали у него тепловой потрясение. А вот ещё одно подтверждение бойцовского характера Володи. Это было на Олимпиаде в Риме. Голубничий первым вошел на стадион позже девятнадцати с половиной солнечных километров и за круг до финиша почувствовал себя чемпионом. Сил оставалось мало, всего какая-то капелька. Наверное, оттого Голубничий сбавил темп, тем больше что, по его расчетам, за ним должен был ступать друг по команде — Геннадий Солодов, а значит, «золото» и «серебро» получат представители нашей команды. Не знал Володя, что Солодова практически у входа на стадион сняли судьи за ломание правил стиля спортивной ходьбы. Не мог более того представить, какой махач предстоит ему вынести на последних метрах дистанции!

Володя размеренным шагом идет к финишу и приветствует зрителей. И они ему отвечают приветствиями и аплодисментами. Вдружбан, слышит, заволновался стадион, ещё сильнее закричали болельщики. Не понимает Володя в чем занятие. Случайно на трибуне он замечает своего товарища по сборной Григория Климова. Тот машет руками, жестикулирует что-то кричит. «Оглянись!» —в конце концов, через шум стадиона доносится до Володи. Голубничий оборачивается и в двух шагах от себя замечает незнакомого соперника. После финиша Володя узнает, что на последних метрах его пытался настичь австралиец Ноель Фримен. Но в то время как он не задумывается над тем, с кем ему предстоит сразиться. Как рассказывал мне Голубничий, в эти секунды он решал дилемму: если продолжать ходить в таком же темпе, соперник вырвется вперед, если грубо приплюсовать прыть, судьи, чего доброго, ещё снимут с дистанции — потому как на последнем километре снимают без предупреждения. Очень плавно, крайне осмотрительно Голубничий стал набирать прыть. И откель только силы взялись на тот самый окончательный финишный бросок! Он не дал себя объехать и первым пересек линию финиша. Так пришла к нему первая олимпийская виктория.

Его тракт к победам постоянно был тернист, всю дорогу был труден. Но более того тогда, когда ему не удавалось одолеть, Голубничий сражался до конца, проявляя настоящий физкультурный героизм. Так было и на Олимпиаде в Токио. Еще до приезда в Японию Володя понял, что перетренировался. Сезон 1964 года для наших ведущих легкоатлетов оказался, к сожалению, перенасыщенным ответственными стартами. Частые выступления, долгое нахождение в состоянии повышенной боевой готовности ещё до Олимпиады обрекли наших скороходов и бегунов на образ аутсайдеров в этих главных соревнованиях.

Обидно четыре года подготавливаться и продуть. Он понимал, что на этот раз не сможет побороть. И все же вышел на старт, надеясь доставить своей команде зачетные очки. На третьем километре дистанции британский спортсмен К. Мэттьюз беспрепятственно ушел от остальных скороходов и, вроде на крыльях, понесся к победе. Попытки Голубничего настичь беглеца успехом не увенчались. К тому же Володе объявили предупреждение, и он мало-помалу начал отставать. Идти с каждым шагом становилось все тяжелее, глаза застилал туман, ноги практически вязли в асфальте: он потерял равновесие и упал.

Рядом остановилась судейская агрегатина, судьи чутко наблюдали за скороходом. Володя поднялся и не спеша пошел, стараясь ходить как не возбраняется техничнее. А позже, решительно придя в себя, он «включил» другую прыть, стремясь наверстать упущенное. Он обходил одного соперника за другим, но на финише был только третьим. И все же бронзовая медаль, завоеванная им в Токио, в особенности стезя Володе. Потому что досталась она сильно нелегко и ещё вследствие того что, что победил он самого себя, сумев раскрыть и применять до сих пор незнаемый ему припас сил. Трудно определить, когда в нем родился натуральный воин. Его нрав закаляла существование, проверяла на крепость спортивная ходьба. Вот уже двадцать пять лет в зной и холод, пургу и дождина он выходит на шоссе и дорожку стадиона и вышагивает свои бесконечные долгие километры. Целеустремленности Голубничего, его фанатичной преданности спортивной ходьбе, его огромному трудолюбию может позавидовать произвольный. И не невзначай за всю историю отечественной легкой атлетики он был и остается одним из самых надежных спортсменов. Тренеры сборной команды страны всю дорогу могли полагать на него, знали:

Голубничий не подведет.

И перед Олимпийскими играми в Мехико, как и перед предыдущими, он был нашей главной надеждой в спортивной ходьбе.

Трудно ли быть фаворитом? Трудно, в особенности если ты приезжаешь в городок, где предстоит выступать за месяц до старта! В Мехико советская команда вылетела больше чем за тридцать дней до открытия Олимпийских игр. Таковы были рекомендации ученых; они заботились некогда всего об акклиматизации спортсменов, но не подумали о трудностях, которые предстояло одолеть олимпийцам, на долгий срок оторванным от Родины, дома. Надо иметь железными нервами, чтобы каждый день встречаться с будущими соперниками на стадионе, в столовой, в клубе, дарить беседа, выискивать в газетах прогнозы о твоем выступлении и раньше времени не перегореть.

Окно комнаты, в которой поселились неразлучные друзья Владимир Голубничий и Николай Смага, выходило прямо на стадион Олимпийской деревни. Не выходя из комнаты, позволительно было присматривать за соперниками, прикидывать, кто как готов. Наибольшее ощущение произвел на друзей гражданин сша Р. Лэйрд, отмеривавший круг за везде в неимоверно высоком для горного Мехико темпе. Долго думали Володя с Колей, как нейтрализовать своего конкурента. И решили измотать, навязать ему свой тактический проект спортивной борьбы. Договорились, что с самого начала дистанции они взвинтят темп, а чтобы помочь его, будут поочередно лидировать. Но проект тот самый реализовать оказалось не так несложно. Сначала захворал Володя. Измерил температуру, взглянул на термометр — и глаза едва-едва не полезли на лоб: 38,2°! Пошел к врачу. Тот его чутко осмотрел и пришел к выводу, что температура эта не простудного, а нервного характера. Значит, горячая атмосфера Олимпийской деревни подействовала и на многоопытного спортсмена.

А ещё сквозь немного дней захворал Коля. У него оказалась ангина. Температура подскочила до 38°! И все же, превозмогая недомогание, Смага вышел на старт. Конечно, он понимал, что шансов на победу у него на практике нет, и все же решил сражаться, сражаться за победу своего друга — Голубничего.

Это только так кажется, что легкая атлетика — обличье спорта сугубо индивидуальный. Здесь также ценится командная виктория. Ради нее выходят на старт многие спортсмены, чьи имена нечасто не возбраняется повстречать в различных гороскопах, предсказывающих будущих победителей. Занять местоположение в олимпийском финале, доставить своей команде зачетные очки в борьбе за неофициальное командное первенство—такова мишень многих атлетов. Конечно, в глубине души они мечтают о большем, надеются завоевать медаль. Но случается это не нередко. И пускай о них пишут куда меньше, чем о чемпионах и призерах, стоимость их места в финале бывает подчас не ниже, чем иная виктория.

В данном случае Смага не остался без медали (он получил бронзовую награду). Среди спортивных ценностей олимпийская медаль занимает не последнее местоположение. Но куда выше котируются ценности духовные: благородство, самоотречение, товарищество — качества, которые проявил Смага в жарком Мехико.

Голубничий вышел в лидеры на первых же метрах пути, а за ним неотступно следует гражданин сша Р. Лэйрд. На секунду Володя приостанавливается и пропускает своего соперника вперед — за лидером постоянно ходить легче. Голубничий передвигается экономно, не поднимая головы, его глаза следят только за ногами американца. И как гром среди ясного неба он слышит вопль. Оглядывается и видит, что основная группа скороходов проносится мимо. Значит, увлекшись борьбой сЛэйрдом, он сбился с дистанции.

Оказавшись в самом конце длинной цепочки скороходов, Голубничий и Лэйрд взвинтили темп до предела. Вдвоем они вскоре настигли лидеров. Но рывок тот самый дорого обошелся американцу, продолжительно высокого темпа он снести не смог и исподволь стал отставать. А Володя пристроился за спиной Смаги.

Как вы знаете, по плану они должны были лидировать попеременно, но у Голубничего не оказалось сил разом позже затяжного спурта вылезти вперед. Он неторопливо приходил в себя. А все это время спереди был Смага. Он безропотно принял на себя образ лидера, хотя, видимо, с удовольствием уступил бы первую позицию Володе. Но он понимал: для Голубничего это может оборотиться проигрышем. И Смага все время шел спереди. Добрых 18 километров продержался он лидером этой невероятно трудной гонки. Николай сумел вывести своего друга из группы, помог ему одолеть. Миллионы телезрителей, наблюдавших за легкоатлетиче- скими соревнованиями Олимпиады,надо полагать,навечно запомнили драматический финиш этой изнурительной ходьбы. На последнем километре дистанции мексиканец Хозе Педраса, воспользовавшись бесконтрольностью судей, начал чуток ли не бегом догонять наших спортсменов. Уже на глазах у переполненного стадиона он, подгоняемый криками тысяч соотечественников, опередил Смагу и без малого достал Голубничего. Началось соперничество между мексиканцем, чувствующим себя в близкий стихии, и советским спортсменом, для которого всякий шаг в этой непривычной атмосфере среднегорья (как-никак высота 2240 метров над уровнем моря) давался с трудом. Кто кого?

В эти трудные минуты Голубничий нашел в себе силы увеличить прыть. Он не мог продуть, вследствие того что что в текущий момент сражался не только за себя, но и за Колю, за свою команду. Чувства зачастую выполняют образ стимула к действиям. Он отдал себе приказ: «Вперед!» — и ринулся к победе. Шаг за шагом Голубничий уходил от своего преследователя, в конце концов, тот, поняв бессмысленность дальнейшей борьбы, прекратил погоню. Финиш! Победа! Лицо Голубничего искажено от напряжения. Смага, чуть пройдя финишный створ, без сознания падает на землю. Все отдано борьбе, победе. Так была завоевана первая золотая медаль советской команды на Олимпиаде в Мехико.

Смагу и Голубничего после этого Мексики многие стали звать спортивными братьями. Да, истинно эта трудная дорога Олимпиады по-настоящему сроднила их. Два коммуниста, два бойца, два украинских парня сделали все, чтобы доставить своей Родине победу.

После Мексиканской олимпиады Голубничий без малого весь год не выступал — залечивал старые травмы, отдыхал, сбавил нагрузки на тренировках. Как раз в тот самый отрезок времени я впервой по служебным делам приехал в Сумы и навестил Володю дома. Странно было видать Голубничего в фартуке. Но он своего наряда не стеснялся и с удовольствием занимался консервированием фруктов. «Как, приличный я подготовил жене гостинец?» — улыбаясь, спросил он меня, показывая на забитую до отказа домашними консервами кладовку. Непривычно выглядел Володя за письменным столом в своем кабинете. Сзади него на полках — любимые книги: сочинения Антона Павловича Чехова, Александра Беляева, Джека Лондона, Герберта Уэллса. Скорее, не возбраняется было помыслить, что попали в офис мастера слова, а не мастера беговой дорожки. Впрочем, уже тогда Голубничий начал трудиться над книгой о своем пути в спорте.

Ну, а в свободную минуту Володя сообща с друзьями Колей Мариничем, Володей Галевичем, Володей Новаком отправлялся порыбачить. Рыбалка—отменное снадобье восстановления душевного равновесия. Именно в этом месте, на берегу Псела, он стал задумываться над тем, стоит ли продолжать выступать. И когда решил, что стоит, забыл про годы и как одержимый стал тренироваться. Потом был Мюнхен. Серебряная медаль, завоеванная им в возрасте 36 лет на Играх XX Олимпиады, могла, как считали многие, пригоже подвести черту его спортивной карьере. «Сразу затем награждения я поднялся на трибуну к нашим болельщикам и тренерам, — записал Голубничий в своем дневнике, — меня похлопывали по плечу, жали руки, поздравляли. И нежданно-негаданно до меня долетела мысль, сказанная наверное безо всякого злого умысла: «Молодец, дед, ты достойно завершил свой физкультурный дорога!»

Неужели это все? Не будет больше борьбы яростной и трудной, долгих километров пути, обжигающего ветра, не будет рядом товарищей, с которыми, вот уж воистину, прошел полсвета, не будет последних метров дистанции, с целью которых выходишь на старт, не будет медалей? Ведь медали — это не только мой работа, за ними и нелегкая служба тренеров, врачей, массажистов, товарищей, постигавших до меня и вкупе со мной спортивные истины и открывших мне несть числа своих секретов.

В книгах некоторых ветеранов разрешено прочитать, что в спорте они больше всего ценят его красоту и то удовольствие, которое он приносил и приносит им на протяжении всей жизни. Но мне кажется, что это все же не вовсе верно. Во всяком случае, я не встречал такого спортсмена, для которого слова «спорт» и «победа» не олицетворяли одно и то же. И глядя в Мюнхене на молодых соперников, я им по- доброму завидовал. Для них победы могли быть большей реальностью, чем для меня, «старика». Но, осознавая это, я все же чувствовал, что продолжаю грезить о победах, питать доверие в счастливый момент… И когда я понял это, то сказал самому себе: покидать рано».

1974 год. Голубничий продолжает выступать. Хотя особенно выдающихся результатов и не показывал. Перед чемпионатом Европы в Риме его лучшее достижение сезона уступало результатам 16 скороходов. Казалось бы, где уж тут грезить о победе! Но Голубничий не был бы Голубничим, если бы вышел на старт без веры в счастливый момент. Он немедленно же предложил только большой для душного Рима темп и всю дистанцию диктовал соперникам свои условия.

Так никому и не уступив лидерства, он первым ворвался на стадион. Последние метры шел без труда, непринужденно и, я бы более того сказал, молодцевато. А позже, через немного часов потом финиша, Голубничий, обыкновенно скупой на слова, когда разговорчик касается трудностей, выпавших на его долю, признался мне, что где-то на семнадцатом километре у него начало сводить ноги, все поплыло перед глазами, в ушах застучали тысячи молоточков… И только ему одному известно, как удалось это состояние осилить.

«Этот 38-летний чемпион Римской олимпиады с мягкой улыбкой установил необычайный рекорд в большом спорте, победив через 14 лет на том же стадионе, где его приветствовал мир…» — писала итальянская газета «Туттоспорт».

[Вверх]
Юрий Борзаковский биография

Юрий Борзаковский биография

Юрий Борзаковский биография

Юрий Борзаковский биография

Юрий Борзаковский биография

Карьера: Легкая атлетика

Дата рождения: 12 апреля 1981, знак зодиака овен

Место рождения: Кратово, Россия. Российская Федерация

Юрий Борзаковский — российский спортсмен, легкоатлет, заслуженный мастер спорта России. Родился 12 апреля 1981 года. Юрий Борзаковский является олимпийским чемпионом, чемпионом мира и Европы, одним из 4 олимпийских чемпионов от России в мужской лёгкой атлетике и единственным в беговых дисциплинах.

Биография Юрий Михайлович Борзаковский

Юра, ты в 19 лет, в младенческом возрасте для средневика, уже бежал в олимпийском финале. Когда же ты увлекся бегом?

— Все получилось невзначай. В 10 лет пошел заниматься футболом в спортивную школу своего родного города Жуковский. Через две недели были первые соревнования. Думал — по футболу, оказалось — по бегу. К финишу прибежал вторым. Был сильно рад и решил остаться.

О футболе не жалеешь?

— На тренировках мы нередко играем в футбол. В игре двигаешься и не замечаешь огромного количества ускорений, меньше устаешь психологически. Футбол помогает бегу.

Как отнеслись родители к твоим занятиям спортом?

— Нормально. Они простые люди. Отец — шофер, матушка — дворник.

По сегодняшним меркам, ты весьма до срока женился. Где встретил супругу?

— С Ириной мы ходили в единственный ребяческий садик. Потом разъехались, родители поменяли местоположение жительства. Правда, узнали мы об этом только в 16 лет, когда опять встретились и вспомнили наше ребячество. После этой встречи мы уже не расставались. Я стал за ней ухаживать. И через три года поженились.

Помнишь, как сделал предложение?

— Гуляли вкупе, как просто, по городу. Потом пришли домой. И что-то внутри подтолкнуло меня. Решился изречь Ире: будь моей женой. Она тотчас согласилась. Было это вслед за тем австралийской Олимпиады. Свою задачу в Сиднее я тогда выполнил — попал в финал. На положительных эмоциях затем свадьбы я выиграл зимний чемпионат мира-2001. А в мае прошлого года родился пацан, назвали Ярославом.

И кто у вас основной в семье?

— Жена говорит, что я. Но подчас демонстрирует обратное. Случается, Ира в чем-то не права, сознает это, но мне старается не являть. Говорит: я старше тебя, значит — права. Она впрямь на год старше. Зато, когда надобно за что-то ответствовать, она говорит: ты старшой в семье, ты и разбирайся. (Ира затем расшифровала: «Замужем — значит за мужем, он — самый-самый первостепенной важности!» — В.Р.)

В детстве кормил всю семью

Чем юная супруга занимается кроме воспитания ребенка?

— Она у меня рукодельница, по профессии швея. Может с целью удовольствия сшить себе платье или наряд. До рождения сына успела поработать секретарем. Теперь домохозяйка. А ещё раньше занималась легкой атлетикой, бегала. Сейчас также с целью поддержания формы другой раз выходит в деревья на пробежку.

Маленький дитя по ночам, по всей видимости, дремать не дает, нередко приходится подниматься?

— Если открыто, то мне дают высыпаться. Я не встаю. Все понимают, что назавтра у меня тяжелая тренировка и я должен быть в форме.

Вы живете особняком от ваших родителей?

— Мы живем покуда у тещи. После побед на чемпионатах мира и Европы мне обещали улучшить жилищные условия. Но почему-то тот самый ход затянулся. И мой тренер, Вячеслав Макарович, договорился о встрече с губернатором Московской области. Мы приехали, рассказали о своих проблемах. Борис Громов дал мне трехкомнатную квартиру. Сейчас возведение дома близится к завершению. Кстати, в Жуковском построят нынешний стадион для легкоатлетов. Поехали хлопотать о жилье, а получили в придачу единый стадион — здорово! Уже есть план, расчищено местоположение, к лету, вероятно, успеют положить дорожку.

Кто у вас с женой дома готовит?

— На кухне в текущий момент командуют или благоверная, или мать жены. Не хочу хвалиться, но я также могу непочатый край блюд разных соорудить. Щи люблю варить, в частности. Когда не был женат и жил со своими родителями, мне приходилось нередко готовить. Мать и папа на работе, а у меня ещё младшие брат и сестра. Как старшой, варил обеды и кормил всю семью.

Спортсмены просто увлекаются автомобилями, ты не изъятие?

— Да, крайне нравится колесить на машине. Но в различие от брата не люблю в них копаться. Слава богу, агрегатина у меня не ломается.

И какая модель?

— Учился колесить на «восьмерке». После чемпионата Европы появились монеты, прежнюю машину поменял на «девятку».

Какие спортивные планы у тебя на тот самый год?

— Все зимние старты мы с тренером решили пропустить. Хотим лучше подготовиться к главному старту сезона — летнему чемпионату мира в Париже.

А как же «Золотая лига», где победитель получает немного десятков килограммов золота. Нет желания сделаться миллионером?

— Чтобы быть первым, необходимо победить все летние старты «Золотой лиги». Для этого понадобится выложиться на полную катушку. Держать пик формы в течение трех месяцев. Я ещё молод для таких нагрузок. На некоторых этапах, разумеется, буду участвовать. Но необходимо не забывать, что спереди чемпионат в Париже. А в следующем году — Олимпиада. По-моему, маленькая золотая олимпийская медаль дороже груды золотых слитков самой высокой пробы.

Юрий — не инопланетянин

Говорят, что Борзаковский быстрее других легкоатлетов восстанавливается вслед за тем физических нагрузок и сердце у него работает не так, как у других. А причиной тому — его замедленный от природы пульс За комментарием мы обратились к президенту федерации спортивной медицины Льву МАРКОВУ.

— Сердце у Юрия весьма хорошее от рождения, к тому же крайне тренированное. Оно качает кислород лучше, чем у соперников, и помогает бегуну эффективней применять свои силы на дистанции. Что касается пульса — то это, слухи. Никакой он не инопланетянин, как некоторые думают. А то, что ещё намедни стартов Юрий был простужен, но вышел и всех победил, изумляться не стоит. Причина проста. Когда дядя болеет, все резервы его организма мобилизуются. И помогают быстрее адаптироваться к новым нагрузкам. Организм как бы включает дополнительные мощности и трудится по максимуму! Но только в случае, если у человека шибко здоровое сердце.

[Вверх]
Сергей Бурлаков биография

Сергей Бурлаков биография

Сергей Бурлаков биография

Сергей Бурлаков биография

Сергей Бурлаков биография

Биография Сергей Бурлаков

До дембеля Сергею Бурлакову оставалось 108 дней. Парню хотелось на гражданку, хотя он в аккурат и не представлял себе, чем станет заниматься следом службы. Об этом он и разговаривал с молодым бойцом, тот, что вел «уазик» по скользкой дороге. Стемнело. До части ехать было ещё достаточно прилично, когда шофер не справился с управлением и агрегатина полетела в обрыв 15-метровой глубины. «Уазик» немного раз перевернулся и встал на колеса в глубоком сугробе. Аккумулятор выбросило по пути, по иному агрегатина взлетела бы на воздух. Водитель очнулся посредством пару минут. Когда сообразил, в чем занятие, разом посмотрел на соседнее сиденье. Голова сержанта Бурлакова уткнулась в стеклышко боковой двери, все физиономия было в крови. Парень позвал Сергея, боясь дотронуться до него. Потом выбрался из машины и полез по обрыву ввысь.

Он вернулся в количество ранним утром. Примерно в это же время женщины, которые ехали к первой смене на суконный комбинат, подметили в обрыве искореженный авто, спустились к нему и увидели Сергея. Они-то и привезли Бурлакова в больницу. У него был пробит висок, сломаны ребра, повреждены внутренности. По идее с такими ранами он давнехонько уже должен был помереть. Но Сергей жил. Только руки и ноги совершенно не слушались — чувак целую темное время суток пролежал на 45-градусном морозе. Их пришлось ампутировать. Первые тяжелые месяцы новой жизни рядом с Сережей была матушка. Она оставила двух младших девочек, собрала все возможные денежки, кое-что продав из нажитого годами, и помчалась спасать своего мальчика. Женщина нередко рыдала в больничных коридорах при одной только мысли, во что превратился ее юный прекрасный отпрыск. Но в палате старалась глядеться веселой и уверенной, повторяя: «Слава Богу, что остался жив. Все прочее не важно».

Жестокая влюбленность

Первое время было весьма тяжко. И не столь самому Сергею, сколь окружающим. Они не знали, как себя известия с инвалидом, вследствие этого старались игнорировать. Тогда Бурлаков говорил: «Я не вечно был таким. Судьбу не выбирают, никто не застрахован от беды. И человеком надобно оставаться в любом случае».

Однажды на Новый год Сергей поехал к маме в Нижегородскую область. И там познакомился с молоденькой девушкой. Это был основополагающий сторонний джентльмен за немного последних лет, тот, что видел в парне не калеку, а интересную персона и привлекательного мужчину. Однажды он пригласил ее в гости и никуда больше не отпустил. Любовь подарила ему крылья. Сергей уже пару лет занимался спортом, в силу того что что ещё в госпитале решил, что это один метод явить и реализовать себя. Поэтому он бегал и прыгал в длину без ног, метал диск и плавал без рук. Любовь помогла ему сделаться чемпионом России по легкой атлетике посреди инвалидов, мастером спорта по плаванию. А когда Бурлаков узнал, что резво станет отцом, он серьезно задумался о том, как получить финансы, чтобы его ребятенок и любимая леди ни в чем не нуждались. Друзья помогли ему вскрыть свой ларек. А уже сквозь год у Сергея появилась первая аптека, следом открылись ещё две. Тогда он был самым счастливым человеком на свете. Прекрасная семейство (благоверная и дочка), успехи в спорте (Сергей стал выступать на международных соревнованиях), стабильный коммерциал — у многих здоровых мужиков не было и десятой доли того, что тот самый парнишка создал собственными руками.

И неожиданно все рухнуло. Та, которую он называл своей королевой, для которой был готов на любые подвиги, ушла от него и забрала дочку. Просто поддалась влиянию своей матери, которая никак не могла стихнуть по поводу того, что ее зять — инвалид. Ему было больно так, как не было больно тогда в госпитале. Самое ужасное — бывшая благоверная и мать жены запретили ему видеться с малышкой. Бпища, как известно, одна не приходит. Местным бизнесменам давнехонько не нравились цены в аптеках Бурлакова, оттого что они были значительно ниже тех, что держались в других. И они поставили условие: или поднимаешь цены, или аптеки твои сгорят. Угрожали семье. Нет, Сергей не испугался. Просто больше не было ни смысла, ни желания оставаться в этом городе. Он продал свой коммерциал, забрал матушка с сестрами и уехал в Таганрог, где родился, чтобы все приступить с чистого листа.

Он не хотел, чтобы его жалели. Он ненавидит жалость по отношению к себе до сих пор: «Я человек, а значит, обладатель своей жизни. Для меня самое страшное — быть прикованным к постели. Если я могу бродить, зреть, калякать, значит, я могу действовать».

Чемпион мира

Бурлаков начал с того, что создал в Таганроге Федерацию физкультуры и спорта инвалидов. «Чтобы победить махач, в него необходимо ввязаться», — любит он воспроизводить. Ему пришлось приводить доказательства надобность своей работы местной власти, бизнесменам-спонсорам, самим инвалидам, которые с трудом расставались со своим существованием в четырех стенах. Местные чиновники поддались напору Бурлакова и пошли ему навстречу. Сергею удалось вовлечь в ряды своих единомышленников директора крупнейшего предприятия «Тагмет» Сергея Бидаша, тот, что ныне спонсирует спортивную базу федерации и организацию соревнований.

С инвалидами труднее. Они неохотно меняют психологию иждивенцев на полноценную существование. Приходится увлекать их собственным примером. Недавно Сергей Бурлаков выиграл имеющий известность во всем мире нью-йоркский марафон инвалидов, один в мире, пробежав его на двух протезах и завоевав золотую медаль чемпиона мира. В этом году он поступил в Ростовскую педакадемию. На очереди — Академия госслужбы при президенте: не хватает знаний для работы в аппарате полпреда генерала Казанцева. Многие удивляются, как Сергей туда попал. А его пригласил сам Казанцев. Услышал его историю, назначил встречу. За Бурлаковым в Таганрог собиралась ехать целая команда — надобно потому как парня в машину сажать, у него же ни рук, ни ног, эдакий обрубок с головой. И сильно удивились, увидев высокого интересного молодого мужчину, тот, что все делает независимо. Ну только что пуговицы на рубашке не застегивает и галстук не завязывает. А так более того на компьютере работает, зная его в совершенстве. Но главное — башка светлая и умная. После встречи с генералом Сергей стал трудиться советником полпреда по инвалидному спорту.

P. S. Когда я назвала его везунчиком, Сергей первоначально печально ухмыльнулся, а следом подумал и сказал: «Знаешь, я оттого что все 10 лет думал о том парне. И для меня сильно существенно, что у меня существование сложилась лучше, чем у него. Я потому как мог сходить тем же путем, спиться, рухнуть на самое дно. И, может быть, той трагедией Бог отвел меня от чего-то плохого». Единственное, о чем ныне мечтает Бурлаков, — повстречать «свою» девушку и породить детей. Как самое меньшее троих.

[Вверх]
Николай Абрамов биография

Николай Абрамов биография

Николай Абрамов биография

Николай Абрамов биография

Николай Абрамов биография

Биография Николай Кузьмич Абрамов

Николай Абрамов вошёл в историю развития пензенского спорта как основополагающий участник Олимпийских игр.

Его заметные спортивные достижения начинаются с 1959 года, когда Николай становится чемпионом области в беге на стайерские дистанции в 5 и 10 тысяч метров. Звание чемпиона области он удерживает до 1968 года, побеждая в то же время в 1963 и 1965-1966 годах на дистанции 10000 метров в зональных соревнованиях «Центр России».

В 1963 году Николай Абрамов получает звание мастера спорта СССР.

В 1964 году он становится серебряным призёром чемпионата СССР в марафонском беге и получает путёвку в Олимпийскую сборную.

На XVIII Олимпийских играх в Токио Николай Абрамов завоёвывает 22 местоположение в марафонском беге.

[Вверх]
Усейн Болт биография

Усейн Болт биография

Усейн Болт биография

Усейн Болт биография

Усейн Болт биография

Биография Усейн Болт

Трелони на Ямайке, учился в Высшей школе Уильяма Нибба (William Knibb High School). В 15 лет выиграл золотую и две серебряные медали чемпионате мира по лёгкой атлетике посреди юниоров 2002 года в Кингстоне. Усэйн анабаптист. За имя и достижения получил прозвание «молния» («lightning bolt»).

«Сотню» Болт бегал в наслаждение, ни при каких обстоятельствах не претендуя на рекорды. Собственно, до феерического бега 3 мая 2008 года на Национальном стадионе Ямайки (9,76) лучшим результатом спринтера оставались скромные 10,03, показанные в 2007 году на турнире в Греции.

Дважды обладатель награды «Восходящая Звезда».

Журналисты окрестили его «Молнией» (lightning bolt), не только за достижения в беге, но и за имя.

Усэйн выиграл другую золотую медаль в 2003 году на Юношеском чемпионате мира по лёгкой атлетике, пробежав 200 м за 20,40 с.

В 2004 году Болт пробежал 200м за 19,93 секунды, став первым посреди юниоров, пробежавших 200м менее чем за 20 секунд, тем самым улучшив предшествующий важный рекорд посреди юниоров, поставленный Даниэлем Лоренцо.

На чемпионате Ямайки 2007 года Болт пробежал дистанцию за 19,75 секунды, превзойдя на 0,11 секунды державшийся 36 лет национальный рекорд, установленный Доном Куорри. На чемпионате мира по лёгкой атлетике 2007 года в Осаке Болт завоевал серебро в беге на 200 метром, уступив американцу Тайсону Гаю.

3 мая 2008 года Болт преодолел стометровку за 9,76 секунды , что стало вторым официально зарегистрированным достижением в истории соревнований, позже результата его соотечественника Асафы Пауэлла. Менее месяца через, 31 мая, на Гран-при «Reebok» в Нью-Йорке Болт пробежал 100 м за 9,72 секунды, установив свежеиспеченный важный рекорд, побив достижение Пауэлла (9,74 секунды).

16 августа 2008 года в Пекине Болт, преодолев стометровку за 9,69 сек, выиграл золотую медаль Олимпийских игр 2008 и установил свежий важный рекорд. При этом нужно пометить, что Болт на последних 15-20 метрах дистанции визуально не выкладывался на 100% возможностей и, не возбраняется заявить, уже начал праздновать победу, так как намного опережал соперников. Это позволило изъясняться о том, что Болт в подобной спортивной форме способен «сбросить» с мирового рекорда ещё не одну сотую секунды. 22 августа 2008 года Болт выиграл свою третью золотую медаль на Олимпийских играх в Пекине в эстафете 4*100 метров в составе сборной Ямайки. При этом его команда установила свежий важный и олимпийский рекорды (37,10 секунд).

Болт занимает высшую строчку в рейтинге Международной Ассоциации Федераций Лёгкой Атлетики и дважды был удостоен награды «Восходящая звезда». Ассоциация характеризует его как «предстоящее бега на 200 метров». Тренирует Усэйна Гленн Миллз. Также в текущий момент Болт обучается в Технологическом Университете Ямайки.

[Вверх]
Анна Андреева биография

Анна Андреева биография

Анна Андреева биография

Анна Андреева биография

Анна Андреева биография

Биография Анна Андреева

Заслуженный мастер спорта Анна Андреева. Высокая статная дама с открытым, добрым лицом. Она родилась в Пензе, в этом месте же прошли ее ребячество и молодость. Семье, где росли шестеро детей, жилось не очень-то несложно. Отец работал смазчиком на железной дороге. Анна пошла в него и статью, и силой. Спортом сознательно не занималась, но когда нужно было оберегать спортивную честь предприятия, выступала то в велогонках, то на лыжне, то на стадионе. И случилось так, что эту одаренную в спортивном отношении девушку .направили в Москву обучаться в школе тренеров. А в 1938 г. 23-летняя Анна Андреева в первый раз стала чемпионкой Советского Союза в толкании ядра. На одиннадцати следующих чемпионатах СССР Андреева неизменно поднималась на пьедестал почета.

Еще трижды была она обладательницей золотых наград, 6 раз— серебряным призером и дважды— бронзовым. Вершиной ее долгого и славного спортивного пути стал 1950 г., точнее, три его месяца. В конце августа на стадионе «Эйзель» в Брюсселе проходил очередной, четвертый по счету чемпионат Европы.И первыми в борьбу за награды вступили толкательницыядра. На старт вышло 12 спортсменок, но судьбина золотой медали решилась сквозь 15 минут затем начала состязаний. В первой же попытке Андреева толкнула ядро на 14,20 и обеспечила себе победу. А в последней попытке прибавила ещё 12 см и в итоге опередила серебряного призера на 30 см. Так воспитанница Дмитрия Петровича Маркова 35-летняя Анна Андреева продолжила победную традицию, заложенную прочий ученицей Маркова— Татьяной Севрюковой за четыре года до этого. Вернувшись из Брюсселя, Андреева в четвертый раз завоевала титул чемпионки СССР. А в начале ноября произошло событие, навечно вошедшее в историю легкой атлетики. На международных соревнованиях в румынском городе Плоешти Андреева первой в мире толкнула ядро за рубеж 15 м.

[Вверх]
Владимир Андреев биография

Владимир Андреев биография

Владимир Андреев биография

Владимир Андреев биография

Владимир Андреев биография

Биография Владимир Васильевич Андреев

Влади́мир Васи́льевич Андре́ев (р. 7 сентября 1966 года) — русский спортсмен, легкоатлет, эксперт в спортивной ходьбе. Воспитанник чебоксарской школы спортивной ходьбы. Бронзовый призёр Олимпийских игр 2000.

Владимир Андреев родился 7 сентября 1966 года в деревне Яманчурино в Яльчикском районе Чувашии. Окончил Чебоксарский педагогический универ.

В 1992 году был включён в лекгоатлетическую сборную России. В 1993 году дебютировал на мировом первенстве в Штутгарте, где занял 19 местоположение в ходьбе на 20 км. Наиболее удачным в спортивной карьере Андреева был отрезок времени 1999—2002 годов. В 1999 году он стал третьим на Кубке мира по ходьбе, а годом позже выиграл бронзовую медаль на Олимпийских играх 2000 года в Сиднее на 20 километровой дистанции.

В 2002 году он дважды завоёвывал серебро на этой же дистанции — на чемпионате Европы в Мюнхене и Кубке мира в Турине. На мировом чемпионате в Париже он принял участие в ходьбе на 10 километров и стал шестым. На Олимпийских играх 2000 года в Афинах стал седьмым в ходьбе на 20 километров.

15 апреля 2005 года было объявлено, что допинг-проба Андреева дала позитивный итог на запрещённый порошок салбутанол, в связи с чем спортсмен был подвергнут годичной дисквалификации. Андреев объявил, что завершает свою спортивную карьеру.

[Вверх]
Александр Авербух биография

Александр Авербух биография

Александр Авербух биография

Александр Авербух биография

Александр Авербух биография

Биография Александр Валерьевич Авербух

Александр Авербух – единственный из самых опытных «шестовиков» в мире, его собственный рекорд – 5 метров 93 сантиметра. Вэтого только через месяц затем репатриации он принес Израилю первую в истории страны золотую медаль «европейского разлива». Он завоевал серебряную и бронзовые медали чемпионатов мира, он был в финале Олимпийских игр в Сиднее… Должен был завоевать награду в Афинах, и, если бы он ее завоевал, то ее глянец затмил бы более того достижение Галя Фридмана – ибо легкая атлетика «королева» спорта. Но – не получилось. Алекс не смог утаить эмоции: тв крупным планом показало разочарование и озлобленность на его лице.

Но что значит – характер: сию минуту затем окончания Олимпийских игр в Афинах Авербух объявил, что начинает подготавливаться к следующим играм – в Пекине. Иначе и быть не могло, потому что Александр – действительный Спортсмен. С большущий буквы.

Александр, заниматься спортом вам было «на роду» написано?

Мне рассказывали, что папа впервой взял меня на стадион, когда мне исполнилось два месяца. Я родился в спортивной семье: мамаша у меня – заслуженный сотрудник физической культуры, папа – заслуженный тренер СССР и России. Папа подготовил двадцать мастеров спорта, серебряного призера Олимпиады в Барселоне… Что ещё? Брат бегал на дистанции 800 и 1500 метров. Все мы мастера спорта. Спортом я начал заниматься в 9 лет – помню, получил профсоюзный квиток спортобщества «Локомотив». С этого возраста я начал прогуливаться на тренировки по три раза в неделю. Сегодня – и вот уже полно лет – у меня тренировки любой день.

Не надоедает ли вам изо дня в день на тренировках десятки раз воспроизводить одни и те же движения?

Ну, это нелегко, если нет ничего спереди. Это тяжко, когда нет внутренней мотивации. А когда тебе нравится то, что ты делаешь, когда ты от этого получаешь блаженство, тогда ты можешь этим заниматься всю существование.

Почему вы выбрали прыжки с шестом?

В детстве я первоначально занимался многоборьем, после этого перешел на шест, позже сызнова на многоборье и следом снова с многоборья вернулся на шест.

Можно изречь, что прыжки с шестом для вас – это, скажем, влюбленность, а многоборье – флирт «на стороне»?

(улыбается): Да, что-то в этом роде. Папа у меня был тренер по многоборью, я с ним прошел довольно-таки хорошую школу и стал чемпионом России по многоборью. Это этакий лошадиный наружность спорта, пашешь в десять раз больше, вследствие того что что там десять видов, а уважения и отдачи значительно меньше, чем в отдельном виде спорта.

Почему так приподнято натуга в секторе для прыжков – неважно, нетрудно в высоту или в высоту с шестом?

Есть три самых тяжелых вида спорта, на мой взгляд: тяжелая атлетика, прыжки в высоту и прыжки с шестом. Потому что перед тем, как что-то совершить, спортсмен знает, что он должен осилить. И вследствие этого к этому должен быть прочий подход. В других видах – ты пробежал – и только опосля узнаешь, как ты пробежал, проплыл – и только вслед за тем узнаешь, как ты проплыл, – нет никакого давления перед твоим видом спорта. А вот эти три вида отличаются тем, что ты знаешь в тот же миг – преодолел ты вес, высоту – или нет. На каждого это по-разному влияет.

Зато у вас шибко честный облик спорта – если ты прыгнул, то прыгнул. Выигрывает тот, кто взял большую высоту, или сделал меньше попыток, чтобы ее осилить. Это тебе не спортивная гимнастика или фигурное катание…

Это да. Если ты в действительности силен – иди и доказывай, что ты силен. А если слаб, если весь год «ваньку валял», то ничего у тебя не получится.

А вы не позволяете себе расслабиться?

Нет, не позволяю. Невозможно прогуливать свою работу. Иногда случается по уважительным причинам одну-две тренировки пропустить – допустим, саммит с Президентом или ещё что-то в таком роде, – и немедленно чувствуешь ломание правил ритма. А если пропустишь невпроворот, то может нарушиться вся организация подготовки.

У вас впечатляющие результаты – вы чемпион Европы и призер чемпионатов мира, но все-таки самая заветная мишень для любого спортсмена – Олимпийское золото, оттого что так?

Это безусловно. Ты можешь быть экс-чемпионом Европы, экс-чемпионом мира, но не можешь быть экс-чемпионом Олимпиады, потому что что Олимпийским чемпионом ты остаешься на всю существование.

На вас возлагали большие надежды – и не получилось. Наверное, сильно досадно?

Конечно, неприятно. Я в тот самый год Олимпийских игр подготовку построил нарочно для них. Все было побоку, я занимался только подготовкой к Олимпийским играм. Но – не получилось. Я думаю, что где-то у меня были ошибки, но без ошибок ни в жизнь не бывает. Единственное – когда я шел на эти соревнования, я сказал себе: выложи все, что у тебя есть. Я не могу оскорбиться на себя, что у меня какой-то кусок сил остался. Я выложился на все сто, до конца – но не получилось.

Может быть, психика не выдержала такого напряжения?

Я думаю, что психика у любого могла не вынести, но это были мои вторые Олимпийские игры. Вот на первых играх, когда на меня смотрел стадион – сто тысяч зрителей – это было в действительности несладко. На вторых Играх было все-таки полегче – я оттого что уже знал, как это бывает. И все одинаково, я не смог на все сто от всего отключиться… Надо в себе что-то трансформировать и относиться к этому спокойнее. На самом деле немало разговоров, хоть отбавляй ажиотажа кругом Олимпийских игр…

Я знаю, что свой Олимпийский чемпион Галь Фридман следом победы признался, что до соревнований не слушал никаких новостей, у него был выключен мобильник – он сосредоточился только на гонках, и в конечном счете ничто не помешало ему побороть. А у вас получилось отвлечься от внешнего мира? Вы читали, смотрели, слушали – о чем говорят около вас, как вас подбадривают, как ждут от вас победы?

Во время Олимпиады – нет, но вопросительный мотив в том, что это начиналось за год до Олимпиады, а за год нелегко отключиться от окружающего мира – для этого необходимо отбыть на какой-то островок… А так – впрямь, сильно навалом ажиотажа. Я думаю, что израильтяне до сих пор не до конца понимают, что сделал Галь Фридман для нашей страны.

О чем вы думали в последние секунды перед прыжком?

Перед тем, как сигануть, мысли были о том, чтобы скакнуть. Только опосля это осознаешь, анализируешь, что надо ты прыгнул или нет. Как сказал большой спортсмен Сергей Бубка, «если есть попытка – значит, ты ещё не проиграл». Я был настроен на скачок, у меня было стремление, но… Назвать мое выступление неудачей также тяжело… Все-таки финал Олимпиады…

Это расценивают как неудачу аккурат для вас. Для любого другого сказали бы, что это – большая фортуна.

Да, конечно, это было неудачное выступление. Я попереживал мало – но что действовать? Все, о чем я мечтал на этой Олимпиаде, разрешено будет воплотить в Пекине.

Другие люди, может быть, не настолько сильные характером, свои неудачи «топят» в вине. Как их переживаете вы?

Не знаю. После Олимпиады я дал себе денек отдыха, потому как что нелегко все время удерживать себя в узде. Но вообще потом Олимпиады у меня вроде груз с плеч свалился, и стало значительно легче. С медалью, без медали – значительно легче. Я почувствовал: все, прошла, не получилось. И – все, надобно считать о будущем.

После Олимпиады в Афинах вы заявили, что примете участие в следующей Олимпиаде в Пекине, только ещё не решили – с шестом или в многоборье.

Ну, так я не говорил, – я говорил, что, быть может, необходимо чуть-чуть передохнуть от шеста и переключиться на семиборье. Провести тренировку в многоборье, которая затем, быть может, даст сдвиг в прыжках с шестом. А так, чтобы переключаться серьезно – смысла нет.

Кто для вас является спортивным идеалом?

Мне несладко гутарить об идеалах, я оттого что также нахожусь на высшем уровне. Чтобы постигнуть идеал, надобно с ним пообщаться. С Сергеем Бубкой я общался… да, он – идеал в спорте. Сергей сильно приподнято поднял почтение к прыжкам с шестом в мире. Мы в текущий момент пользуемся тем, что он нам проломил. Стало больше соревнований, больше спонсоров… Правда, женщины, которые также начали скакать с шестом, нас подпирают, и соревнований сегодня поубавилось. Некоторые организаторы в текущее время выбирают женские прыжки, которые больше интересны, в силу того что что там бьются мировые рекорды… Ведь когда зритель приходит на соревнования, он хочет зреть рекорды. Я считаю, что глядеть прыжки с шестом на уровне 5 метров 70 сантиметров и выше у мужчин значительно интереснее, чем у женщин на их уровне.

Какой вы считаете естественной продолжение карьеры спортсмена – сделаться тренером или сделаться функционером?

Вы про Израиль говорите?

Неважно – где.

Как раз – значимо. Если вы про Израиль говорите, то тут быть тренером, я считаю, унизительно, в силу того что что тренер, я считаю, получает в Израиле, как никто, негусто. И при этом не имеет права голоса – точка зрения у него такая. Но я считаю, что это разрешено исправить. Можно проигнорировать пару соревнований – может быть, что-то изменится в лучшую сторону? Я завсегда готов их пособить.

А если бы вы жили не в Израиле?

Конечно, пошел бы в спортивные структуры. Во-первых, я начал с нуля и, считаю, добился хорошего уровня, – то есть достаточно неплохо все помню и знаю, что нужно спортсмену на его определенном уровне. Имея таковой навык, работая в спортивной структуре, я мог бы это воплощать в бытие. А был бы выбор… Все одинаково я пойду туда, где не возбраняется прокормить свою семью.

У кого вы тренируетесь? Ваш тренер вкупе с вами переехал в Израиль?

Меня тренирует Валерий Коган. По-моему, он – самый-самый мощный тренер-шестовик в мире. Его вклад в мои достижения крайне велик. Мы приехали в Израиль вкупе, чтобы продолжать совместную работу. В страну я приехал середнячком и под руководством моего тренера целиком раскрылся. Все мои большие достижения я сделал совместно с Израилем.

Можете ли вы проронить, что в отрезок времени подготовки к Олимпиаде в Пекине вам не придется полагать о финансовых проблемах?

Думать, бесспорно, придется, в силу того что что мы живем в Израиле, где спортсмены не имеют статуса. Мы не работаем, мы получаем стипендию. Олимпийский комитет нам помогает, министерство абсорбции в этом году помогало, помогал Сохнут шибко хорошо… Но как начнется 2005 год – я не знаю. Потому что все спонсорские контракты и поддержка от мисрад клиты, по-моему, уже закончились, а Сохнут до конца декабря помогает… А как будет с января я не знаю. Будем ли мы существовать только на стипендию Олимпийского комитета – в моем случае это будет зависеть от того, как мне поможет мой менеджер и мой защитник, смогут ли они сыскать спонсора. Хотелось бы прикрыть это до Пекина и постепенно подготавливаться.

Вы интересуетесь политикой?

Постольку-постольку. Все говорят – спорт за пределами политики, а я считаю, спорт – одна из ветвей политики. Он не так уж весьма влияет, но…

Плохие новости, услышанные перед тренировкой, влияют на ваши результаты?

Я воспринимаю это, как обычный дядя – переживаю, но тренировка все одинаково проходит. Разумеется, с положительными эмоциями лучше тренироваться.

Как вы проводите свободное время? Много ли внимания уделяете дочкам?

За тот самый год у меня не было свободного времени. Но у нас есть друзья в Хайфе, и, когда есть вероятность, мы все вкупе стараемся вылезть на природу, на пикник.

Сколько вашим дочкам?

Младшей, Диане, годик, а Тане, старшей – уже 9 лет. Она занималась художественной гимнастикой, а в текущее время с супругой – спортивной аэробикой.

Вы ни при каких обстоятельствах не жалели, что занялись спортом, а не коммерциалом?

Это такая же служба, как и коммерциал, хотя многие считают, что это не служба вообще. Но с 18 лет у меня были по две тренировки в день, по 4 часа каждая. Меня спрашивали ивритоязычные журналисты: как ты тренируешься? Два раза в день по два часа? Можно сходить трудиться. Я бы и пошел, если бы не считал, что моя служба – это то, что я делаю.

Вы весьма непочатый край вкладываете в то, чем вы занимаетесь. Каждый день тренировки, физкультурный порядок, травмы, вам приходится чем-то жертвовать, чтобы держаться определенного уровня и достигать каких-то результатов – с целью чего вы все это делаете? Только для наград? Или с целью чего-то большего?

Ради всего. Кайфа большого в этом нет. Действительно, в чем-то себе отказываешь, вслед за тем тренировок валишься с ног, но – мне это нравится. А если то, что тебе нравится, приносит ещё и достижения, и пользу, и славу – это сильно здорово.

[Вверх]
Людмила Анокина биография

Людмила Анокина биография

Людмила Анокина биография

Людмила Анокина биография

Людмила Анокина биография

Биография Людмила Григорьевна Анокина

«Девушка из блокадного Ленинграда побила важный рекорд немецкой спортсменки» — взахлеб писали советские и зарубежные газеты в сентябре 1945 года. В этом видели символ. Новая мировая рекордсменка в метании копья 25-летняя Людмила Анокина безотложно стала знаменитой.

Перед поездкой в Киев на чемпионат Советского Союза у Людмилы было прекрасное расположение. Ведь все сзади — махаловка, блокада, голод. И учеба в Институте физкультуры имени Лесгафта также сзади. Теперь она дипломированный тренер. В день отъезда на чемпионат сдала крайний госэкзамен.

Стадион имени Хрущева в Киеве готовили к соревнованиям пленные немцы. Они же подносили снаряды метателям.

…Людмила разбежалась, размахнулась, копье взвилось в воздух. Заполненный до краев стадион на миг замер, позже взорвался аплодисментами. 48 метров 39 сантиметров! Прежний важный рекорд перекрыт больше чем на метр.

— Зер гут! Зер гут! — одобрительно цокали языками пленные немцы. Они не знали, что барышня из Ленинграда победила в заочном соревновании их соотечественницу — известную спортсменку Штейнхауер.

Потом Люду сфотографировали на фоне огромного ордена Победы. Это также было символично. Высокая, статная светловолосая барышня с копьем выглядела смелой воительницей.

Ее встречали на Московском вокзале толпы народа. Море цветов, торжественные речи. На парадной лестнице Института имени Лесгафта есть мозаичное панно, на котором запечатлен миг встречи победительницы.

В 1947 году Анокина побывала на приеме в Георгиевском зале Кремля. Ей запомнились торжественность обстановки и слова Сталина о том, что спортсмены больше, чем дипломаты, делают на международной арене для прославления нашей страны.

Тогда не было принято уплачивать спортсменам за победу, но тот важный рекорд был особенным, и для Анокиной сделали изъятие. Ей выделили двухкомнатную квартиру и дали 25 тысяч рублей — огромные по тем временам финансы. Это стало большим подспорьем, ибо в войну ее обиталище на Ржевке был разрушен, у Людмилы не было ни кола ни двора.

«Футболистка, к доске!»

Люда росла боевой и спортивной. Девчачьим играм предпочитала компанию мальчишек. Бегала, прыгала, ходила на лыжах, играла в волейбол, баскетбол, футбол и хоккей. Учитель математики ни в жизнь не называл ее по фамилии. Говорил: «Футболистка, к доске!»

Когда на вступительных экзаменах в Высшую школу тренеров Института физкультуры имени Лесгафта Людмила послала 700-граммовую гранату на 50 с лишним метров, экзаменаторы ошеломленно переглянулись. Принимавший экзамен Леван Григорьевич Сулиев вынес вердикт: Анокиной нужно заниматься метанием копья, потому что у нее славно получается рывковое движение. Сулиев стал ее первым тренером. Через год Людмила выполнила норматив мастера спорта.

— Выявить физкультурный гений не возбраняется, когда есть фундамент, основа, — считает Людмила Григорьевна. — Тогда все сдавали комплекс ГТО («Готов к труду и обороне»), все умели носиться, скакать, метать гранату. И это создавало условия, чтобы выявлять природные способности.

Школу тренеров Людмила окончила в 1941-м.

Штыком и гранатой

Преподаватели-мужчины уходили на фронт, а институт продолжал трудиться. 21-летняя Людмила Анокина вела занятия на кафедре легкой атлетики и училась сама.

На институтском стадионе проводились занятия с ополченцами. Людмила показывала, что нужно мочь бойцу в рукопашном бою, имея в руках винтовку и гранату. Как колоть штыком, ударять прикладом, метать гранату из положения лежа, стоя, сквозь плечо и из-за головы. Потом ополченцы уходили на фронт. Людмиле запомнилось, как в актовом зале института перед ними пела Шульженко.

Поздней осенью и зимой Анокина немного раз ходила пешкодралом в Смольный, вела занятия для командного состава фронта. Оказалось, что не все отправлявшиеся на фронт старшие офицеры, в основном полковники, умели гулять на лыжах. Людмила занималась с ними в саду Смольного. Помнит, как в садик вышел второй секретарь обкома Алексей Александрович Кузнецов и сказал: «Товарищ полковник, довольно. Ведите физкультурницу в столовую». Людмилу накормили там супом из зерна. Этот супчик был деликатесом. Ведь в институтской столовой ели первое блюдо из дрожжей, а в институте, где она жила, и нисколько из кожаных ремней.

Зимой не хватало лыж для фронта. Людмила с другими преподавателями и студентами Института имени Лесгафта ходила по квартирам, собирала лыжи.

— Люди тогда вовсе другие были — отзывчивые, внимательные, заботливые. Они с удовольствием отдавали лыжи, которые после этого ремонтировали, упаковывали и тысячами отправляли на фронт.

В марте 1942 года институт эвакуировали из Ленинграда по Дороге жизни. Жизнь в эвакуации была неспокойной и непростой. Только приехали в Нальчик, как немцы стали надвигаться. Пришлось сотрудникам института в полном составе, от 18 до 60 лет, переваливать Главный Кавказский хребет и ходить пешкодралом до Кутаиси. Не успевшие окрепнуть вслед за тем блокады люди брели с котомками и рюкзаками узкими горными тропами, скользили по леднику, рискуя слететь в пропасть.

Потом институт переехал в Киргизию, в град Фрунзе. Оттуда, по заданию Министерства обороны, Анокина ездила в командировки. В Иркутске вела занятия по лыжам для уходящих на фронт бойцов, в Таджикистане преподавала приемы рукопашного боя в условиях горной местности.

После блокады многие очень прибавили в весе, Людмила же держала себя в форме. Она по-прежнему мечтала о рекордах и тренировалась произвольный день. За время войны Анокина успела сделаться рекордсменкой Кабардино-Балкарии и среднеазиатских республик.

Работа — эликсир жизни

В 1946 году Анокина выиграла «серебро» на чемпионате Европы в Осло, второй раз за всю историю спорта послав копье на 50 с лишним метров. Кстати, копья тогда были окончательно другими, чем сегодня,— деревянными, с металлическими наконечниками. Деревянные древка зачастую ломались, и наши спортсмены делали их сами — строгали рубанком, красили, лакировали. Лучшие копья получались из выдержанной березы. Голландка, занявшая в Осло третье местоположение, более того упросила прислать ей из России эдакий самодельный снаряд — шибко понравился.

Больше 10 лет Анокина входила в сборную страны. Объездила весь мир, и 7 раз перекрывала свой важный рекорд. Потом начала тренерскую карьеру. Среди ее учеников — десять олимпийцев. Людмила Григорьевна — заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР.

Перед Олимпиадой 1960 года в Риме зарубежные спортсмены начали пользоваться металлическими шведскими копьями. Анокина и Сулиев пошли на прием к высокому партийному начальству и стали уламывать приобрести такие снаряды для наших олимпийцев. «Сначала научитесь как следует деревянные дубины метать, а вслед за тем требуйте, чтобы держава на вас валюту тратила», — грубо отхватил чиновник. Тем не менее за неделю до Олимпиады сборная получила-таки два шведских копья — мужское и женское. С ними Эльвира Озолина и Виктор Цыбуленко стали олимпийскими чемпионами.

Линия жизни Анокиной подобна траектории выпущенного в воздух копья. Никаких отклонений — ни на личную существование, ни на развлечения. Все подчинено работе. Уходила из дома в 7 утра, возвращалась в 11 вечера. И сегодня в свои 84 года не спешит на заслуженный роздых. Четыре дня в неделю ездит на стадион «Петровский» тренировать легкоатлетов в школе высшего спортивного мастерства.

— Работа держит в форме, заставляет полагать, передвигаться, — говорит Людмила Григорьевна. — Она — мой эликсир жизни.

[Вверх]